Виталий Амурский

Виталий Амурский

– Ну, как дела на родине? – Как в 
     Польше. 
– А Польша как? – Как лошадь без седла. 
Свободна, то есть, и порядка больше, 
Хотя по части водки как всегда. 
  
– Оно понятно, «Wyborowa» лечит, 
К тому же лёгкость придаёт душе. 
– Но мы российской отмечаем встречи, 
Неужто ты о ней забыл уже? 
  
– Увы, ты прав. Забыл. Но не жалею. 
С винцом французским мне милей стареть. 
– Ржавеешь, друг, ржавеешь. – Да, 
     ржавею. 
Но сам ты тоже не из стали ведь. 
  
Как всё меняется. Как время мчится 
     шибко!.. 
– Мне всё равно. Часы всегда одни. 
– Я не о цифрах. А о том, как жить-то, 
Когда и летом, как зимою, дни. 
  
– Ну, что зима? Мы к ней давно 
     привыкли. 
Привычка же – искусственный цветок, 
В нём проволочный стебель малость выгни 
И будто не увял он средь снегов. 
  
– Мудришь, однако. – Все мудрят, 
     дружище. 
– О, да, конечно, мудрость не порок. 
Особенно в краях, где ветер ищет 
Слова, что не пускают за порог. 
  
– И к этому привычны мы, однако. 
– Согласен, и за то, что мог не ныть 
Я дважды уважаю Пастернака, 
А Мандельштама трижды, может быть. 
  
– Ты всё о тех, кого давно уж нету. 
– О ком же мне ещё, как не о них, 
Пловцах вселенной, переплывших Лету... 
– А мне милее доктор Айболит. 
  
– Ты шутишь, а я слишком заболтался. 
Тех первых книг и мне забыть нельзя – 
Когда б имел, отдал сейчас три царства, 
Чтоб с трепетом, как прежде, в руки 
     взять. 
  
– Конечно, отдавать уже пора нам 
Всё то, что получали в те года. 
– Смущают дружбы... – Каждая – 
     подранок. 
– Короче: выживали не всегда. 
  
(Средь языка другой страны 
     острее 
Язык родной не формой слов и 
     фраз, 
Но потому, что, как в колчане 
     стрелы, 
В нём чувства те, что неизменны в 
     нас. 
  
Язык родной порою так внезапен 
И так с июльским мощным ливнем 
     схож! – 
Когда б не он, и я, возможно б, 
     запил, 
Как Лёша Хвост или последний 
     бомж). 
  
– Спешишь сейчас? – Быть дома нужно 
     скоро. 
– Ну, что ж, валяй. А то б зашли в 
     бистро. 
... Вагон метро был фоном разговора, 
Чей тон здесь ускользает между строк. 
  
А в нём-то, может быть, и было дело – 
Он превращал в игру сей диалог. 
Метро от смеси голосов гудело, 
Я этих двух не знал, однако б мог.


Популярные стихи

Александр Твардовский
Александр Твардовский «Жестокая память»
Уильям Батлер Йейтс
Уильям Батлер Йейтс «Озёрный остров Иннисфри»
Геннадий Шпаликов
Геннадий Шпаликов «Тихо лаяли собаки»
Геннадий Шпаликов
Геннадий Шпаликов «Я к вам травою прорасту»
Олжас Сулейменов
Олжас Сулейменов ««Были женщины – по плечо...»»
Валентин Берестов
Валентин Берестов «Мужчина»