Валентин Никитин

Валентин Никитин

Вольтеровское кресло № 20 (332) от 11 июля 2015 г.

Подборка: Через Чермное море вброд

* * *

 

плеснул керосина, 

неверно нацелясь –

поленья зарделись, 

но не загорелись!

и дымом пахнуло в глаза из печи!..

едва не ослепнув, не канителясь,

я в страхе отпрянул: 

ах, как горячи

в печи кирпичи –

будто зубы дракона!

а печь огнедышаща, 

огнеупорна…

вот так и грехи 

в головах-головёшках!

побольше-поменьше,

что клоны в матрёшках;

чадят они, тлеют,

а искры летят!..

лукавые помыслы 

долго тетёшкав,

в их зареве трудно увидеть сам ад…

 

но тешить легко, 

как дитя погремушкой,

себя сладкозвучно-протяжной кукушкой!

ночная кукушка 

сиреной поёт,

перекукует ночная

                         дневную;

отныне поэт – не пророк,

звездочёт,

но звёзды считает 

в Стожарах

вслепую…

 

В ночь на 9 июня 2015 г.

 

* * *

 

Трава в саду не шелохнётся,

Застыло солнце, как янтарь. 

И даже воду из колодца

Лень зачерпнуть, – такая жарь!

 

Цветами заблагоухавший,

Шиповник вспыхнул – и отцвёл!

Иссяк ручей не усыхавший,

Гробам подобны ульи пчёл.

 

В астрал теперь нетрудно выйти,

Вернуться было бы трудней! –

На подозрительной орбите

Дух зависает, сам-третей;

 

Иль то двойник из подконвойной 

Загробной жизни, где уже

Как конвоир с пустой обоймой

И смерть, сама настороже?

 

Чтоб вечность – зеркало природы,

Мне обнажила ряд зеркал,

В которых отразились своды –

Иных небес иной портал…

 

В тех зеркалах от старта мира

Всё сущее отражено –

И высота ориентира, 

И солнца блеск, и бездны дно!..

 

О небывалом лучше грезить,

Чем о минувшем вспоминать! 

Но судный счёт уравновесить

Лишь Божья может благодать…

 

Ах, неужель со всем проститься

Мне слишком скоро суждено?! –

И солнце вспыхнет и затмится,

От жара треснув, как стекло…

 

3-5 июня 2015 г., Жажлево

 

В больнице на Пасху

 

В углу приютиться, как мышь,

Застыть меж железных кроватей…

Какая тревожная тишь! –

Что может быть чудаковатей?

 

И как мне отсюда бежать,

Из зоны беспечного риска?

Кто вставит в расписку печать,

Поможет ли эта расписка?!

 

Вот-вот разразится гроза

Над прахом земных новостроек…

Но кто мне закроет глаза,

Кто саваном тихо накроет?!.

 

Ведь как ты себе ни мирволь

В плену изумительных бредней,   

Больница – страданий юдоль

И пункт пересадки последней.

 

Магический круг для кутьи –

Каёмочка чайного блюдца…

А если умрёшь в забытьи,

То легче ли будет проснуться?!

 

Глуха, и слепа, и нема

Земная, подземная бездна:

Ни капельки света, лишь тьма! –

И дверь в неё так легковесна! ...

 

Глазеют в загробную ярь

Химеры из всех подворотен!

У рая – апостол-ключарь,

А в ад путь широк и свободен.

 

Одна благодатная весть,

Надежды и веры отрада –

Христос из усопших воскрес,

Господь победил силы ада!

 

Ликуют на Пасху, поют

И ангелы, и человеки!

Больница – священный приют,

В ней эхо Голгофы навеки.

 

20 апреля 2015

 

Стансы

 

длиннее тени

в час послеполуденный,

бой склянок глуше,

вахта тяжелей;

курс на закат!..

плывёт моя посудина,

и бьёт сквозняк

из смотровых щелей!

на горизонте солнце –

чудо-юдино –

вот-вот нырнёт

и скроется, ей-ей!

 

ещё вчера резвился,

глух как тетерев,

к броску готовясь

на току лесном 

в азарте вдохновения! –

и ветер мне

летел навстречу, 

парусом влеком,

как саваном…

и опасенье смерти я

таил в душе,

рисуясь смельчаком…

 

грех вопрошать

патологоанатома

о тайнах гроба,

участи души,

и даже мудреца чудаковатого,

чьи парадоксы

слишком хороши;

в раскатах грома –

канонада фатума;

не заклинай её,

не тормоши!

 

забыться бы,

но ангелом разбужен я,

чтоб о любви

и смерти не забыть!..

проститься с миром

за последним ужином,

крестильную рубашку

раздобыть,

и в ней предстать –

не ряженым, а суженым,

сумев молитвой

боль заворожить…

 

длиннее тени

в час послеполуденный,

и палуба

у бездны на краю;

жду от волны

лобзания иудина –

наложит шторм

вот-вот епитимью!

но крест – мой якорь,

будет цепь разрублена, 

склонюсь к земле,

как небу предстою!

 

грех вопрошать

патологоанатома

о тайнах гроба,

веянье чудес!

приемлю всё – 

от смерти ультиматума

до акта о прощении

с Небес!..

есть смысл во всём –

в коловращенье атома

и в том, чтоб он

таинственно исчез…

 

17-18 февраля 2015 г.

 

* * *

 

Жёлтые кувшинки на волне,

Плеск воды доверчиво-невнятный,

И в её зеркальной глубине 

Отблеск облаков белесоватый;

 

Тени вдруг неясные мелькнут,

Ветер всколыхнёт их шаловливо!

И со дна зелёный изумруд 

Выглянет из пепельного ила…

 

В ожерелье камешков, камней 

Весь залив, красиво вдавшись в сушу;

И покой природы я, ей-ей,

Суетой своею не нарушу.

 

Но готов на диво день-деньской 

В первозданной тишине залива

Любоваться этой красотой,

Затаив дыхание счастливо.

 

28 июля 2014, Жажлево

 

* * *

 

Умиротворенье от реки –

Тихой, полноводной, величавой,

Несмотря на боль и вопреки

Толкотне за близкой переправой…

 

Безмятежно царственны холмы,

На вершинах дух отдохновенья!

А внизу дома сдают внаймы

Или одолела лень тюленья.

 

Хоть в окрестных сёлах суета,

От лесов спокойствие струится…

И земля, как встарь, необжита –

В грёзах богомольца и сновидца.

 

Ты попробуй, тварь к себе привадь,

Птиц лесных, барбосов вислоухих!

Тишь да гладь, да Божья благодать –

Благорастворение воздухов.

 

18 июня 2014, Жажлево

 

* * *

 

Калитка хлопает от ветра,

Что налетел вдруг ниотколь!

Дурная, может быть, примета –

Как вдруг рассыпанная соль…

 

Запоминаю, вспоминаю,

С какою примесью руда…

А скольких я примет не знаю

И не узнаю никогда!

 

И сердце бьётся учащённо,

Как билось в юности, давно,

От неслучайного поклона,

И суеверьем смущено.

 

8 мая 2014, Жажлево

 

* * *

 

Черёмуха благоухает ладаном,

Кадит природа в храме бытия!..

Ужель я вновь в эдеме, предугаданном

До воплощенья, чуду предстоя?..

 

Перерожденец и переселенец,

Я там и здесь, уйдя – и впереди...

Я запахи впиваю, как младенец,

Припав к земной, целительной груди.

 

Благоухает ладаном черёмуха,

И соловей защёлкал… Боже мой!

Ужель я шум не отличал от шороха

Совсем недавно, как глухонемой?!

 

10 мая 2014, Жажлево

 

Вечерний зов

 

Вдруг оборвётся

            метроном кукушки? –

Загадывать не надо мне!

Судачат кумушки-старушки,

Я ж молча буду в стороне –

 

В деревне на лесной опушке,

У лубяной своей избушки.

Незримая кукует птаха,

И эхо тает вдалеке…

Как будто голову на плаху

Настойчиво склоняет мне;

 

Мол, всё равно предстать Аллаху!

Так шире распахни рубаху!

 

Широкий ворот нараспашку

И без того от дней младых!

Но нелегко мне дать отмашку

И кануть в Лету! – бух, бултых!

 

Уж лучше застегнуть рубашку

И volens nolens слушать пташку…

 

Коль оборвётся

           метроном кукушки –

Ну что ж, ведь я не загадал!

И без того меня в избушке

Давно заждался сеновал;

 

Услышу звон

           сквозь сон

                      с церквушки,

Как в вещем детстве –

                      погремушки!..

 

22 мая 2014, Жажлево

 

* * *

 

Окрас небес зависит не от нас –

От облачных, быть может, звёздных скиний!

За серым ситцем – голубой атлас,

А вспыхнет солнце – изумлённо-синий!

 

Чтоб даже на закате, в Судный день,

Зловеще-красным небо не предстало,

И руки и глаза к нему воздень –

Молись и верь: мольба не запоздала!

 

В погожий день или в ненастный час,

Не ведаем, когда грядёт Мессия;

Подземный гул не раз уж нас потряс,

И сокрушала мощная стихия!

 

Цвет неба, да, зависит не от нас,

Тем более, порою грозовою…

Но быть грозе, и быть ли в оный час? –

От наших дум, от плача над Землёю!..

 

25 мая 2014, Жажлево

 

* * *

 

не вышивать по канве

если узор незнаком

просто идти по траве

лучше всего босиком

 

снежной зимой

в гололедь

и в суховей

на жаре

просто на небо смотреть

лучше всего на заре

 

плакать от боли – навзрыд

шутки чудить – как простак

верой дышать

правдой жить

лучше всего просто так

 

28 мая 2014, Жажлево

 

* * *

 

всё дальше от людей

иду в лесной чащобе

душе не холодней

но тело как в ознобе

 

мостки перейдены

за мной тропа оленья…

последний день весны –

как первый день творенья

 

ах, лето впереди!

всё лето, месяц, день ли?

забвенье обрести

успею ли в раденье?!

 

пустынножитель я

в раскол, заволжский старец!

всё дальше от жнивья –

где колоски остались

 

кто б их ни подобрал, –

не мне их приумножить…

последний ждёт привал

но жизнь не подытожить

 

мостки перейдены

за мной тропа оленья…

последний день весны –

день перевоплощенья

 

31 мая 2014, Жажлево

 

* * *

 

Ребятишки меряют глубину…

Ну а мне, чудаку, по колено река!

Даже если нырну – не пойду ко дну:

Невесомо тело, душа легка.

 

И не надо за борт бросать мне лот –

За бортом судьбы он уже давно;

Коль иду через Чермное море вброд –

Значит, огненный столп обнажает дно.

 

16 июня 2013, Жажлево