Владимир Бенедиктов

Владимир Бенедиктов

От берегов тревожных Сены, 
Предвозвещенная молвой, 
Верховной жрицей Мельпомены 
Она явилась над Невой. 
Старик Расин взрывает недра 
Своей могилы и глядит, - 
Его истерзанная Федра 
В венце бессмертия стоит, 
Гнетома грузом украшений, 
Преступной страстью сожжена, 
И средь неистовых движений 
Античной прелести полна. 
То, мнится, мрамор в изваянье 
Пигмалионовски живой 
Томится в страстном истязанье 
Пред изумленною толпой. 
Из жарких уст волной певучей 
Течет речей волшебный склад, 
То, металлически гремучий, 
Он, раздробленный в прах летучий, 
Кипит и бьет, как водопад, 
То, просекаясь знойным криком, 
Клокочет он в избытке сил, 
То замирает в гуле диком 
И веет таинством могил. 
  
Вот дивный образ Гермионы! 
Как отголоски бурь в глуши, 
Широкозвучны эти стоны 
Пронзенной ревностью души, 
Один лишь раз, и то ошибкой, 
Надежда вспыхнула на миг, 
И гордой греческой улыбкой 
Прекрасный озарился лик, - 
И вновь ударом тяжкой вести 
Елены дщерь поражена - 
Вся пламенеет жаждой мести, - 
Троянка ей предпочтена. 
Как вид подрытого утеса. 
Что в бездну моря смотрит косо, 
Чело громадное склоня, 
Спокойно страшен звук вопроса: 
«Орест! Ты любишь ли меня?» 
Под скорбным сердцем сжаты слезы: 
«Отмсти! Восстань за свой кумир! 
Лети! Рази! Разрушь весь мир!» 
Взор блещет молнией угрозы - 
Дрожи, дрожи, несчастный Пирр! 
В глухих раскатах голос гнева 
Мрет, адской гибелью гудя; 
Ужасна царственная дева, 
Как Эвменида... Уходя, 
Она, в последнем вихре муки, 
Исполнясь мощи роковой, 
Змеисто взброшенные руки 
Взвила над гневной головой - 
И мчится - с полотна текущей 
Картиной - статуей бегущей - 
Богиней кары громовой. 
  
И при захваченных дыханьях 
Театра, полного огнем, 
При громовых рукоплесканьях 
Всего, что жизнью дышит в нем, 
Зашевелился мир могильный, 
Отверзлась гробовая сень... 
Рашель! Твоей игрой всесильной 
Мне зрится вызванная тень: 
Наш трагик, раннею кончиной 
От нас оторванный, восстал 
И, устремив свой взор орлиный 
На твой триумф, вострепетал. 
Он близ тебя заметил место, 
Где б ты могла узреть его 
В лице Тезея, иль Ореста, 
Иль Ипполита твоего. 
  
          1854

Поэтическая викторина

Популярные стихи

Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Отцы и дети»
Евгений Баратынский
Евгений Баратынский «Признание»
Николай Некрасов
Николай Некрасов «Человек»
Валентин Берестов
Валентин Берестов «Где право, где лево»
Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко «Когда взошло твоё лицо...»