Виктория Андреева

Виктория Андреева

Четвёртое измерение № 8 (68) от 11 марта 2008 г.

Подборка: …и мысли неба

* * *

 

земли и дерева мучительная связь

и бесконечная как лето юга повесть

потока листьев

облаков рассыпанная вязь

баюкающая нежно совесть

 

* * *

 

и с нежностью к тому что было

и с нежностью к тому за мной

и эхо мне благовестило

печалью памяти больной

и боль таилась там за сердцем

в том холоде где синий свет

покоит робкое наследство

теряя одинокий след

 

* * *

 

ветра свист и боль и хор

ветра ветреный укор

ветра взмахи постоянны

ветер кружит по поляне

с ветром взлетами ветвей

волны восходящих дней

воспаряют в эмпиреи

тают в солнечном паренье

исчезают в упоенье

голубой звенит эфир

и ночной бежит зефир

ветер облаком летит

ветер рвется вглубь упрямо

 

* * *

 

свершился круг

во мне мелькнули Египта маревые сны

улыбка золотая Будды

мечты предутренней луны

зеленые лестницы леса

стряхнули предрассветный сон

и розовое поднебесье

раскрыло полог надо мной

 

* * *

 

раскрытая ладонь добра

окошко в жалюзях жасмина

и облак белые кувшины

и вознесенные стада

летящий профиль а ля Пруст

я с ним в загадочность играю

то в длинном по небу пройдусь

сначала медленно растаяв

все облака цветы стада

и голубые голоса

кружат вокруг прохладным эхом

потом роса

мелькнет истаяв

и иногда мелькнет

ладонь раскрытая добра

тихий нежный звездный сон

и мысли неба

 

* * *

 

осенний сумрак

сумерки души

подворье грустное итога

пожухлая трава

печальная природа

спеленатые коконы души

открой глаза

и оступись во сне

толкни воздушные потоки

и волнами вспугни дремоту

рывком мучительным

всплыви

рывок над памятью

над прошлой суетой

над страхом прошлым

и прошлыми словами

рывок спасительный

страданья

шаг над повергнутой землей

плыви распластанная страхами

ладья

в наплывах вязкого бессилья

взметни слежавшиеся крылья

они тебе даны не зря

 

* * *

 

тот холодок оттуда

он во мне

он связан звонким шестеричным Е

и шестизначный серафим без крыл

во мне его означил и закрыл

родник печальный иудейских глаз

предания библейского рассказ

вплетается в воронежскую вязь

петляет, стелется родник печальных фраз

журчит затейливо родник

льнёт словно ловит мечет тени сна

сплетая светлые тягучие слова

ловя вздыхая пятна света

влекомое сияющим полуднем лета

Е обратилось в Р,

Р претворилось в Е

пеРЕсеча центр тяжести во мне

РЕкою полноводных дней

шурша вдоль нёба памяти моей

РЕча прохладный водомёт Речей

 

* * *

 

и тишина и пелена

и вёрсты те

где с старостью венчаешься во сне

и километры векодольного отчаянья

и ветер настигает между век

волною нежного молчанья

и пустота ткёт паутину

и робких слабых два крыла

уже закинуты за спину

и голубого взмах отчаянный

угасает не расцветши

 

* * *

 

лицо в лицо

вопросом боль дрожит

и в треугольник загнанная жизнь

в тисках сжимает и

трещит хребет

лицо в лицо

вопросы без ответа

ты равнобедренный

стремительный разбег

ты тетивой натянутый хребет

растерянный диаметр круглых глаз

периметр боли

хордова дуга

разрывы света

движенье без ответа

сверлящий винт паденья вниз

и ветра всхлипы, крики, свист

 

* * *

 

я дверь открыла в звездный лабиринт

где небо было снежная пурга

и эфемерной стала та стена

что возвышалась между мной и миром

 

я дверь открыла

звездная пурга

запорошила все нарывы зла

прикрыла все ожоги и разрывы

меня как дерево иззябшее накрыла

 

в лицо мне тычась холодом участья

усталым взглядом долгого причастья

к безмолвному паденью с неба вниз

воздушным лабиринтом лжи

 

* * *

 

молитву глаз воздевши небесам

и ангелический напор воображенью

в округлом совершенстве на путях

воздушных и над вечностью мгновенья

в пещере неба – гулкий водоем

в зарницах дня и в темных всхлипах ночи

звездой Полярною струится Father-Отче

кружа меж ангельскими стаями вдвоем

и пилигрим бредет глазами долу

улиткою взбирается на гору

спиралью очной в воронку Бога

себя оставив у порога

 

* * *

 

Среди квадрата

белого листа

средь линеарного

пейзажа

рывок к началу

без конца