Тео Бук

Тео Бук

Четвёртое измерение № 36 (348) от 21 декабря 2015 г.

Подборка: Слёзы Пегаса

О поэзии

 

Поэзия по сути есть обман.

Стихами не наполнится карман

И тонкого движения душа

Желудку не предложит не шиша.

Как немощный, завистливый старик,

Что в спальню к юной гурии проник,

Душа возжаждет страсти и огня –

А в результате – полная фигня...

Персты! Ланиты! Очи и уста!

Создал! Слезу смахнул.

Перечитал....

И под тобою не Пегас парит,

А клячи с мокрой курицей гибрид....

В поэзии не может быть побед.

И поражений – тоже нет как нет.

И что бы ни мусолила молва,

Поэзия – слова, слова, слова....

 

1991

 

Перестройка… Перестрелка… Перекличка

 

Пришла пора брожения умов,

Вопросы встали, и опять повисли....

Тяжеловесны, как борцы сумо

Вдруг обрели подвижность наши мысли!

От перемен мы были далеки –

Но всё же наступили перемены –

И робкие в начале пузырьки,

Образовали слой бурлящей пены.

Так вот она – неведомая новь!

Всё многоцветно – от речей до флага!

И в жилах большинства уже не кровь,

А то ли пиво, то ли даже брага....

 

1991

 

14 августа 1992 года

(Указ Ельцина о введении в действие программы

приватизации разработанной Чубайсом)

 

России новой честь и славу,

И процветанье, и прогресс

Грозилось обеспечить РАО,

Всем нам знакомое АЭС.

От Петербурга до Находки,

От Заполярья до степей –

Сеть электрической проводки

И электрических цепей!

Россия! Ты не сомневайся!

Светлей, чем солнце на заре,

Засветят лампочки Чубайса

Тебе на каждом фонаре!

 

1992

 

1993 год

 

В час, когда вставало

Солнце, счастье сея,

Гордо шёл к победе

Пролетариат!

Поначалу –

Прямо.

А потом – левее.

И ещё левее.

И уже – назад....

Рядом семенило бодрое Крестьянство,

По пути меняя лошадь на комбайн!

Сразу позабыло, что такое «пьянство»!

Сразу изучило, кто такой «дизайн»!

С ними увязалась некая прослойка,

Позабывши даже, как её зовут.

Суетилась бодро!

Колготилась бойко!

Вынув на продажу

Совесть!

Честь!

И Труд!

Дружно проходила эдакая свора

Со скотом – скотина!

С боровом – свинья.....

Осознала силу,

И весьма проворно

Дружно возвратилась

На круги своя...

 

1994

 

* * *

 

Недопоняли мы где-то

Чем дышать...

Жарким очень было лето,

Поспеша...

Нам бы влаги бы заране

И дождей.

Наплодили столько дряни

И вождей!

Для чего собрались люди

У окна?

За окном теперь прибудет

Желтизна...

Нет на листьях позолоты -

Только медь...

Потеряли мы чего-то –

Осень ведь...

Жди прихода безобразий

И врага!

Пережить нам нужно грязи

И снега...

 

1999

 

* * *

 

Вьются тучи, небо хмуря,

Воют ветры озверев,

Буря! Скоро грянет буря!

Буря над КаПээРэФ!!!

Гром ворчит, с ветрами споря,

Молний – тьма! Хоть задом ешь!

Надвигает бурю Боря

На зюгановскую плешь!

Хоть уходит скоро Боря

От кремлёвского руля –

Не испытывает горя

Вся российская земля!

Дорогие россияне,

Пережив советский ад,

Держат Боре шиш в кармане,

Но в коммуну не хотят!

В буре Бори – много силы,

Это очень хорошо!

Вот бы смылся и Ампилов,

А ещё – и Макашов!

 

* * *

 

У коммуниста – сложная

Судьба,

Поскольку для него

Вся жизнь –

Борьба!

Я – монархист –

Скажу ему на это:

Жизнь человека – только

Эстафета!

 

1999

 

Петербург

 

Вы бывали в Петрограде – Ленинграде – Петербурге?

Говорят, красивый город!

Я в нём, правда, не бывал...

Говорят, в нём раньше жили

Императоры России!

Заезжал в него и Ленин

На своём броневике!

Говорят, что Чижик-Пыжик

На Фонтанке пил спиртное –

Пропустил две рюмки водки –

Зашумело в голове!

А на площади Сенатской

Тусовались декабристы –

Пошумели, побузили

И поехали в Сибирь...

А позднее в Петербурге – Ленинграде – Петрограде

Люди бучи поднимали,

К революциям стремясь...

Даже Ленинский брат Саша

Заслужил себе верёвку –

Поделом досталось Саше,

Потому, что – террорист!

Только юный Вова Ленин,

Разобидевшись за брата –

Дескать, царь его повесил,

А не дал себя убить –

Заявил весьма серьёзно:

Сдам экзамены экстерном,

Изучу ученья Маркса

И пойду другим путём!!!

 

1999

 

* * *

 

На разборки кровные

Русский богатырь

Вышел в поле ровное,

На большой пустырь!

Сонмы вражьей челяди

Бьёт на рубеже...

Иноверцы – нелюди,

Будет вам уже!

Нет вам здесь пристанища!

Господи, спаси!

Не топтать поганищам

Киевской Руси!

Не мешать с половою

Доброе зерно!

Змею трёхголовому

Сгинуть суждено!

Разнесу по камушку

Всю гнилую рать!

Вспомню вашу мамушку,

Евра вашу мать!

Мне ль грустить печалиться,

Мне ль в могилу лечь?

Не сорвётся палица!

Не погнётся меч!

По земной поверхности

Полыхну огнём!

Помяну вас, нехристи,

Зеленым вином!

Гниды подколодные

Гунн и печенег!

Русь войдёт свободною

В двадцать первый век!

 

2000

 

* * *

 

Я стою, восторженно глазея

На янтароносное Остзее...

Образы морские предо мною,

Стены городские – за спиною...

Над седым готическим собором

Гордый флаг трепещет триколором...

Внуки скомороха – не ваганта! –

Ныне ходят у могилы Канта...

Это – наказанье ли? Награда?

Для Калининсберга-Кеникграда?

Не даёт сегодня мне ответа

Прусско-русский уголок планеты...

 

* * *

 

Растают в тумане земные чертоги,

Затянется мглой небосвод...

Пред вами появится странник убогий

И тихую песню споёт.

О мире, где вечно унылое лето

Печальной блестит красотой...

О мире, который находится где-то

За некоей чёрной чертой...

Там чахлые травы желтеют уныло,

Печально кричит козодой,

Там немочь и тлен торжествуют над силой,

А радость едина с бедой...

В тот мир – отвлечённый, бездумный и дальний –

В назначенный каждому час

Дорогой своею, индивидуальной,

Отправится каждый из нас...

 

2003

 

* * *

 

О сложности великой памятуя,

Её в душе своей переваря,

Мы вдруг находим истину простую –

Мы усложняем всё на свете – зря!

Для нас урод останется уродом,

Хоть может быть красавцем для других,

И гасит кислоту не только сода,

И прозы антипод – не только стих!

То, что для нас обычно и привычно

Счесть таковым обязаны лишь мы!

Всяк мир воспринимает – очень лично!

(И даже супер-светлые умы!)

И, оценя достойно суть явленья

Никто из нас к другим не будет крут –

Лентяй не назовёт безделье – ленью,

Трудяга не сочтёт обузой труд!

Когда же вдруг какой-то заявитель

Фортуной на известность обречён

Зовёт народ: «По-моему живите!»

Способны ли мы жить, как хочет он?

Пускай – народ мы!

Пусть едины все мы,

И личного – для общего не жаль.

У каждого из нас – свои проблемы!

У каждого из нас – своя печаль!

И каждый хочет быть самим собой!

А, значит, даже при «народовластье»

Ведёт свой «индивидуальный» бой!

Мы правду не воспримем , как обиду –

Для всех должны быть истины ясны –

Ведь ЧЕЛОВЕК – он прежде «индивидуум»,

А после – гражданин своей страны!

 

2003

 

* * *

 

Возможно вымысел досужий

Моя обиженность судьбой...

Но блекну я на фоне ружей,

Разочарованный борьбой...

Я не искал вовек поживы

На суперсложном вираже,

Всегда был рад – за тех, кто живы,

Скорбел об умерших уже.

 

2003

 

* * *

 

Коль ты сидишь на дне колодца,

То звёзды видишь даже днём...

Глупец над правдою о нём,

До исступления смеётся...

Для мудреца-первопроходца

Безмерен знания объём...

Всяк рассуждает о своём...

А что же правде остаётся?

Рождён в грязи, рождён в пыли –

Ты сын Природы и Земли...

Рождён в стерильности палат –

Ты всё равно бродяге брат!

Официальные бумаги –

Не изменяют чин бродяги.

Из глубины веков пришли

Слова: рождённый от Земли!

То, что вполне реально ныне, –

Назавтра – только сладкий сон...

К вершинам славы вознесён,

Ты усмири свою гордыню.

Регбийный мяч похож на дыню,

Но пищей быть не может он.

Любой оазис тем силён,

Что расположен средь пустыни...

Не говори – Я царь и Бог!

К себе будь объективно строг!

Пусть даже есть в тебе талант –

В стихе – Державин, в мысли – Кант.

При подведении итога

Дела твои пред ликом Бога

Предстанут глупой суетой

И философией пустой...

Любви, таланта, силы, власти –

Велик и пышен каравай,

Но никогда не отрывай

Ни крошки от чужого счастья...

В колоде карт – четыре масти.

И никогда не призывай

Ни снисхожденья, ни участья...

Коль ты по сути «Человек»,

Сумей принять и пар, и снег,

Но, что бы в сердце не пришло, –

Не поддержи обман и зло!

Не уподобься мелким рекам –

Во всём останься «Человеком» –

Весьма печальна тягомота –

Был Человек! А стал – болото...

 

* * *

 

Неуютно и сиро

Житьё, ото всех в отдаленьи

Одиночеству больно!

Ему не доступен причал!

Вся гармония мира

Находит своё проявленье

В единении вольном

Двух жизнетворящих начал!

Заключается чудо

В слиянии тверди и неба!

Вечный бег бытия

Переходит на новый виток

Всё в порядке, покуда

Великой Любви на потребу

Создаётся семья,

И даёт новой жизни росток!

Космос массу вместил,

Воплощение Ада и Рая!

Ты – космический атом!

К любому себя подготовь!

Будь сильнее без сил!

Изгибайся, себя не ломая,

Уступай, побеждая –

Наверное, это любовь!

 

Моим друзьям сорокалетним

 

Моим друзьям сорокалетним

Я посвящаю бодрый тост:

Геноссе! Опровергнем сплетни,

Как будто бал закончен летний

И ожидают нас в передней

Уныние и вечный пост!

Ведь наше дело – молодое!

Хоть нету прежнего удоя –

Пусть жёны наши – если стоит –

Нам сцены ревности устроят,

Но не оплакивают нас!

В пастели ли, иль в акварели

Не создавать нам грустных лиц!

И для чего? ! На самом деле –

Бутыли есть, и есть постели –

Я пью за то, что б мы сумели

Детей плодить, а не вдовиц!

 

1997

 

Жене

 

В пылу житейских передряг

Меж молотков и наковален

Не разберёшь, кто – друг, кто – враг,

А кто и попросту нейтрален...

Средь забытья и суеты

Устать от жизни можно скоро,

Но я живу, поскольку ты –

Моя надежда и опора!

Конечно, жизнь – не ровный луг,

Тут и канавы, и завалы,

Но ты мне всё ж не просто «друг»,

Хотя и этого не мало....

Наверно связывает нас

Нечеловеческая сила,

И видит Бог – мне в добрый час –

Надежда Веру подарила!

Мой талисман, мой чёрный кот,

Мне намурлыкал ночью этой –

Кто верит и в надежде ждёт,

Тому не долго до рассвета...

 

27.07.1995

 

На рождение дочери

 

Действительность не сжечь, не истолочь...

Лишь воспринять!

Желательно, без вздохов...

Жена моя мне подарила дочь!

Сие – не сын, но всё-таки – неплохо.

Пусть будет так! Природу признаю!

Лишь Папа Карло режет из полена!

Дочь не продлит фамилию мою,

Но род людской продолжит непременно!

Пускай она на долгие года

Прижиться сможет в жизни бестолковой!

Пускай в её сознаньи никогда

«Пшеница» не заменится «половой»!

Пускай она достойно мир поймёт,

Воспринимая и шипы и розы,

Дай Бог не спутать ей пчелиный мёд

С болтушкой из фруктозы и навоза!

Свершилось!

Всё!

И все сомненья – прочь!

Плодить людей – такое наше кредо!

…Сегодня у роддома встретив дочь,

Я сам себя обрёк на званье «деда»!

 

Весна!

 

Весна! Распускается первая липа!

Прошли холода! Перспектива ясна!

И сердце с каким-то восторженным всхлипом

Истошно кричит: «Наконец-то весна!»

Весь мир переполнился бурей восторга!

Выходишь в луга!

В травы падаешь ниц!

Не верится в существование морга

И в существование разных больниц!

То трель жаворонка касается слуха!

То ветер качнёт молодую листву!

То самая первая жирная муха

С гудением жутким уйдёт в синеву!

Поэзия всюду! Отвергнута проза!

Торжественным звоном прорезана тишь!

На тёплом пригорке, под белой берёзой

И сам, словно муха, сидишь и гудишь!

Всего – до отказа! И счастья и грусти!

Доверься природе! Природа права!

...И столько её через душу пропустишь,

Что даже наутро гудит голова!

 

1987