Владимир Бенедиктов

Владимир Бенедиктов

Долго, по целым часам над широкой рекою 
В думах сижу я и взоры на влаге покою, 
Взгляд на реку представляет мне жизни 
     теченье... 
(Вы уж меня извините на старом 
     сравненье: 
Пусть и не ново оно, да лишь было б не 
     дурно!) 
Вот на реке - примечайте - то тихо, то 
     бурно, 
Чаще ж - ни то, ни другое, а так себе, 
     хлябью 
Ходит поверхность воды или морщится 
     рябью. 
Вот челноки, челноки, много лодочек 
     разных, 
Много гребцов, и пловцов, и рабочих, и 
     праздных; 
Ялики, боты плывут, и красивы и крепки, 
Утлые идут ладьи, и скорлупки, и щепки. 
Эти плавучие зданья нарядны, то принцы! 
Прочие ж - мелочь, так - грязный народ, 
     разночинцы. 
Те по теченью плывут, обгоняя друг 
     друга, 
Этот же - против теченья, - ну, этому 
     туго! 
Крепче греби! - Вот сам бог ему силы 
     прибавил, - 
Ветер попутный подул, так он парус 
     поставил, 
Ладно! Режь воду да парус держи 
     осторожно, - 
Чуть что не так - и как раз 
     опрокинуться можно, - 
Лодке убогой под ветром погибнуть 
     нетрудно. - 
Вот выплывает большое, тяжелое судно, 
Парус огромный, пузатый, с широкой 
     каймою, 
Шумно вода и сопит и храпит под кормою, 
Под носом - пена, движение важное, - 
     барин! 
Даже и ветру не хочет сказать 
     «благодарен». 
Лодочка сзади привязана; панская ласка 
Тащит вперед ее, плыть и легко... да 
     привязка! 
Я не желал бы такою быть лодкой - 
     спасибо! 
Лучше уж буду я биться, как на суше 
     рыба, 
Лучше в боренье с волной протащу свою 
     долю 
Сам по себе, полагаясь на божию волю! - 
Вот, развалясь, величаясь своими 
     правами, 
Едет широкая барыня-барка с дровами, 
С топливом славным; как север зимою 
     повеет- 
Многих она удовольствует, многих 
     согреет, 
Щедрая барыня! - Есть и в салонах 
     такие, 
Как поглядишь да послушаешь сплетни 
     людские. - 
Это же что? - Тут уж в быль перешла 
     небылица: 
Глядь! По волнам водяная летит 
     колесница; 
Словно пылит она, так от ней брызги 
     крутятся, 
Тряско стучит и гремит, и колеса 
     вертятся. 
Экой корабль! С середины глядит 
     самоваром: 
Искры летят из трубы между дымом и 
     паром; 
Пышет огнем, попирая послушную воду; 
Пена вокруг, а на палубе - эко народу! 
Мыслю, любуясь таким огневым 
     организмом: 
Этот вельможа устроен с большим 
     механизмом, 
Против теченья идет, как там ветер ни 
     дует; 
В тишь он далёко вокруг себя зыбь 
     разволнует, 
Так что кругом закачаются лодки и 
     челны, - 
И не хотел бы попасть я в подобные 
     волны, - 
Слабый челнок мой другие пусть волны 
     встречает, 
Только волны от вельможи боюсь - 
     укачает. - 
Мысленно я между тем над рекою гадаю: 
Меж челноками один я за свой принимаю; 
Вот - мой челнок, потихоньку, на 
     веслах, на мале, 
К берегу держит, от злых пароходов 
     подале; 
Вслед за иным не дойдет до величья он в 
     мире, 
Ну да он сам по себе, а иной - на 
     буксире; 
Песни поет мой гребец - не на славу, не 
     звонко, 
Было бы только лишь в меру его 
     голосенка; 
Жребий безвестный и бедность его не 
     печалит, 
Вот он еще поплывёт, поплывет - и 
     причалит 
К берегу - стой! Вот лесок, огородец, 
     полянка! 
Вот и дымок, огонек и на отдых - 
     землянка! 
  
          1857

Поэтическая викторина

Популярные стихи

Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Если ты любишь...»
Николай Некрасов
Николай Некрасов «Возвращение»
Николай Некрасов
Николай Некрасов «Муза»
Николай Некрасов
Николай Некрасов «Когда горит в твоей крови...»