Виталий Кальпиди

Виталий Кальпиди

Ты что, дурак? Опять расселся тут? 
В траве – жучьё. Теплоцентраль. 
     Бродяги. 
Метель ментов (они нас заметут). 
В ларёк – не видно кто – сгружает 
     фляги. 
  
И этот звук похож на гимн страны, 
где воскресают мёртвые со скуки, 
чтоб к женщинам подкрасться со спины, 
в копну волос по локоть сунув руки. 
  
Спроси: зачем? И я предположу: 
так добывают перхоть снегопада, – 
она придаст любому миражу 
погоду рая на просторах ада, 
  
где все сидят на корточках, в грязи, 
а мимо них походкою невинной 
идёт Мария с плёнками УЗИ, 
где чётко виден крестик с пуповиной. 
  
Пока в тебе не выключили свет, 
пока ты прожигаешь дыры взглядом 
сквозь небеса, которых, кстати, нет 
(они лежат разобранные – рядом), 
  
важней тебя то пыль со щёк щегла, 
то волосатых рыб ночное бденье, 
то женщина, которая легла 
плеваться мотыльками наслажденья; 
  
то пустота в скафандре воробья 
с не северокавказскою горбинкой 
следит за тем, как наблюдаю я 
кузнечиков, измученных лезгинкой, 
  
как рыжий Бог на Сталина похож, 
особенно когда накинет китель, 
как к демону (навряд ли это ложь) 
приставлен ангел с опцией – 
     «хранитель». 
  
Смерть – идеально сделанный батут: 
подбрасывает вверх людскую серость. 
А я, дурак, на нём разлёгся тут, 
и жизнь моя вокруг меня расселась. 
  
Поэт изобретает немоту, 
хотя при этом выглядит нелепо: 
мычит с щекотной бабочкой во рту, 
пока она его возносит в небо. 
  
          2015

Поэтическая викторина

Популярные стихи

Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Письма к стене»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Тихо летят паутинные нити»
Валентин Гафт
Валентин Гафт «Детство»
Борис Смоленский
Борис Смоленский «Ремесло»
Александр Твардовский
Александр Твардовский «Василий Теркин: 21. Смерть и воин»