Татьяна Парсанова

Татьяна Парсанова

Четвёртое измерение № 29 (485) от 11 октября 2019 г.

Подборка: Шалаш для рая

* * *

 

Огни созвездий полночь погасила.

Застыл громадой мощной Аю-Даг.

Сердилось море. И, бахвалясь силой,

Пугало своим рыком южный мрак.

 

О берег билась вдрызг волна слепая,

Рвала о камни пенную фату...

Ей вторил ветер. И швырял, играя,

Пригоршни брызг солёных в темноту...

 

* * *

 

Светлане и Павлу К.

 

1

Новогодних салютов огни

Отцвели, как-то враз отзвенели.

Скукой будней раскрашены дни.

Но в разгаре московской метели

 

С грустной нежностью вспомнилось, как

Вдалеке от тревог и событий

Тёплый дождик на Малый Маяк

Опускает хрустальные нити,

 

Как волшебною кистью заря

Красит мир серебристым и синим,

Как Нептун косяки луфаря

Подаёт рыбакам и дельфинам.

 

2

Солнце укрылось за полог тумана.

Малый Маяк притих.

Зябко нахохлившись, осень упрямо

Льётся грустинкой в стих.

 

Море, насупив высокие волны,

Пеной плюёт на пляж.

На волнорезе мокнет безмолвно

Чайка, как верный страж.

 

Дерзко-безудержный ветер-повеса

Брызги швыряет в дом.

Старый орешник о крышу навеса

Спелым стучит плодом.

 

* * *

 

Был старый «пазик» явно не у дел.

Таким, как он, лишь век двадцатый впору.

Ах, как же он натружено гудел,

Взбираясь на Алуштинскую гору.

 

Горячим солнцем подпалённый люд,

С испариною липкою на лицах,

Ворчал беззлобно. Осознав, что тут

«Кондей», спаситель мог бы пригодиться.

 

И распаляясь, к слову, вспомнил, как

Живёт теперь – ни почестей, ни выгод…

Водитель гаркнул: – Прибыли! Маяк!

И люд, толкаясь, ринулся на выход.

 

* * *

 

Вновь мерзлотою дышит тишина,

Переполняя горечью мой кофе.

Вновь я гвоздём судьбы пригвождена

К кресту раздумий на моей Голгофе.

 

Бегу туда, где в сумраке вины

Заря стыдливо приспустила стяги.

Туда, где ты, укравши у жены,

Швырнул мне ласку, словно кость дворняге.

 

Туда, где я, собой не дорожа,

Шальную жизнь о шип вспорола острый.

Любовь вкушала с кончика ножа,

Не обретя обетованный остров.

 

И где, в забвенье окунувшись, вспять –

Обручена с болезною тоскою,

Когда любовь ты пробуешь опять

Сравнять с землёй не дрогнувшей рукою...

 

* * *

 

Мне за тебя молиться надо.

Но я в бессилии – пока

Встают незримою преградой

Слова, слетевши с языка.

 

Пока безверья давит бремя,

Пока соблазнов крепок лёд,

Я жду, когда наступит время –

Душа заблудшая взовьёт

И нивелиром угол зренья

С гордыни спустит в простоту.

Тогда, познавши суть прощенья,

Я до молитвы дорасту.

 

* * *

 

Этот город (себя теряя)

Перестуком колёс сотру.

Там остался шалаш для рая,

Переделанный в конуру.

 

Там мы дружно играли драму,

Мир в оконный зажав проём.

Там осталась дорога к храму,

Занесённая январём.

 

* * *

 

Весны гигантское цунами,

Как щепку, смыло мой покой –

Опять я в ссоре с зеркалами

И в несогласии с собой.

 

Опять от доводов рассудка

Сбегает легконогий сон.

Но...

Сердце обнажённо-чутко

Пьёт соловьиный перезвон.

 

И май оттенком лазурита

Небесный красит окоём,

И прошлогодние обиды

Смывает солнечным дождём.

 

* * *

 

А у ночи – твои глаза...

А у глаз твоих тайный плен…

Явь, по краешку сна скользя,

Дышит воздухом перемен.

 

Эта осень тобой больна.

Так нечаянно… Так всерьёз.

Льётся тонкая тишина

Остриём не пролитых слёз.

 

Застилает туманом даль

Злой вороны картавый крик.

И надежды моей хрусталь

Разбивается о тупик.

 

Разум крылья мои связал

Даже мысль о тебе запретив,

Но... у ночи твои глаза...

А у снов моих – твой мотив...

 

* * *

 

Опять Морфей дружить со мной не хочет.

Пугает ночь крестом оконных рам.

Бунтует Память. И Апрель пророчит

Раздрайный взлёт моих кардиограмм.

 

Упрямо мысли о тебе стрекочут,

Забыв итоги отгремевших драм –

Не мне желаешь ты спокойной ночи.

Не ты меня целуешь по утрам.

 

* * *

 

Повозкой бренной катит жизнь земная,

пока небес мы жаждем благодать.

И всё-таки приходится признать –

создатели и ада мы, и рая...

 

Поверить надо в мудрость бытия,

и жизнью насладиться в полной мере,

и быть счастливым в этой твёрдой вере.

Раздутое поглубже спрятав – «Я».