Василий Курочкин

Василий Курочкин

За шум, бывало, так и знают, 
Народ на съезжую ведут. 
Теперь в журнальную сажают: 
Там им расправа, там и суд. 
  
Князь Вяземский 
  
Малютка-гласность как-то раз, 
Не оскорбив цензурных правил, 
Рассказом поразила нас, 
Как был пленен Якушкин Павел. 
Малютка милая свой нрав 
Не скрыла от суда мирского, 
Как должно, _Гемпелем_ назвав 
Полициймейстера псковского. 
  
Три года минуло с тех пор: 
Уж перешли в века два «Века», 
Промчался «Светоч» -метеор 
За ерундою Льва Камбека. 
Якушкин издал свой дневник, - 
Вдруг о расправе допетровской 
Вновь повествует _Доминик_ 
(Не ресторатор, а _Тарновский_). 
  
Судьба обрушилась над ним 
За то, что в простодушье грубом 
Сказать решился он, что «дым 
Вверх, а не вниз идет по трубам». 
Таких обид нельзя снести: 
Его связать сейчас велели, 
Держали десять дней в части, 
В тюремном замке две недели. {*} 
  
Малютка милая! Тебе 
Якушкин Павел был обязан 
Рассказом о своей судьбе, 
Хоть и ничем он не был связан. 
В части он много вынес мук, 
Но, хоть и был в простой поддевке, 
Ему не связывали рук 
Неблагородные веревки. 
  
Тогда, не тратя лишних слов, 
Ты вышла в свет без покрывала, 
Назвала прямо древний Псков 
И прямо Гемпеля назвала. 
Теперь ты скромницей глядишь 
И, позабыв о прежнем форсе, 
«_В одной столице_...» - говоришь... 
(В Варшаве или в Гельсингфорсе?) 
  
Полковник N... столица Z... 
Всё недосказано, всё глухо... 
О гласность, гласность! В цвете лет 
Ты стала шамкать, как старуха! 
Останься ж при своих складах, 
Но за былые заблужденья 
Надень вериги - и в слезах 
Моли у _Гемпеля_ прощенья! 
  
          1862

Популярные стихи

Арсений Тарковский
Арсений Тарковский «И это снилось мне»
Павел Васильев
Павел Васильев «Елене»
Валентин Гафт
Валентин Гафт «Плаха»
Юрий Воронов
Юрий Воронов «Память»
Леонид Филатов
Леонид Филатов «Замри»