Владимир Бенедиктов

Владимир Бенедиктов

Супротив столицы датской 
Есть неважный островок. 
Жил там в хижине рыбацкой 
Седовласый старичок - 
Стар-престар. Приезжих двое, 
Путешественники, что ль, 
Кличут старого: «Позволь 
Слово молвить!» - «Что такое?» 
- «Ты ведь здешний старожил, 
Объясни ж нам: здесь каменья - 
След какого-то строенья. 
Что тут было? Кто тут жил?» 
- «Рассказать вам? Гм! Пожалуй! 
Человек я здесь бывалый. 
Был тут, видите, дворец!» - 
Старец молвил наконец. 
«Как? Дворец?» - «Ну да, чертоги 
С башней. Было тут тревоги, 
Было всякого труда 
При постройке. Сам тогда 
Здесь король быть удостоил; 
Фридрих наш Второй и строил 
Всё своей казною». - «Вот! 
Кто же жил тут?» - «Звездочет. 
Весь дворец с огромной башней 
Был ему что кров домашний, 
Я прислуживал ему; 
Вырос я в простонародстве, 
А уж тут и в звездочетстве 
Приучился кой к чему. 
Служба всё была средь ночи. 
Часом спать хочу - нет мочи, 
А нельзя, - звезда идет! 
Иногда, бывало, грезишь, 
А за ним туда же лезешь: 
Уж на то и звездочет! 
Только он ее завидит - 
Дело кончено! Тогда 
Просто наша та звезда 
Уж, сердечная, не выдет 
Из-под глазу - нет! Куда? 
Хоть с другими вровень светит, 
А уж он ее заметит 
И включит в свой список - да! 
Нам, бывало, с ним в привычку 
От поры и до поры 
Поименно перекличку 
Звездам делать и смотры. 
Был я словно как придверник 
Неба божьего, а сам 
Что хозяин был он там - 
Уж не то что как Коперник! 
Тот, вишь, выложил на план, 
Что Земля вкруг Солнца ходит. 
Нет, шалит он, колобродит - 
Как не так! Держи карман! 
Вот! Ведь можно упереться 
В Землю, - как же ей вертеться, 
Если человек не пьян? 
Ну, вы сами посудите! 
Приступал я и к нему - 
Звездочету своему: 
«Вот, мол, батюшка, скажите! 
Не попасться бы впросак! 
Говорят и так и так; 
Мой и темный разум сметил, 
Что молва-то нас мутит. 
Ведь - стоит?» И он ответил 
Утвердительно: «Стоит». 
У него ведь как в кармане 
Было небо, лишь спросить; 
Он и сам весь мир на плане 
Расписал, чему как быть. 
Я своими сам глазами 
Видел план тот. Эх, дружки! 
Всё круги, круги с кружками, 
А в кружках опять кружки! 
Я кой-что, признаться стыдно, 
Хоть и понял, да не вплоть; 
Ну, да где ж нам?.. Так уж, видно, 
Умудрил его господь! 
Нам спроста-то не в примету, 
В небе, чай, кругов не счесть, 
Смотришь так - кажись, и нету, 
А ведь стало быть, что есть. 
Да чего! Он знал на мили 
Смерить весь до Солнца путь 
И до Месяца; смекнуть 
Всё умел. Мы вот как жили! 
Да к тому же по звездам 
Рассчитать судьбу всю нам 
Мог он просто, как по пальцам, 
Наверняк. Не для того ль 
Здесь его и постояльцем 
Во дворец пустил король? 
Умер Фридрих - и прогнали 
Звездочета, приказали 
Изломать его дворец. 
Я прощался с ним, - мудрец 
Был спокоен. «Жаль, ей-богу, - 
Снарядив его в дорогу, 
Я сказал. - Вам до конца 
Жить бы здесь! Теперь такого 
Не добыть уж вам другого 
Видозвездного дворца! 
Просто - храм был!» Он рукою 
Тут махнул мне и сказал: 
«Этот храм всегда со мною!» - 
И на небо указал. 
Грустно было мне. Остался 
Я как будто сиротой. 
После ночью просыпался, 
Смотришь - нет уж башни той, 
Где и сон клонил, бывало; 
Тут - не спится, дашь глазам 
Чуть лишь волю, - те - к звездам! 
Все знакомки ведь! Немало 
Я их знал по именам, 
Да забыл теперь; и входит 
Дума в голову: наводит, 
Чай, теперь свой зоркий глаз 
Там он, звездочки, на вас! 
На которую - не знаю... 
Вот смотрю и выбираю, - 
А узнать дай силу бог, - 
Так бы вот и впился глазом, 
Чтоб смотреть с ним вместе - разом; 
Может, я б ему подмог 
И отсюда!.. Глупой мысли 
Не посмейтесь, господа!» - 
И рассказчик смолк тогда, 
Две слезы с ресниц нависли 
И слились исподтишка 
По морщинам старика. 
  
          1848

Поэтическая викторина

Популярные стихи

Андрей Дементьев
Андрей Дементьев «Давай помолчим»
Расул Гамзатов
Расул Гамзатов «О родине»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Отдать тебе любовь?»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Тихо летят паутинные нити»
Валентин Гафт
Валентин Гафт «Занавес»