Владимир Алейников

Владимир Алейников

Кто из нас в одиночку поймёт 
Посреди беспристрастности буден 
Тот порыв или, может, полёт, 
Где о том, что мы знаем, не судим, 
Где откроется – третий ли глаз 
Или зренье обветренной кожи, 
Не впервые? – и в этот уж раз 
Кто-то сразу прозреет, похоже. 
  
Посреди беспредельных щедрот, 
Незабвенного сада затворник. 
Неизбежный приняв поворот, 
Бывший лодырь, богема и дворник, 
Неумеха, бродяга, бахвал, 
Кто-то выйдет на верную тропку –  
И безмерного счастья обвал 
Не отправит за листьями в топку. 
  
Безмятежный, торжественный сон! 
Ты-то мнился мне встарь нереальным, 
А теперь, высотой просветлён, 
Навеваешься словом похвальным, 
Где роса на ветвях тяжела 
От присутствия лунного в мире 
И хула никому не мила, 
Потому что участье всё шире. 
  
Там, где прячется в скверах Москвы 
Тот, до коего нету мне дела, 
Даже рыбу едят с головы, –  
Что же люди? – да так, надоело, 
Где кочевья в порядке вещей 
И пощады не ждёт наблюдатель, 
Видеть въявь, как Дракон иль Кащей 
Правит всеми, – спаси же, Создатель! 
  
Разыскать бы мне ключ от чудес, 
Приземлённых в ряду с тайниками, 
Чтобы стаи в просторе небес 
Пролетали в ладу с лепестками, 
Чтобы зримая глубь обрела 
Очертанья знакомые ночью –  
И душа оставалась цела, 
Всё живое приемля воочью. 
  
          1991