Вильям Шекспир

Вильям Шекспир

Акт первый, сцена первая 
  
ПРИНЦ. Враги покоя! Вы неизлечимы! 
Вам только бы пятнать соседской кровью 
Свои мечи! И слушать не хотят! 
Не люди вы, а звери. Прекратите! 
В пожар безумной ярости не воду, 
А пурпур из артерий льёте вы. 
На дыбе околеет, кто не бросит 
Оружье, закосневшее в резне. 
Ваш принц разгневан. Слушайте меня. 
Уже три раза смуту городскую 
Вы сеяли пустою болтовнёй, 
Вы, старцы, Монтегю и Капулетти, 
Взрывали трижды улиц тишину. 
Едва ль не каждый старожил Вероны 
Был не по-стариковски снаряжён, 
Брал старческой рукой старинный меч 
И в вашу свару старую встревал. 
Но если беспорядки повторятся, 
Поплатитесь вы кровью у меня! 
Всем разойтись! За мною, Капулетти. 
А вам я предлагаю, Монтегю, 
В гражданский суд Фритауна явиться, 
Где волю вы узнаете мою. 
Все по домам! Ослушники умрут. 
  
Акт первый, сцена вторая 
  
ПАРИС. Но счастье материнства узнают 
И более незрелые девицы. 
КАПУЛЕТТИ. Да, но приносит лишнее 
     страданье 
Такое слишком раннее познанье. 
В земле мои надежды, и одна 
Моих земель наследница – она, 
Джульетта. Поухаживай за ней, 
Любви добейся, сердцем завладей. 
Моё согласье без её желанья – 
Лишь звук в аккорде бракосочетанья. 
А ночью в доме нашем карнавал. 
Я множество гостей наприглашал; 
А дорогих друзей моих – особо. 
Прибавьте к ним ещё одну особу. 
Земных светил блистательные очи 
Рассеют сумрак карнавальной ночи. 
У нас, сегодня, в обществе девиц, 
Среди красивых, юных, свежих лиц 
На вас пахнёт весною молодою, 
Что за хромою гонится зимою. 
И та, быть может, суженая ваша, 
Кто лучше всех, достойнее и краше. 
Здесь будет и Джульетта веселиться, 
В ряду девиц обычная девица; 
Обычная, которых легион, 
А вовсе не одна на миллион. 
  
Акт первый, сцена пятая 
  
РОМЕО. Она сияет, факел затмевая, 
Для существа земного – неземная; 
Так на челе ночного небосклона 
Астральная красуется корона; 
Лучится так жемчужина на коже 
Арапского царя или вельможи. 
Среди ворон сиятельных Вероны 
Голубка эта – белая ворона. 
Закончен танец. Подойду к святыне 
Пред алтарем молить о благостыне. 
И я любил?! Нет, я, по слепоте, 
Неистинной молился красоте. 
Когда б не эта ночь, не этот дом, 
Клянусь, я не прозрел бы нипочём! 
  
* * * 
  
РОМЕО. Когда коснуться дерзкими 
     перстами 
Руки святой считается грехом, 
То грех свой богомольными устами 
Я замолю в лобзании святом. 
ДЖУЛЬЕТТА. Любезный богомолец, нахожу я 
Благим прикосновение перста. 
Персты к перстам – святые поцелуи; 
Персты – святых паломников уста. 
РОМЕО. Но ведь святым без уст, наверно, 
     трудно... 
ДЖУЛЬЕТТА. Да, брат святой, – молиться 
     всеблагим... 
РОМЕО. Но чтоб, сестра, молить их 
     обоюдно, 
В молитве мы уста соединим. 
ДЖУЛЬЕТТА. Уста святых застыли, 
     ожидая... 
РОМЕО. Святой молитвы, милая святая. 
  
Акт второй, сцена вторая 
  
РОМЕО. Но что это? Зажёгся свет... 
     Джульетта! 
Взойди, о солнце светлое моё! 
И ты убьёшь завистницу-луну, 
Больную бледной немочью от горя, 
Что ты её прекрасней во сто крат. 
И ты ей служишь? Бедная весталка! 
Смени свой лунный шутовской наряд. 
Любовь моя! Владычица! Богиня! 
Ах, вот бы ей поведать, кто она! 
Сказала что-то? Ничего не слышно. 
Зато её глаза красноречивы, 
И молча с ними говорят мои. 
Глупец! Её слова не для меня: 
Две звёздочки, сгорая от любви, 
Сойти желают с неба на часок 
И просьбою сменить их докучают 
Её глазам. Но если заискрятся 
Глаза её на куполе воздушном, 
Прольётся столько света с высоты, 
Что птицы, словно утром, запоют. 
А звёзды, заменив её зрачки, 
Померкнут от сияния щеки. 
Так утром затмевается свеча 
Слепящим блеском первого луча. 
Ладонями она коснулась щёк. 
Когда б я стать её перчаткой мог! 
  
* * * 
  
ДЖУЛЬЕТТА. Ромео, почему ты Монтегю? 
Забудь отца и родовое имя 
Или женись немедля на Джульетте, 
Чтобы не быть ей больше Капулетти. 
РОМЕО. Не знаю – слушать или отвечать? 
ДЖУЛЬЕТТА. Мне только имя недруг – 
     Монтегю. 
Но ты же не оно, ты – это ты. 
Что вообще такое – Монтегю? 
Что это – ноги, руки, голова, 
Всё остальное? Нет! При чём здесь имя? 
Ведь если розу назовут не розой, 
Она благоухать не прекратит. 
Ромео, будь он переименован 
Иль совершенно имени лишён, 
Останется Ромео совершенным, – 
Таким, каков он есть по существу. 
Ромео, имя собственное брось 
И всю меня возьми себе за это! 
РОМЕО. Попалась ты! Я больше не Ромео! 
Зови меня возлюбленным своим, 
И я в другую веру перейду. 
  
* * * 
  
ДЖУЛЬЕТТА. Вуаль ночная на моём лице, 
Не то б ты видел, как оно горит 
От мысли, что подслушал посторонний 
Девическую исповедь мою. 
От слов своих теперь я отрекаюсь. 
Да, отрекаюсь! Отрекаюсь, да! 
Но что теперь достоинство хранить! 
Меня ты любишь? Знаю, знаю, любишь. 
Тебе я верю. Только не клянись, 
А то ещё обманешь. Сам Юпитер 
Смеётся над неверностью влюбленных. 
Ромео милый, ты влюбился, правда? 
Что ж ты молчишь? А если ты считаешь, 
Что крепость пала, штурма не 
     дождавшись, 
Я рассержусь, возьму слова обратно, 
И ты за мной побегаешь тогда. 
Скажи мне честно, милый Монтегю, 
Ты думаешь, что если я нежна, 
То отличаюсь лёгким поведеньем? 
Как доказать тебе, что я стыдливей 
Притворщиц, позабывших всякий стыд! 
Я бы, конечно, тоже притворилась, 
Но не остереглась, и ты услышал 
Мои слова. Прости за откровенность 
И не считай уступчивой меня 
За эту страсть, раскрывшуюся ночью. 
  
Акт третий, сцена вторая 
  
ДЖУЛЬЕТТА. Лихие кони, пламя из-под 
     ног! 
Вам день пути до Фебовых покоев, 
Возница ваш не хуже Фаэтона, 
И мрак летит за вами по пятам. 
На помощь, ночь! Своею пеленою 
Влюблённых скрой от любопытных глаз, 
И мы с Ромео, немы и незримы, 
В объятия друг друга заключим. 
Любовь слепа, и тьма ей не помеха. 
Любовный ритуал и красота 
Возлюбленных им служит ночником. 
Приди, благовоспитанная ночь, 
Затянутое в чёрное особа, 
И научи по доброте своей, 
Как нам, неопытным в игре любовной, 
Себя утратив, обрести себя! 
И кровь мою, стучащую в висках, 
Своим дыханьем чёрным охлади. 
Пусть чувство осторожное моё, 
Чуть осмелев, перед лицом любви 
Проявит простодушную покорность. 
Приди, о ночь! Ромео, приходи! 
Ты – день в ночи; ты – свет на крыльях 
     тьмы, 
Как изморозь на крупе вороного! 
Ночь, милая, возлюбленная ночь, 
Сверкни скорее чёрными очами! 
Дай мне Ромео! А когда умрёт, 
Ты прах любимый в звёзды обрати. 
Чело небес тогда преобразится, 
И все тебя начнут боготворить, 
Отвергнув ослепительное солнце. 
Приобрела я особняк любви, 
Но без любви живу особняком. 
Я отдана, но взять меня не взяли. 
Тоска на сердце. День застыл на месте, 
Как для детей предпраздничная ночь, 
Когда они, подарки предвкушая, 
Не в силах спать. – Вот няня! 
     Наконец-то! 
Она мне всё расскажет о Ромео. 
Кто это имя вслух произнесёт, – 
Уже поэт. 
  
Акт пятый, сцена третья 
  
ПРИНЦ. В печали тонет утро примиренья, 
И омрачён светила тусклый взор. 
Ждёт наказанье вас или прощенье, 
Покажет дела тщательный разбор. 
Но я грустней представить не могу 
Истории, случившейся на свете, 
Чем о любви Ромео Монтегю 
И верности Джульетты Капулетти...

Поэтическая викторина

Популярные стихи

Борис Пастернак
Борис Пастернак «Спекторский»
Вероника Тушнова
Вероника Тушнова «Не жалуюсь»
Андрей Дементьев
Андрей Дементьев «Не люблю хитрецов...»
Вероника Тушнова
Вероника Тушнова «Я не помню тебя, извини!...»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Бег»
Игорь Северянин
Игорь Северянин «Странно»
Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко «Неразделённая любовь»