Вита Пшеничная

Вита Пшеничная

Четвёртое измерение № 1 (457) от 1 января 2019 г.

Подборка: Как чисты сейчас голоса…

* * *

 

Так, глядишь, разговорами себя тормоша,

наговорю-нашепчу стихов, да только надо ли?

Какой утром очнётся моя душа,

если вчера мы с ней в беспамятство падали?

 

Чем завтра наполнится твой день,

если сегодня стало другой эпохой?

А мимо – люди... чужие... совсем не те,

к которым прирос

взглядом, улыбкой,

вздохом...

 

Доплетают пальчики венок...

 

Легче камень поднять, чем имя твое повторить...

О. Мандельштам

 

Доплетают пальчики венок...

Ветер, обжигая, мчится мимо...

А земля уходит из-под ног

Медленно и так неотвратимо.

 

Лужи отражают купола,

Плавность линий рябью разбивая,

Утренняя хмарь обволокла

Мысли, тон минорный навевая.

 

Ни письмо, ни встреча, ни звонок

Будущих событий не отменят.

Ветер волны у Великой вспенит,

Выбивая землю из-под ног.

 

Адрес тот же

 

В.

 

Как чисты сейчас голоса

в поднебесной ложе,

приезжай хоть на полчаса –

адрес тот же.

Можем просто молчать

в наших душ созвучье...

Скольких мне б ни встречать,

ты их всех лучше.

Сколько б ни целовать

мне чужих губы,

сердца моего тать

ты один – любый...

 

* * *

 

В.

 

пока не поверить, что однажды наступит «потом»,

одному из нас придётся остаться здесь –

приходить вечерами в продрогший от холода дом

и учиться жить, но только с поправкой «без».

и пытаясь представить, как это может быть,

кем и чем заполнить разверзшуюся пустоту,

я сейчас прошу у Бога и у судьбы,

чтобы не приближали лихую минуту ту.

я живу так, словно во мне сосуд,

свет, зажжённый в нём – это мой до тебя путь.

и из всех земных, таких невозможных чуд

я твоё нянчу, касаясь тебя чуть.

 

Вечер

 

Краткие встречи, долгие проводы...

В тёмные воды сентябрьской Псковы

Старые башни Окольного города

падают, неба глотнув синевы.

 

Долгие проводы, краткие встречи...

Просит душа, умоляет не мчать

Время, которое губит и лечит,

Ясли судьбы продолжая качать.

 

Долгие проводы. Лёгкая морось...

Пригоршней – солнце – от лета привет...

День убывающий, встреченный порознь...

Ночь, как надежда, что скоро рассвет...

 

День за днём...

 

День за днём, за неделей неделя,

Жизнь проходит, мгновенья кроша,

Были нервы уже на пределе,

И металась больная душа –

 

От бескрайнего синего неба

До иссохшей земли.

Я взяла

Каравай монастырского хлеба

Да воды ключевой испила.

 

А ведь большего мне и не надо:

«Отче наш, даждь нам днесь... Не введи...»

У ворот Гефсиманского сада

Все земные сойдутся пути.

 

* * *

 

Пожалеешь порой себя раз-другой

да забудешься сном на раз-два-три,

до того, как изогнётся яркой дугой

исчезающий сполох ночной зари.

 

А наутро всё тот же круговорот

непонятно кому так нужных дел...

И не увидишь, как небосвод

распахнёт для вечерней службы придел,

 

Как дитя улыбнётся, мамин напев

распознав... Как, рука в руке,

не спеша, спустится по тропе

пожилая пара к реке...

 

Мы уходим

 

Мы уходим из жизни

Под шелест прочитанных книг,

Занавесок коснётся

Дыханье минувшей эпохи.

Время жадно сглотнёт

Нарочито тяжёлые вздохи,

На дешёвой иконке

Рисуя внимающий Лик.

 

Мы уходим из жизни

Болезненно, часто с оглядкой.

Рассыпаясь на тысячи пазлов,

Фрагментов, идей...

Нас уже не страшит

Неуёмная пляска смертей,

Как и их ледяная

И неотвратимая хватка.

 

Мы уходим. Написанных книг

Кто откроет страницы?

Кто возьмёт нас за руку,

Отдаст хоть немного тепла?

Память тихо стареет,

Любимых стираются лица,

В небеса вслед за взглядом тревожным

Летят купола.

 

Мы летим вслед за ними –

Косяками немыми, распятыми.

Всё о многом узнав,

Не познав ничего ни о чём.

Как же дышится полно!

Как сердце трепещет заплатами,

Растекаясь на сотни

Невидимых миру ручьёв.

 

Давай не о прошлом

 

Давай не о прошлом. Там было много стекла,

И я себя поранила будь здоров.

Тогда на душе такая была мгла,

Что мне чужим казался родной кров.

 

Давай не о прошлом. Там было много обид

Таких, что и не поднять, и не унести,

Но этот огромный, невидимый монолит

С десяток лет я носила в своей груди.

 

Спросишь – а как там было да кто там был?

(Разворошишь же, растащишь на лица, сны...)

Ни слова не пророню. У моей судьбы

В доверенных только серп молодой луны,

 

Капель апреля, полей раздолье, рассвет...

Улыбки тех, к кому душа прикипела навек.

Давай не о прошлом – рваный его след,

Давно превратился в ладонях растаявший снег.

 

Простыми словами

 

В.

 

Простыми словами...

Не надо высокопарности,

изящности.

Может, тогда и в нас

больше было бы настоящности?

Простыми словами

в душе множь

тихую нежность с отстранённостью.

Я же до сих пор не знаю,

что делать

с этой любовью-влюблённостью.

Я же до сих пор брожу –

такое ощущение, – что по кругу.

«Привет, солнце!» –

просто окликни меня

и... дай мне руку.