Виталий Амурский

Виталий Амурский

Четвёртое измерение № 36 (312) от 21 декабря 2014 г.

Подборка: Возвращение времени зимнего...

«45»: 14 декабря 2014 года замечательному поэту, давнему другу нашего альманаха исполнилось 70 лет. Сердечно поздравляя Виталия Ильича со славным юбилеем, мы искренне желаем русскому парижанину доброго здоровья и новых поэтических прозрений-озарений, частью из которых, надеемся, поэт поделится и с читателями проекта-45!

* * *

 

Когда декабрь сжимает ртуть

И ночь тиха, как мышь,

Над тем, что кануло, взгрустнуть

Душе не запретишь.

 

Пусть снег похрустывает, пусть

Зима долга ещё,

Светла была бы твоя грусть,

А темнота не в счёт.

 

Двое

Парижская зарисовка

 

– Ну, как дела на родине? – Как в Польше.

– А Польша как? – Как лошадь без седла.

Свободна, то есть, и порядка больше,

Хотя по части водки как всегда.

 

– Оно понятно, «Wyborowa» лечит,

К тому же лёгкость придаёт душе.

– Но мы российской отмечаем встречи,

Неужто ты о ней забыл уже?

 

– Увы, ты прав. Забыл. Но не жалею.

С винцом французским мне милей стареть.

– Ржавеешь, друг, ржавеешь. – Да, ржавею.

Но сам ты тоже не из стали ведь.

 

Как всё меняется. Как время мчится шибко!..

– Мне всё равно. Часы всегда одни.

– Я не о цифрах. А о том, как жить-то,

Когда и летом, как зимою, дни.

 

– Ну, что зима? Мы к ней давно привыкли.

Привычка же – искусственный цветок,

В нём проволочный стебель малость выгни

И будто не увял он средь снегов.

 

– Мудришь, однако. – Все мудрят, дружище.

– О, да, конечно, мудрость не порок.

Особенно в краях, где ветер ищет

Слова, что не пускают за порог.

 

– И к этому привычны мы, однако.

– Согласен, и за то, что мог не ныть

Я дважды уважаю Пастернака,

А Мандельштама трижды, может быть.

 

– Ты всё о тех, кого давно уж нету.

– О ком же мне ещё, как не о них,

Пловцах вселенной, переплывших Лету...

– А мне милее доктор Айболит.

 

– Ты шутишь, а я слишком заболтался.

Тех первых книг и мне забыть нельзя –

Когда б имел, отдал сейчас три царства,

Чтоб с трепетом, как прежде, в руки взять.

 

– Конечно, отдавать уже пора нам

Всё то, что получали в те года.

– Смущают дружбы... – Каждая – подранок.

– Короче: выживали не всегда.

 

(Средь языка другой страны острее

Язык родной не формой слов и фраз,

Но потому, что, как в колчане стрелы,

В нём чувства те, что неизменны в нас.

 

Язык родной порою так внезапен

И так с июльским мощным ливнем схож! –

Когда б не он, и я, возможно б, запил,

Как Лёша Хвост или последний бомж).

 

– Спешишь сейчас? – Быть дома нужно скоро.

– Ну, что ж, валяй. А то б зашли в бистро.

... Вагон метро был фоном разговора,

Чей тон здесь ускользает между строк.

 

А в нём-то, может быть, и было дело –

Он превращал в игру сей диалог.

Метро от смеси голосов гудело,

Я этих двух не знал, однако б мог.

 

На смерть Н. Горбаневской

 

...забыть, что мир кончается Казанью

и грачьим криком в забранном окне.

Н. Горбаневская,

          из книги «Перелетая снежную границу»

 

Она была последней из поколения поэтов-

«шестидесятников», для которых

не существовало интервала между

гражданской совестью и стихами...

                                               Услышанные слова

 

Пусть в душе ощущение снега,

Декабря, что придвинулся ближе –

Не бывает поэтов последних

Ни в Москве, ни в Париже.

 

О, когда-нибудь на брусчатке

Красной площади или Конкорд

Ветер строки её напечатает

В голубином формате Word.

 

А мои сейчас – как свинцовые,

С линотипа минувших лет,

И струится сквозь них лицо её

В лёгком дыме от сигарет.

 

                               Конец ноября, 2013

 

Оратор

 

Прищур колючих глаз,

Ухмылка тонких губ.

Он лжёт, дурача нас,

И те, кто возле – лгут.

 

«Соседи? Покорим!..» –

Изношенный римейк,

Что слышал Третий Рим,

И слышал Третий Рейх,

 

Где мальчик за стеной

Бил в барабан чуть свет,

В то время – в жестяной,

Каких сегодня нет.

 

Но снова – смена вех,

Лихих речей накал...

И лишь очкарик Брехт,

Куда-то запропал.

 

Похороны в Выбутах

 

25.08.2014 под Псковом, в деревне Выбуты,

в «закрытом режиме» состоялись похороны десантников

76-й Черниговской дивизии ВДВ

Леонида Кичаткина и Александра Осипова.

Согласно сообщениям, они погибли в Украине.

На следующий день с могил были убраны таблички

с их именами и датами рождения и смерти.

 

Псков без шума простился с десантниками,

Жизнь оставившими в Украине...

О, не первый уже десяток их

Полутайно похоронили.

 

Нынче вот – в деревушке Выбуты.

Ну, а близким доставит почта

Извещения: воины выбыли

В увольнительные бессрочные.

 

Деревенское клабище в Выбутах

Схоже с тихой лесной поляной.

Здесь имён на камне не выбьют –

Будут вечно спать безымянными.

 

В глухомани земли российской –

От Рязанщины до Тюмени,

Где вчера трава колосилась, –

Комья свежей земли темнеют.

 

И десантников и не десантников

Русь солдат, как воров, хоронит.

Жизнь течёт, ну, а что в осадке?

Только горечь да хор вороний.

 

* * *

 

О, киевские конские каштаны,

О, скалы Крыма в отсветах легенд...

Я – из страны, убившей Мандельштама,

Близ вас не виноват ни перед кем.

 

Увы, сто раз чужой бандитам будь я,

Мне никуда не деться от судьбы,

Ведь жар позора не измерить ртутью

И никаким снежком не остудить.

 

Так было в годы разные, так будет

Возможно (прорицать не одарён ),

Однако даже самых мрачных будней

Я не сменю на праздник с блатарём.

 

И земляком считать меня едва ли

Имеет смысл тому, в ком зло не спит.

Я – из страны, где многих убивали,

Но не смогли убить при этом стыд.

 

Конечно, в ней всегда хватало быдла

И тех, кто лжёт, о том не дуя в ус,

Пусть меньше их, кому сегодня стыдно, –

Я к ним своей причастностью горжусь.

 

* * *

 

Я не поеду этим летом в Крым,

Чтоб посетить волошинские стены

И подарить глазам аквамарин

Шипящей черноморской пены.

 

Сии края мне чудятся пятном,

Которое, наверное, запомню,

Как бабочку с расплющенным крылом,

Пришпиленную к синему картону.

 

Кому-то, может быть, наоборот

Она сверкнёт, как в световом потоке, –

Так, не стремясь влеченья побороть,

И мёртвых их обожествлял Набоков.

 

* * *

 

 

Русским и украинским друзьям,

неравнодушным к тому, что происходит

на юге и юго-востоке Украины

 

Может, где-то меня недопоняли

Или плохо я выразил мысль:

Крым с Донбассом уже не топонимы,

А понятия, где есть смысл.

 

Крым с Донбассом – плохое соседство,

Скажем, как бензина с огнём.

Всё пытаюсь убрать их из сердца,

А они по-прежнему в нём.

 

Только режут его осколками

Сообщения: «город сдан...»

Что ж ты сделала там, Московия,

Натворила ты что же там?

 

Зимнее время

 

1.07.2014 Госдума РФ одобрила закон о возвращении

зимнего времени. Проект был внесён на рассмотрение

значительно раньше – 23.04.2014.

Стихотворение сложилось тогда же.

 

Возвращение времени зимнего,

Когда мир приблизился к маю?

Разобраться в проекте не в силах я, –

Как метафору его понимаю.

 

По-другому не в состоянии –

Называйте болваном, чукчею...

Это, видимо, расстояние

Меж Москвой и Парижем чувствуется.

 

* * *

 

В. Сычёву

 

Кто в тишину стремится, как на дно,

Тебя ж влечёт круговорот событий...

Два словаря: чучмекский и блатной,

В отечество собравшись, не забыл ли?

 

Там нынче трудно обойтись без них,

А я и потому туда не еду,

Что выстраданный мой родной язык

Стал непонятен бывшему соседу.