Виктор Викторович Гофман

Виктор Викторович Гофман

Со всем, что мне дорого, ты умирала: 
с хорами созвездий и эхом веков, 
стонала и таяла влага Арала 
в тисках наступивших на горло песков. 
  
Но утренним зовом походного горна, 
забытой тревогой меня позвала — 
и плещет вода в пересохшее горло, 
и просятся в руки два крепких весла. 
  
И вновь эти зыбкие тянут просторы 
заботы сменить на огни маяков; 
и снова звучат трагедийные хоры 
суровых созвездий над эхом веков.