Вениамин Ащеулов

Вениамин Ащеулов

Ащеулов ВениаминИз книги судеб. Вениамин Ащеулов родился в 1920 году на Алтае в семье крестьянина. Продолжительное время жил на Дальнем Востоке. Там окончил военное училище. И там же увидела свет его первая книжка стихов «Привал». Последующие поэтические сборники – «Вы не плачьте, ивы», «Землепроходцы», «Минуты передышки», «Корень жизни», «Жаворонок» – выходили в Ставрополе.

В сороковую годовщину Победы в Великой Отечественной войне в Москве вышла книга его стихов с говорящим названием: «Прифронтовая полоса». Что, конечно, не случайно: будущий поэт прошёл войну от начала до конца – был пулемётчиком, разведчиком, десантником. И военная тема в его творчестве стала главной.

 

Каким бы не предался я мечтам,

Мне не уйти от памяти суровой.

Былое неотступно по пятам

За мной шагает в зареве багровом…

 

…После главной Победы Вениамин Абрамович работал военным журналистом, продолжал писать стихи. По его собственному признанию, ему очень «хотелось напомнить новому поколению воинов об их священном долге – чтить память павших и никогда не забывать о том, во имя чего их боевые предшественники отдали свои жизни».

Однако поэт не замыкался в рамках армейской темы, писал о родной земле, о доброте людской, о замечательных подвижниках прошлого.

Немало стихов Вениамина Ащеулова переложено на музыку. Среди них – «Вновь плывут голубые туманы», «Я прошу: не пугайте седых журавлей», «Песня о прапорщике», «Генка Голенев, отзовись!» и другие.

Значительное место в его творчестве занимала и переводческая работа.

Умер Вениамин Абрамович в 1998-м, похоронен в Ставрополе…

 

«Дороги и мороки…»

(Несколько фактов из далёкого близкого)

 

Автор этих воспоминаний – поэт Игорь Романов, близкий друг Вениамина Ащеулова, познакомился с ним в Ставрополе – через добрый десяток лет после окончания Великой Отечественной. Как выясняется, они могли бы встретиться гораздо раньше – аж на берегу Жёлтого моря…

 

8 августа 1945 года было объявлено о начале боевых действий против империалистической Японии. А в полдень, девятого, наш отдельный автополк (основным составом его были мы, едва-едва восемнадцатилетние «вояки» – водители, боевых машин), приданный конно-механизированной группе лихого генерал Исы Александровича Плиева, родом из Осетии, практически без потерь на тот момент перевалил Большой Хинган, и мы всей махиной рванули вперёд по раскалённой августом Маньчжурии...

Лишь десятилетия спустя на какой-то (поди вспомни – какой?) улице Ставрополя при встрече с офицером запаса, участником тяжелейших боёв под Москвой, затем армейским журналистом, щедрым на слово поэтом Вениамином Абрамовичем Ащеуловым, мы как-то почти случайно выяснили, что путь следования в столкновении с Японией выпал нам по сути – один на двоих. Мысленно прочертили военные маршруты и оказалось: «вехи» зачастую одни и те же – Мукден, Хайлар, Чань-чунь, Харбин, Долонор... А завершением той тревожной, опасной, во всём рискованной дороги по сплошному бездорожью был чистым утром внезапный вопль командира: «П-о-б-е-д-а-а-а!!!» И это означало, что тем днём, 3 сентября 1945-го, у города Чифына близ Жёлтого моря и для нас, и для всех оставшихся в живых «пришёл конец и ей самой» – Второй мировой растреклятой войне!

Но однажды совпавшие наши маршруты протянулись ещё дальше, только теперь в обратном направлении, аж до того нам неведомого монгольского города Чой-балсана, где наконец-то осели несчётные батальоны, роты, полки, последнею усталостью уставшие от стремительного, в общем-то, безостановочного громового солдатского марша.

Равнинные, вроде бы даже безжизненные просторы с лютыми холодами зим и с обжигающей летней жарищей сорок пятого-сорок шестого, стали здесь малоуютным, но всё ж почти спокойным «нашим домом».

И вот тут-то, наверное, не однажды могли сближаться-пересекаться наши пути на тропках, проложенных солдатскими сапогами, на полигонах, в 0Д0 – Окружном доме офицеров, – где звучали концерты (редкое явление!), либо «крутили» кинофильмы, отмечали те или иные даты... Да и просто могли же идти по улице один другому навстречу – майор Вениамин Ащеулов, гвардии рядовой Игорь Романов или тогдашний мальчишка-школьник Георгий Шумаров, сын майора танковых войск Михаила Фёдоровича Шумарова, который вместе с супругой Натальей Алексеевной и тремя сыновьями, подчиняясь капризам армейской судьбы тоже оказался в здешнем расположении воинских частей.

Все мы, думается, вполне могли мельком видеть друг друга, нечаянно задевать локтями один другого, никак не подозревая, что далеко впереди в тихом, заваленном весенней сиренью прежнем Ставрополе преднамечена встреча навсегда: В. Ащеулова, И. Романова и Г.Шумарова, окрепшего, возмужавшего, ставшего знаменитым детским хирургом, который более трёх десятилетий будет спасать занедуживших, попавших в беду младенцев, одновременно умудряясь «выдавать» искромётные строфы стихотворений и, не скупясь, дарить на оздоровление душ людям страницы поэтической, яркой, сочной прозы рассказов, повестей, романов...

Однажды все трое встретившись, мы почти тут же «притёрлись», скажем так, друг к другу, став действительно друзьями, оказались в одном Союзе писателей и, без скидок, одержимыми одной не тускнеющей страстью – Творчеством...

Не раз, не два сходясь вместе, освежали в памяти то, что некогда нас либо согревало, либо виделось неохватное полупустынное ледяное пространство, так богатое (в солдатском лексиконе) «ягодами»: «песчаникой», «каменикой», «пылиникой», «недоедикой»... Но чаще хотелось просто чему-то поулыбатъся. Ну, скажем, припомнив невесть откуда и куда бежавшую мимо Чой-балсана речку Керулен и забавную песенку безвестного автора:

 

Промчатся волны Керулена,

Верблюд махнёт хвостом: «Привет!»

Речушка – птичке по колено,

Но с ней милее белый свет...

 

В начале: восьмидесятых я уже, что называется, на последнем дыхании выполнял выматывающие обязанности ответственного секретаря альманаха «Ставрополье» и с большим трудом уговорил-упросил Вениамина Ащеулова – принять у меня ответсекретарские обязанности. Он всё-таки «сдался». И вёл альманашное дело достойно, умно, совершенствуя сложную, подчас муторную, да и скудно оплачиваемую работу долгие годы. Не порывал он, разумеется, и с созданием новых и новых стихотворений, поэм, выпуская радующие любителей, ценителей настоящей литературы поэтические сборники, охотно «возился» с молодыми авторами, интересно строил свои выступления перед селянами, рабочим людом, перед местной интеллигенцией, учащимися и собратьями по перу.

Вениамин, можно сказать, всечасно горел желанием «что-нибудь почитать!» новенькое. И это было, ей-ей, отрадно слушать. Он наделён был и даром яркой импровизации. Мог в течение нескольких минут «родить» эпиграмму, мадригал, эпитафию, забавную миниатюру... И сочинял ото всей души и всегда находчиво. Одно из поздравлений подарил мне. Этими строфами дорожу ещё и потому, что они в самую точку!

Он огорчался, что полностью текст посвящения нигде напечатать не смог. И я в своё время пообещал ему, что ОБЯЗАТЕЛЬНО постараюсь эту вещь обнародовать целиком. Кажется, именно такой случай сейчас и представился…

 

Игорь Романов

 

Ставрополь, весна–2009

 

 

Игорю Романову в день 70-летия

 

Всему свой час, всему свой срок,

Чему-то радуясь, о чём-то сожалея,

В итоге бурных жизненных дорог

Мы отмечаем наши юбилеи.

 

И с этой всеоглядной высоты,

Где прошлое как будто на ладони,

Мы ищем в нём заветные черты

И аромат, как от цветка в бутоне.

 

Поэтам легче это ощущать,

Поскольку все дороги и мороки,

Как на бумаге прочная печать,

Легли в исповедальческие строки.

 

Едва откроешь сборник прошлых лет,

И поплывут, сквозь миражи и копоть,

И первых начинаний робкий след,

И ратных далей дымные окопы.

 

И верится и телом, и душой,

Встречая жизни новые удары,

Что ты недаром путь прошёл большой

И жизнь в стихах проворошил недаром.

 

И вот на юбилейном рубеже

Читаешь нынче ты свои страницы,

Сверяя с тем, что сделано уже,

С запасом пороха в пороховницах.

 

 

А пороха тебе не занимать –

Нам ведомо сие не понаслышке.

А это значит: надо поднимать

Из глубины

               к вершинам сил излишки.

 

И мы желаем искренне тебе

Здоровья, сил и рвения набраться,

Чтоб на Пегаске

                         к творческой судьбе

На свой Парнас с достоинством взобраться!

 

От имени и по поручению собратьев по перу –

Вениамин Ащеулов

 

Ставрополь, 13 марта 1997 года

 

«45»: Сердечно благодарим сотрудников Ставропольской городской библиотеки № 10 имени Вениамина Ащеулова за предоставление фотографий, связанных с эпизодами армейской жизни поэта, а также за помощь при подготовке подборки его стихотворений.

Подборки стихотворений

Свободный поиск

Мостбет зеркало

мостбет зеркало рабочее сегодня официальный сайт

my-mostbet.ru