Вера Инбер

Вера Инбер

В. Ч. 
  
1. Что происходило в пивной 
  
Как ни странно, но вобла была 
(И даже довольно долго) 
Живой рыбой, которая плыла 
Вниз по матушке по Волге. 
  
А горох рос вдоль степных сел 
И завитком каждым 
Пил дождь, когда он шел, 
А не то – умирал от жажды. 
  
Непохожая жизнь у них, 
И разно бы надо есть их. 
А к пиву во всех пивных 
Их подают вместе. 
  
И вобла слушает – поют 
О Волге, ее отчизне, 
А горох смотрит – люди пьют, 
Как сам он пил при жизни. 
  
Воблу ест и горох жует 
Васька Свист, молодец и хват. 
Черные краги, в петлице Добролет, 
Во рту папироса Дукат. 
  
Вдруг гороховый стал ком 
В горле у Васьки Свиста: 
В картузике с козырьком, 
Картиночка, красота – 
  
Вошла, как будто бы отдохнуть 
(С нею никто не вошел), 
И спокойно так говорит: «Кто–нибудь, 
Вытрите мне этот стол». 
  
«Кто–нибудь» в грязном фартуке стол 
     обтер, 
Села она у стены. 
Васька Свист глядит на нее в упор, 
А она хоть бы хны. 
  
На эстраду гитарный спец влез, 
Дзинь–дзинькает так и так. 
Разносят раков–деликатес: 
Сорок копеек рак. 
  
Васька Свист за соседний стол глядит 
И, опутан гитарной игрой, 
Двух раков берет в кредит, – 
Один, между прочим, с икрой. 
  
Васька Свист на вид хотя и прост, 
Но он понимает людей. 
Он берет рака за алый хвост 
И, как розу, подносит ей. 
  
Рвись, гитара, на тонкой ноте. 
Васька Свист, любовь тая: 
– Отчего ж, говорит, вы не пьете, 
Гражданочка вы моя. 
  
И вот за столиком уже двое. 
Ах, ручка – живой магнит. 
Ах картузик, зачем он так ловко скроен, 
Зачем он так крепко сшит. 
  
И вобла, рыбьи глаза сузив, 
Слушает час подряд, 
Что говорит шерстяной картузик 
И что папироса Дукат. 
  
Картузик шепчет: – Решайся сразу. 
Ты, видать, таков. 
Вырезать стекло алмазом – 
Пара пустяков. 
  
Зашибешь, говорит, классно, 
Кошельки готовь. 
Ты, говорит, возьмешь, говорит, себе, 
     говорит, кассу. 
И, говорит, мою, говорит, любовь. 
  
Звенит, рассыпается струнный лад, 
Гороховый говорок. 
Выходит за дверь папироса Дукат, 
И рядом с ней козырек. 
  
2. Что сказал милиционер своему 
     начальнику 
  
Нога шибко болит. За стул 
Спасибо, товарищ начальник. 
Стою это я на своем посту, 
А пост у меня дальний. 
  
Стою в порядке. Свисток в руке. 
Происшествий нет. Луна тут. 
(В эту пору в березняке 
До чего соловьи поют!) 
  
Вдруг вижу: идет с угла 
(А я отродясь не пил) 
Женщина, в чем мать родила. 
На голове кэпи. 
  
Годов, примерно, двадцати. 
Ну, думаю, однако... 
А она: «Яшенька, не свисти», – 
А я, как на грех, Яков. 
  
Голос нежный. Глазища – вот. 
Руку, товарищ начальник, жмет, 
Девушка – первый сорт. 
Эх, думаю, чорт. 
  
Делаю два шага. 
Вдруг, слышу, стекло – звяк... 
Бросил девку, схватил наган, 
Эх, думаю, дурак. 
  
Кинулся за дрова. 
Здесь, думаю, где–нибудь. 
Он – выстрел. Я два. 
Он мне в ногу. Я ему в грудь. 
  
Дело его слабо. 
Я же, хоть я и цел, 
Виновен в том, что бабу 
Я не предусмотрел. 
  
3. Что сказал в больнице дежурный врач 
  
Пульс сто двадцать. 
Сердечная сумка задета. 
Начнет задыхаться – 
Впрыскивайте вот это. 
  
Хоронить еще рано, 
Лечить уже поздно. 
Огнестрельная рана. 
Положенье серьезно. 
  
4. Что сказал перед смертью Васька 
     Свист 
  
Поглядела карым глазом. 
«Ты, видать, таков: 
Вырезать стекло алмазом – 
Пара пустяков». 
  
Что касается бокса – 
Я, конечно, на ять 
Почему я разлегся, 
Когда надо бежать?! 
  
Потихоньку вылазьте, 
Не споткнитесь, как я. 
Дайте ручку на счастье, 
Золотая моя. 
  
Как ее имя? 
Кто это?.. Стой!.. 
Восемь гривен 
Я должен в пивной. 
  
Крышка. Убили. 
Главное – жжет 
В плохой ты, Василий, 
Попал переплет... 
  
5. Что было написано в газете 
  
Ограбленье склада (петит), 
Обдуманное заране. 
Товар найден. 
Грабитель убит. 
Милиционер ранен.


Популярные стихи

Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «С видом на море»
Александр Твардовский
Александр Твардовский «Василий Теркин: 3. Перед боем»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Может быть, всё-таки мне повезло»
Валентин Гафт
Валентин Гафт «Жираф»
Николай Рубцов
Николай Рубцов «Элегия»