Василий Курочкин

Василий Курочкин

В начале сырныя недели 
Я звал к Аскоченскому так: 
«О ты, мой Ментор в каждом деле, 
Тебя зовет твой Телемак! 
О муж Аск_о_ченский, поведай, 
Как веселиться должно мне». 
И сел «Домашнею беседой» 
Питать свой дух наедине. 
  
К занятью этому привычный, 
Что нужно - тотчас я нашел: 
Прочел «Словарь иноязычный» 
И «Блестки с изгарью» прочел; 
Нашел статеечку «За чаем», 
Прочел внимательно сейчас 
И порешил: теперь мы знаем, 
Что позволительно для нас. 
  
«Не загрязнюсь в житейском море! - 
За чаем провещал сей муж. - 
И не пойду смотреть Ристори 
(Она уехала к тому ж). 
Она беснуется в Медее... 
А Майерони-Олоферн 
И остальные лицедеи 
Суть скверна хуже всяких скверн. 
  
Васильев, Щепкин и Садовский! 
Вас избегаю, как огня... 
Ваш этот Гоголь, ваш Островский 
Страшнее язвы для меня. 
Пусть весь театр в весельи диком 
Кричит и воет: Тамберли-и-к! - 
При встрече с вашим Тамберликом 
Стыдом зардеется мой лик. 
  
А эти нимфы... эти... эти... 
Розатти, Кошева... Но нет! 
Нет! Ни полслова о балете... 
Стыжусь... я сам люблю балет!» 
Артистов всех одним ударом 
При мне Аскбченский сразил; 
Но пред красавцем Леотаром 
Свою нагайку опустил. 
  
Как бы в одном театре-цирке 
Найдя свой высший идеал, 
Для Леотара ни придирки, 
Ни резких слов он не сыскал. 
И понял я, что боги дали 
Обоим одинакий дар 
И что Аск_о_ченский в морали - 
То, что в искусстве Леотар. 
  
Как Леотар, спокойно-важен, 
Сперва качается, плывет... 
И сразу в два десятка сажен 
Отмерит в воздухе полет; 
Так и Аскоченский смиренный 
Поет природу, свод небес 
И вдруг накинется, надменный, 
На человечность и прогресс. 
  
Как Леотар, в трико прозрачном, 
Один, свободней всех одет; 
Так наш Вельо, в изданьи мрачном, 
У нас один анахорет. 
Умея падать без увечья, 
Витают оба высоко: 
Тот в хитрых хриях красноречья - 
А этот в розовом трико. 
  
Кто б ни был ты, читатель, ведай, 
Что Леотар один - артист 
И что с «Домашнею беседой» 
Тебе не страшен общий свист. 
В дни девятнадцатого века - 
Разврат сердец, страстей пожар - 
Лишь два осталось человека: 
Аскоченский и Леотар! 
  
          1861

Поэтическая викторина

Популярные стихи

Андрей Белый
Андрей Белый «Вспомни!»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Умирал костер как человек...»
Андрей Макаревич
Андрей Макаревич «Знаю и верю»
Николай Некрасов
Николай Некрасов «В понедельник...»
Валентин Гафт
Валентин Гафт «Хулиганы»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Следы»