Владимир Ершов

Владимир Ершов

Мне было бы холодно в мире продутом, 
Но греет сурово шотландская шерсть, 
И я становлюсь молчаливей, как будто 
Меня родовая преследует месть. 
Клинок почерневший и кожаный пояс, 
У тайных костров опалённая шерсть... 
О ком же, о ком эта древняя повесть? – 
Здесь некому этот орнамент прочесть. 
Я знаю, там каждое слово весомо, 
И верить опасно в случайную весть, 
И вновь умолкаю встревожено, словно 
Меня родовая преследует месть. 
И вижу... едва лишь сомкнутся 
     ресницы... 
Склоняется женщина у камелька, 
Стучат друг о друга вязальные спицы, 
Сверкают, как два неразлучных клинка. 
Там денно и нощно суровая стража 
Безропотно служит столетней карге, 
В корзинке её не кончается пряжа, 
Не гаснет весёлый огонь в очаге. 
И все, кого этот огонь согревает, 
Уверены твёрдо, что все ещё есть 
Жестокая память и сталь родовая, 
А также удача, 
отвага 
и честь! 
  
          1985

Поэтическая викторина

Популярные стихи

Белла Ахмадулина
Белла Ахмадулина «Дождь в лицо и ключицы»
Юлия Друнина
Юлия Друнина «Наказ дочери»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Реквием (Вечная слава героям...)»
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «С видом на море»