Вера Кузьмина

Вера Кузьмина

Анна с Вороньжи – счастье бабайка 
     стырил, бабкина мама, значит, 
     прабабка мне... Были у ней подарки 
     – за жизнь четыре – это Вороньжа, 
     не в романе, не в кине. 
Первый: Терентий-батя привез лошадку, 
     пряничный хвостик, сахарное седло. 
     Вплоть до Святой субботы казалось 
     сладко, звонко, подковно, яблочно 
     и светло. 
Был и второй: обручально кольцо от 
     Гриши. Баяли бабы: шибко на водку 
     лих. Как же не выйти – пропили... 
     плачь потише... в сорок втором 
     обменяла кольцо на жмых. 
В пальцах сведённых – глянцевый хмель 
     крушины, редькины думки, мох в 
     избяных пазах. Третий подарок – 
     шаль от вдовца Ишима. Сватался, 
     мать сказала: не наш, казах. Шаль 
     отдала обратно, Ишим скуластый 
     сжёг на Исети молча свою любовь. 
     Целую ночь в проулке раскосо 
     шастал, утром уехал, баяли, что в 
     Азов. 
Был и четвёртый дар, и никто не отнял: 
     чёрное солнце в небе сосновых 
     стен. Черные круглые солнца – 
     десятки, сотни. В Каменске было 
     шесть или, может, семь. Радио 
     дочке выдал начальник Саша, 
     слушала Анна-Аннушка, не дыша: 
     «Вот бы их видно было! Поют да 
     пляшут... будто водички в засуху – 
     из ковша, будто по сердцу гладят – 
     тепло, утешно. Вот бы их видно 
     было! Сапог, рука…» 
Так и ушла – под песни во тьме 
     кромешной. Короток век – а Родина 
     велика. 
Греет Вороньжу солнце свечным огарком. 
     Анна ушла, а Родина все жива. 
     Короток век...  плывут в облаках 
     подарки: кольца, платки, 
     свидетельства и слова. Короток 
     век... Господь в драгоценной ризе, 
     в мирре и золоте тихо шепнёт 
     Петру: «Анне с Вороньжи завтра же 
     – телевизор... Кем – не положено? 
     Чтоб привезли к утру».


Популярные стихи

Евдокия Ростопчина
Евдокия Ростопчина «Разговор во время мазурки»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Помните!»
Александр Твардовский
Александр Твардовский «Я убит подо Ржевом»