Виктор Сундеев

Виктор Сундеев

Четвёртое измерение № 32 (236) от 11 ноября 2012 г.

Подборка: Разжатая пружина

* * *

 

Куда мы гоним так, что пот на спинах

Не успевает высохнуть за ночь?

И жизнь – как бы разжатая пружина –

Какой предел стремится превозмочь?

 

Внушают нам, что главное – движенье,

Опередивший – сразу чемпион.

Но что даёт пустое мельтешенье?

Лишь рябь в глазах да в голове трезвон.

 

А гонки изнуряющее пекло

Вовсю рождает только миражи:

Живём неосновательно и бегло,

Как будто есть ещё в запасе жизнь.

 

Спокойный взгляд сейчас такая редкость!

Несуетность – почти что божий дар.

И тяжко знать, что заводная резвость

Святую воду превращает в пар.

 

Мельчают чувства, сиротеют души,

Прерывисто дыханье бытия:

Мы остаёмся рыбами на суше

И бьёмся на пороге забытья!

 

* * *

 

Когда живёшь ты на разрыв аорты

И рвёшься к смыслу пройденных дорог,

Тогда трясёшь ты яростно и чёрта,

И ангела, чтоб кто-нибудь помог!

 

Зачем тащился так, а не иначе,

И почему таким сложился путь?

И жизнь твоя хотя бы что-то значит

Или её, как сор, пора стряхнуть?

 

И всё, что было, было ли случайным

Набором встреч, привязанностей, дат?

А, может быть, тут схоронилась тайна,

Которую тебе на разгадать?

 

Ну кто, ну кто с тобой разделит муку

И снимет пелену с усталых глаз?!

Ну кто же наконец протянет руку

И с этим светом восстановит связь?!

 

...А на земле в разгаре полном лето,

Обилье солнца, зелени, любви...

И на твои вопросы нет ответа...

Как хочешь, дорогой, так и живи!

 

* * *

 

С небес мы Господу видны, как на ладони,

И наши мысли тоже ведомы ему:

Устали мчаться по степи лихие кони,

И брат устал стрелять по брату своему.

 

Нас темнота прохладой лёгкою накроет,

А звёзды вечные затеплят небосвод,

Но даже ночи не приносят нам покоя –

В коротких снах река кровавая течёт.

 

Мы перестали верить в то, что мы – солдаты,

И на слова про долг и верность наплевать:

Когда ты вынужден стрелять в родного брата,

То кем себя тогда ты должен называть?

 

А где-то спят спокойно те, что нас стравили,

Им не слышна степная, лютая гроза,

А мы друг другу роем братские могилы,

И злые слёзы застилают нам глаза.

 

Устала степь уже от бесконечной бойни,

Кровавым потом пропитались ковыли.

Те, что стравили нас, наверное, довольны:

Нам трудно вырваться из смертной колеи.

 

Как перебитая душа ночами стонет!

Какие страшные проклятья режут тьму!

С небес мы Господу видны, как на ладони,

И наши мысли тоже ведомы ему...

 

* * *

 

Как ни странно, но в нашем городе

Сохранились дикие голуби,

Те, что крошек с рук не клюют,

Что летают без расписания,

Не готовят маршрут заранее

И, когда захотят, поют!

 

А в бетонно-стеклянном городе

Все спешат, чтоб не ведать голода

Да урвать кусок пожирней...

Для чего тут дикие голуби?

Угадать, господа, попробуйте,

Хоть у вас дела поважней.

 

Не резон при рынконаклонности

Поощрять паренья и вольности

Этих двинутых голубей!

Не поймут: за избыток гордости

Не насыплют зерна ни горсточки,

Из «мелкашки» пальнут скорей.

 

Гнезда вьют свои, где ни попадя,

И еду добывают походя,

А понятья о стае нет.

И одна лишь любовь у голубя,

И одна лишь семья у голубя, –

Просто дикий менталитет!

 

Жизнь гремит вокруг многоликая,

Не касаясь голубя дикого,

Без него бурлит круговерть.

Он летает без расписания,

Не прикидывает заранее,

Что, когда и кому запеть.

 

Я страдаю завистью дикою,

Когда вижу голубя дикого...

 

* * *

 

Давайте помолчим. Пусть отдохнут слова.

Они уже и так почти лишились смысла.

За ними прячем мы то, чем душа жива,

Скрываем также факт: душа была, да вышла.

 

И вечный шум для нас почти как «Отче наш»...

А тишина, без всяких дураков, смертельна.

За грудой груда слов – и вот уже кураж,

Мы отгоняем этим страх свой неподдельный.

 

Что ж, кокон слов пустых, как может, нас хранит,

А примитивный сленг не давит на сознанье,

Но разрывает нас, страшней, чем динамит,

Упавшее с небес глубокое молчанье.

 

* * *

 

Полиняли в одночасье истины,

Непонятным сделалось простое...

Я влюбился несуразно, истово,

В женщину, которой недостоин.

 

Вся она – как воплощенье праздника,

Вся в беспечном, радостном порыве...

Я б соврал, что между нами разница,

Мы – две параллельные прямые.

 

Только жизнь – совсем не геометрия:

Часто сводит то, что несводимо...

Явно малахольное поветрие

Сделало её моей любимой!

 

Женщина – и умница, и лакомка,

Перекрестье дьявола и бога.

Шансов меньше, чем котом наплакано,

У меня с такой встречаться долго.

 

Каждый день готовлю ей сюрпризы я,

Чтобы ни минуты не скучала.

Но боюсь, её судьба капризная

Уведёт, как лодку от причала.

 

Без неё начну с листа я чистого.

Буду зол. Обижен. Беспокоен.

А пока люблю, люблю я истово

Женщину, которой недостоин…

 

* * *

 

Зима с весною судятся:

Весь город в лужах слёз...

А я иду по улицам

С букетиком мимоз.

 

И под погоду скучную

Не примеряю шаг –

Мелодия воздушная

Звучит в моих ушах.

 

Смешной и невнимательный,

Как малое дитя,

По милости создателя

Опять влюбился я!

 

И каждый мною встреченный

Наверняка решит,

Что вот идёт отмеченный

Любовью индивид.

 

А в городе взъерошенном

Один цветной маршрут:

К тебе, моя хорошая,

Спешу, спешу, спешу.

 

И в силе, и в безмерности,

Как талая вода.

Несу я столько нежности,

Что хватит на года!

 

* * *

 

Нашей любви продолжалось кочевье,

Видели мы, в деревеньке осев,

Как сладострастно дрожали деревья,

Нежась в обильной, блестящей росе.

 

Солнце дарило нам щедрое лето:

Много купались, гуляли в лесу,

С птицами вместе встречали рассветы,

Рыбу ловили порой на блесну.

 

Бег облаков, земляничная сладость,

Крик пастуха, муравьёв суета, –

Всё вызывало в нас буйную радость

И завершалось объятьем всегда.

 

Жили мы жадно, прекрасно, бесстыдно,

Что на Руси называется – всласть.

Лето такое – до боли обидно –

Не повторить. Не купить. Не украсть.

 

* * *

 

Падал реденький снежок

На дома несмело:

Многое я сделать мог,

Только мало сделал.

 

Сколько съела суета

Времени и силы...

По транзитным поездам

Всё меня носило.

 

Сыпал меленький снежок,

Грязь покрыть стараясь,

Ничего я не сберёг

Для себя под старость.

 

Жил я слишком широко,

Отпустивши вожжи...

Вроде, не был дураком,

Но и умным тоже.

 

Сеял слабенький снежок

В сумеречном мире.

Почему-то я продрог,

Хоть тепло в квартире.

 

Можно подвести черту

С чахлым снегопадом.

Ухожу я в пустоту...

Видно, так и надо.

 

* * *

 

Забирайтесь на парусник

Все, с кем сердцем знаком!

В направлении радости

Дружно мы поплывём!

 

Ветер солнечный, пьяненький

Обещал не надуть:

Он нацелит нас пряменько

На искомый маршрут.

 

Как давно мы не виделись!

Есть чего рассказать...

Хорошо, что нам выдалось

Время похохотать.

 

И вино разливается

На положенный круг,

Соловьём разливается

То подруга, то друг!

 

И ночами недлинными

Мы гуляем, как днём.

И охотно дельфинам мы

Шутки передаём.

 

Жизнь мутузила каждого

И не раз, и не пять,

Но с прикольною жаждою

Не смогла совладать.

 

Под умытыми звёздами

Зажигай! И хохми!

Несерьёзно-серьёзными

Мы остались людьми!

 

Мы остались людьми...