Валентин Ирхин

Валентин Ирхин

Четвёртое измерение № 29 (305) от 11 октября 2014 г.

Подборка: Сжимая и разрежая пространство

клоун

 

заручившись надёжным правилом

тонким зонтиком вместо оружия

против жгучей стремительной молнии

без напряжения и стыда

я уселся в центре окружности

 

как сверкнёт – зажмурю глаза

зажимаю ладонями уши

не желаю расстроить зрителя

строю добрые рожицы детям

ищу подбородком сердце

 

не спешу провалиться сквозь землю

ни снова карабкаться выше

покамест пробую выжить

да и дорога лежит

через очень узкую дырочку

 

* * *

 

сжимая и разрежая пространство

сужая и расширяя реальность

волнами направляя усилия

по управлению миром

собирая круги

как зоркий коршун

летящий к добыче

и отпуская

можно тренировать

незаметные мышцы

своей души

 

бабочка

 

1.

 

 в коконе тесно до боли

у бабочки режутся крылья

в узорах их голограммы

сценарий будущей драмы

проблески истинной дхармы

чешуйки пыльцы смертельной

горят электрическим золотом

жилки дрожат током

когда-то она вылетит

в мир через туннели

поднимет свою голову

 

2.

 

сколько порхать осталось

лёгкой осенней бабочке

меж двух изумрудных зеркал

плакать сухими слезами

терять золотую пыльцу

в тихой надежде

услышат придут помогут

 

может быть стоит

из отражений выскользнуть

наружу открыть крылья

держит сомнение

станут напрасными

все её краски

там пустота

 

Овод

 

Покинув Отца навеки

На корабле сомнений

Гонимый святой болезнью

Несчастный Овод

Мучимый ревностью

Король Артур

Восставший из Авалона

Хромой Кришна

Убитый в пяту из лука

Избывший личную кали-югу

Ангел с перекошенным ликом

Скрижали завета разбивший

Движется неумолимо

Быстрее пули

Над стадом коровьим

От веры к вере

Переправляя оружие

Мечту о свободе

По верёвке из простыни

Из мира в мир

Человек всюду лишний

Вчера на балу

Завтра в стане разбойников

Но только сегодня

Он наконец задумался

Оставил любовь позади

И отменил свою смерть

 

Антигона

 

Люди нового времени,

особенно современные женщины

освободились от ряда долгов,

законов и обязательств,

нудных внешних запретов.

Но вот подпирают внутренние

императивные импульсы,

сверкают мгновения страсти,

кипит железный котёл,

готовый, кажется, лопнуть,

да к этому не способный:

жизнь выгорает дотла.

 

Куда такая свобода,

чем лучше та сторона,

под тонким кожным покровом,

если полна доверху

жарким мраком неведенья?

Разве главная ценность чувства,

те же удары в виски и в сердце

во временно замкнутом пространстве?

Это работа зеркала,

строящего гримасы.

 

Кто спорит, внутри Он,

дающий оттуда тварям

энергию воли и духа.

В той глуби записан план,

который мы соблюдаем.

А если шагнуть в сторону?

Будет смертельно тоскливо,

закружится голова,

боги лишат дыхания,

ощутишь пустоту под ногами.

Что же делать несчастным:

попавшие в эту пьесу

должны доиграть до конца.

 

Верховный правитель Креонт –

судья справедливый и строгий,

всё рассчитавший и взвесивший

мерою и числом.

Но против его закона,

против судьбы и природы,

фатума и натуры,

придя неизвестно откуда,

вихрем взрывая мир,

обращая поток жизни,

встала за честь и долг

верная Антигона.

 

Гораздо позднее

французские философы,

слегка отхлебнувшие

из тех же сосудов,

отчаянно сказали:

существование важнее сущности.

 

половина

 

не существует прошедшего

его собираем руками внимания

будущее нереально

но есть лучшая часть

невидимая вторая

глаза закрывая

слушай свою память

там половина осталась

 

* * *

 

пленники золотого правила

поступавшие только так

как хотели устроить свой мир

не веря иным

мыслям чувствам и взглядам

ничего не прощавшие слабым

получат желанное

насытятся

покоем и счастьем

захотят ли двигаться дальше

к другим планетам и звёздам

 

единство

 

это единство мира

полей и взаимодействий

настолько энергоемко

плотный барьер темноты

широк и неодолим

туннели пока не вырыты

 

кроша струны как нитки

плодя антикварки и кварки

рождая бозоны хиггса

и прочие артефакты

данные нам богом

вглядываясь – напрягаясь

стуча головой о стенки

прыгая выше сердца

ползя по скользкой дороге

можно сойти с ума

 

счёт

 

мне всегда было трудно

спокойно смотреть телевизор

даже детские сказки

чтобы не волноваться

и дальше смотреть без страха

я спрашивал взрослых

чем это закончится

не отвечали

 

вечером шла запись

решающего матча чемпионата

на другом краю мира

за океаном

а потому вчерашнего

и отец смотрел

не разрешал говорить счёт

который я знал с утра

из последних известий по радио

 

тогда я придумал фразу

за комментатора:

время позднее

для тех кто не сможет досмотреть

сообщаем счёт

но отец возразил:

таких нет

 

потом он молвил устало:

скажи только если

счёт будет 0:0

и я сказал:

так и есть

 

* * *

 

просматривая по телевизору

старые киноленты

мама мне говорила

я не видела этого фильма

помню только отдельные кадры

остальное не видела

не переключай

будем смотреть

 

значит мы до конца не прожили

всё что положено

ещё предстоит возвращаться

 

Google

 

будучи мощным роботом

продвинутым суперкомпьютером

овладевая бесстрастно

всеми возможными окнами

во внешний мир

скоро наш гугл научится

делать реальный поиск

не только по мёртвым словам

но и по смыслам

мыслям и ощущениям

надеждам и убеждениям

друзей и врагов

звукам и краскам

вкусам и запахам

чувствам родственных душ

и никуда нам не спрятаться

и не уйти

 

дождь

 

внезапные крупные капли

на центральных улицах города

недавно ущербных неровным асфальтом

попадая на свежие плитки

(их уложили рабочие с юга

над слоем песка несложной мозаикой

возле впустую горящих витрин

дорогих магазинов навороченных шляп)

стекают в щели и поры

практически сразу

(куда им ещё деваться?)

почти не меняя окраски

светло-розовых ромбиков

а потому

первое время

вовсе не так

страшно

намокнуть и заболеть

 

Вечерняя Сказка

 

мы ничего не нарушим

просто пойдём по ступеням

(вверх или вниз, интересно?)

на месте негодных пролётов

увидим чёрные дыры

 

то входы в пещеры – к драконам

и дальше к зверям теплокровным

что спят или только дремлют

(а как различить? – не знаю)

покуда мы их не тронем

 

можно им дать конфету

либо погладить по лапе

(по правой или по левой?)

только вот глупых вопросов

им задавать не стоит

 

они повернутся на бок

поднимут правые лапы

(а если иную пару?)

и глянут грустно и строго

их тоже немного жалко

 

* * *

 

вкусившему хлеба

одного фильма мало

даже одной книги

руки торопятся

переключать каналы

умножать окна браузера

менять личины

хватая из стопки тома

дёргая страницы

забывая порядок

 

жизнь сильнее внимания

правды и логики

смысла и цели

но кто-то записывает

невидимые итоги

ставит крючки и метки

в малые промежутки

возможно с улыбкой