Виктор Фет

Виктор Фет

Четвёртое измерение № 14 (290) от 11 мая 2014 г.

Подборка: О разном

Примечания

 

Если память есть запись особыми знаками,

находимыми в атомах ли, в лексиконе ли,

 

к ней нужны примечания, чтобы мы поняли,

что стоит за Мальстрёмами и Зодиаками,

 

почему зарастают источники знания

тростниками уныния и умолчания,

 

для чего наступают эпохи изгнания,

где никто не умеет давать примечания.

 

О разном

 

Когда я говорю сперва

о разном, а потом о сходном,

я вижу, как растут слова

на подоконнике холодном.

 

Они живут ещё без звука,

нелепо укоренены,

и тянутся, как перья лука,

как прерываемые сны.

 

А сквозь стекло прошедший свет,

затормозив над нашей бездной,

разделит мир на есть и нет

своей линейкою железной,

 

и смысл истекших поколений

войдёт в сознание моё,

как процарапанных делений

на ржавой плоскости её.

 

Песня о планете двух лун

 

 Памяти Александра Галича

 

Планета двух ущербных лун,

Где миром правят Лжец и Лгун.

Восходит первая луна –

На царство чествуют Лгуна.

 

Луна склоняется к дворцу

У моря, где лазурность вод –

Он власть передаёт Лжецу,

И умиляется народ.

 

Планета сносная вполне,

Мы не меняемся в лице,

Нам было хуже при Лгуне,

Нам станет лучше при Лжеце.

 

Вторая светится луна,

Коррупция побеждена,

Как мер драконовских творца,

Народ приветствует Лжеца.

 

Дворец воздвигнут за дворцом,

Враг поражён внутри и вне;

Ох, стало круто под Лжецом,

Была свобода при Лгуне.

 

Так каждый вождь наш лунолик,

Их лики с нами до конца,

И каждой мыши робкий клик

Найдёт Лгуна или Лжеца.

 

Луной сменяется луна,

Мы не очнёмся ото сна,

Во сне нам снится лунный свет,

О солнце разговоров нет.

 

Размышление

 

Г. Г. Г.

 

У пространства-времени

нету рода-племени.

 

Простирается оно,

пустоты своей полно,

сквозь поля просторные,

через дыры чёрные.

Километры или дни

нигде не кончаются,

а с расстояния они

и не различаются.

 

В этой тьме пустой и праздной,

исчисляя вечность в днях,

мы пылинкою прекрасной

прилепились на камнях,

и под разными углами

мы разглядываем пламя

холодеющих высот,

то ли нас пространство губит,

то ли время нас не любит,

то ли разум чушь несёт.

 

И ни Лейбниц, ни Спиноза,

ни поэзия, ни проза,

не ответят на вопрос –

как довольствоваться миром,

где живут вином и сыром,

где растят лозу и коз?

 

Нам бродить по этим чащам,

нам прикладываться к чашам

в непрошедшем настоящем,

в продолжающемся нашем,

где игрушкою отменной

для взыскующего вида

дан познания Вселенной

дар, не требующий гида.

 

Сонет

 

Природы бешеный замах,

её рубидий и дейтерий

дают завышенный критерий

в неоперившихся умах.

 

Настала эра суеверий:

не стало в наших закромах

ни романсеро, ни мистерий,

ни Гекторов, ни Андромах.

 

А я пишу свои сонеты;

их строчек ломкая слюда

и кажущиеся сюжеты

 

дают спокойствие, когда

все остальные песни спеты,

а мир стремится в никуда.

 

Почётный легион

 

Неполнота воспоминаний

давно оплачена ценой

непрекращающихся знаний

из бесконечности дурной.

 

Мы собираем эту дань:

миров спектральные останки,

как будто орденские планки,

отягощают нашу ткань.

 

Здесь начался сезон изгнаний.

Вода уходит в перегной

приэкваториальной зоны,

нас пробирает вечный зной,

 

и тут же, где-то за стеной,

перемежаются эоны

и маршируют легионы

сквозь сон, увиденный не мной.

 

Пусть

 

Пусть разобраны штативы

и развинчены узлы –

эти чудные мотивы,

эти иволги и ивы

перейдут в мои архивы,

в кабинетные столы.

Всё, что есть на белом свете,

и чего на свете нет,

будет в этом кабинете

сохраняться много лет.

И усилием случайным

подойдёт вплотную к тайнам

наша детская игра.

В рамках нового проекта

пересматривает некто

наше завтра и вчера.

 

19-21 февраля 2014

 

Мальбрук-2014

 

Мальбрук в поход собрался

Под колокольный звон,

Никто не знает,

Куда стремится он.

 

Нефтью богаты шельфы,

Поступь его легка,

Гоблины или эльфы

Просят ввести войска.

 

Мальбрук сидит на троне

В ржавеющей броне,

В отдельно взятой зоне,

В шизеющей стране.

 

Песня апреля спета,

Времени больше нет,

Четырнадцатое лето

Жарче прошедших лет.

 

Мальбрук в поход собрался,

Съел по дороге Крым,

Никто не знает,

Что делать с ним.

 

8 апреля 2014

 

Лист

 

Я говорю, что лист – резной,

ты говоришь, что лист – зелёный,

не соглашаешься со мной.

В долине, светом напоённой,

у самого подножья гор,

на фоне гаснущего лета,

я думаю, что этот спор –

не ради формы или цвета.

 

Через миллионы лет

потускнеет всякий цвет,

но прочтут в краю ином

свет волны в листе резном.

Всё, что было, всё, что есть,

формирует нашу весть.

Через пропасть, через край

руку дай, надежду дай.

 

23 апреля 2014