Владимир Алейников

Владимир Алейников

Ночь киммерийская – на шаг от ворожбы,  
На полдороге до крещенья, – 
В поту холодном выгнутые лбы 
И зрения полёт, как обращенье 
К немым свидетельницам путаницы всей, 
Всей несуразицы окрестной –   
Высоким звёздам, – зёрна ли рассей   
Над запрокинутою бездной, 
Листву стряхни ли жухлую с ветвей, 
Тори ли узкую тропинку 
В любую сторону, прямее иль кривей, 
Себе и людям не в новинку, –   
Ты не отвяжешься от этой темноты 
И только с мясом оторвёшься 
От этой маревом раскинувшей цветы 
Поры, где вряд ли отзовёшься 
На чей-то голос, выгнутый струной, 
Звучащий грустью осторожной, 
Чтоб море выплеснуло с полною луной 
Какой-то ветер невозможный, 
Чтоб всё живущее напитывалось вновь 
Какой-то странною тревогой, 
Ещё сулящею, как некогда, любовь 
Безумцу в хижине убогой. 
  
Широких масел выплески в ночи, 
Ворчанье чёрное чрезмерной акварели, 
Гуаши ссохшейся, – и лучше не молчи,   
Покуда людям мы не надоели, 
Покуда ржавые звенят ещё ключи 
И тени в месиво заброшены густое, 
Где шарят сослепу фонарные лучи, 
Как гости странные у века на постое, 
По чердакам, по всяким закуткам, 
Спросонья, может быть, а может, и с 
     похмелья –   
Заначки нет ли там? – и цедят по 
     глоткам   
Остатки прежнего веселья, –   
Ухмылки жалкие расшатанных оград, 
Обмолвки едкие изъеденных ступеней, 
Задворки вязкие, которым чёрт не брат, 
Сады опавшие в обрывках песнопений, 
Которым врозь прожить нельзя никак, 
Все вместе, сборищем, с которым сжился 
     вроде, 
Уже отринуты, – судьбы почуяв знак,   
Почти невидимый, как точка в небосводе, 
Глазок оттаявший, негаданный укол 
Иглы цыганской с вьющеюся нитью 
Событий будущих, поскольку час пришёл, 
Уже доверишься наитью, –   
А там и ветер южный налетит, 
Желающий с размахом разгуляться, 
Волчком закрутится, сквозь щели 
     просвистит, 
Тем паче, некого бояться, –   
И все последствия безумства на заре 
Неумолимо обнажатся, –   
И нет причин хандрить мне в ноябре, 
И нечего на время обижаться. 
  
Вода вплотную движется к ногам, 
Откуда-то нахлынув, – неужели   
Из чуждой киммерийским берегам 
Норвежской, скандинавской колыбели? –   
И, как отверженный, беседуя с душой, 
Отшельник давешний, дивлюсь ещё 
     свободе, 
Своей, не чьей-нибудь, – и на уши 
     лапшой   
Тебе, единственной при этой непогоде, 
Мне нечего навешивать, – слова   
Приходят кстати и приходят сами –    
И нет хвоста за ними – и листва 
Ещё трепещет здесь, под небесами, 
Которые осваивать пора 
Хотя бы взглядом, –   
И пусть наивен я и жду ещё добра   
От этой полночи – она-то рядом, –   
Всё шире круг – ноябрьское крыльцо   
Ступени путает, стеная, 
Тускнеет в зеркальце холодное кольцо –  
      
И в нём лицо твоё, родная, 
Светлеет сызнова, – неужто от волшбы? – 
        
Пытается воздушное теченье 
Сдержать хоть нехотя дорожные столбы –  
      
От непомерности мученья 
Они как будто скручены в спираль 
И рвутся выше, 
И, разом создавая вертикаль, 
Уйдут за крыши, –   
Не выстроить чудовищную ось 
Из этой смуты –   
И зарево нежданное зажглось, 
И почему-то 
Узлом завязанная, вскрикнула туга 
И замолчала, –   
Как будто скатные сгустились жемчуга 
Полоской узкою, скользнувшей от 
     причала.

Поэтическая викторина

Популярные стихи

Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Ты даже не знаешь»
Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко «Третий снег»
Валерий Брюсов
Валерий Брюсов «Да, можно любить, ненавидя»
Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко «Когда взошло твоё лицо...»
Николай Некрасов
Николай Некрасов «Внимая ужасам войны»
Валерий Брюсов
Валерий Брюсов «Между двойною бездной...»