Татьяна Крещенская

Татьяна Крещенская

Золотое сечение № 32 (380) от 11 ноября 2016 г.

Подборка: Тихий свет

* * *

 

Ты любил меня тихой любовью,

Той, которую знала лишь я,

Что горела звездой в изголовье,

И всю жизнь охраняла меня.

 

Годы шли тяжелее составов,

То летели стрелой поезда...

И над жизнью моею усталой

Так же тихо сияет звезда.

 

февраль 2016

 

* * *

 

Какая блажь, однако, этот труд,

Как будто служишь вечности залогом.

Поэт – он для того, чтоб спорить с Богом?

Он – шут, паяц, уста младенца тут?

 

март 2016

 

* * *

 

Из суеты сует,

куда ни посмотри,

всё дышит суетой

и радостью, что болью,

покой и тишина –

они всегда внутри,

но, как туда попасть,

чтобы из них «глаголить»

о том, что вот опять

акация цветёт,

и облака несут

земную нашу влагу,

слова – пыльца,

но горек этот мёд

для тех, кто их решит

исторгнуть на бумагу,

для тех, кому слова –

лишь знаки на пути

в пространство тишины

и знанья между строчек,

кто знает глубину,

тем не нужны мосты,

а высота сквозит

зрачками чёрных точек.

 

май 2016

 

* * *

 

Крайности сходятся –

Жизнь и смешна и ужасна.

Я за неё не отдам

Ни слезы ни копейки.

Нет ей цены никакой –

Не святой и не красной...

Но и она может стоить

Зимой телогрейки.

Но и она может стоить

Когда-то улыбки и взгляда,

Детского смеха

И нужного тихого слова,

Только об этом, наверное,

Лучше не надо...

Только об этом и пишут

Всё снова и снова...

 

май 2016

 

* * *

 

...И вот срываю дни,

как ягоды с куста.

Как хорошо, когда

ты нужен и не нужен,

поскольку всё равно

жизнь в сути – не пуста,

смотря, на сколько ты

внутри, а не снаружи.

И страха нет уже,

иное сберегла,

и это хорошо,

а утвержденье эго –

для радости земной,

где всё – цветное лего,

весёлый этот клинч

в душе – добра и зла.

Но терпкий плод горчит –

не тот ли куст, садовник?

А, может быть, дичок

попался в этот раз?

Иль, просто, это он –

тот самый куст – терновник?

Но, кто же в нём, скажи,

доселе не увяз?

 

май 2016

 

* * *

 

Я тороплюсь сказать,

Но, Господи, зачем?

Твоя ли тишина

Моим словам порукой?

Бумаги, книги, стол –

Всё в этом мире – тлен,

Компьютерной строкой

Уже глядит разлука.

 

И даже красота

И радость бытия

Несут в себе, тая,

Свою крупинку боли,

Но зёрнышко созреет,

Знаю я,

И выйдет человек

К свободе воли.

 

Ты – Нечто или пусть –

Великое Ничто!

Мы для самих себя

Лишь не исповедимы,

Уходим в небеса

Холодной струйкой дыма –

Всё – что мы есть и нет,

В остатке – Ты. И что?

 

В Тебе ль бессмертны мы?

Но чем согреешь Ты?

Наш разум суетен и жаден.

Альтернатива – хлев?

И тёплые гурты?

Сознанье – Ты,

Но разум – беспощаден.

 

Нам скучен тот покой,

Что числит нас в живых,

То Нечто – кроме слов,

Что порождает Слово,

И холодом в горсти

Птенец замёрзнет снова...

И я дышу в ладонь...

Дыханье – тоже Ты?

 

май-июнь 2016

 

* * *

 

Я вспомню вдруг, как осень хороша!

Весна так суетна, и всё в царицы метит,

А осень – вдохновенная душа,

Своей короны даже не заметит.

А лето – что? Здесь тесно и словам.

Вся визуальность в запахах и травах...

Где Слово, где слова – судить ли нам,

Рассудят нас «о времена, о нравы».

 

* * *

 

Смотрю на жизнь собрата-муравья,

его сородичей, соседей

и рада, что тот муравей не я,

что пусть сама природа этим бредит –

своей травой, землёй, корнями встык,

я этот хрупкий мир и так приемлю,

и мне почти понятен тот язык,

корнями вросший в эту землю.

 

Здесь – матрица, по ней здесь видно всё,                     

как вертится природы колесо.

 

Здесь жизнь и смерть – подруги ли, друзья,

здесь все друг друга как-нибудь мутузят,

здесь всё слилось, что можно, что нельзя,

вот лужа горяча – чем не джакузи.

А солнца луч, нырнув за облака,

мигнул мне на прощанье, мол, пока.

 

июнь 2016

 

* * *

 

Я знаю, зачем ты ушёл навсегда,

И осень в окне полыхала.

Здесь старость, как смерть, как лихая беда,

А жизни всегда будет мало.

Уйти будто в осень, где пляшет листва,

В согласьи с природой, с собою,

На пике, на грани судьбы, естества –

В любви, за любовь и с любовью.

Лови этот миг, чтобы всё же уйти

И вовремя чтоб и в сознаньи,

Чтоб миг не поймал тебя сам на пути,

Устроив с пристрастьем дознанье.

Но это всё байки – всё нечет и чёт,

Орёл вдруг окажется решкой...

Быть может, одна, потому – и не в счёт,

В ферзи пробивается пешка.

 

июнь 2016

 

* * *

 

Эти розы не пахнут ни розой, ни псиной,

Эти розы не пахнут ничем,

Белый куст будто выгнул огромную спину.

Он с шипами большими – зачем?

Может быть, под иной этот куст всё рядится,

Чтоб тот «венчик» – как будто из роз...

Разве что – сумасшедший с ним будет судиться

За иллюзию метаморфоз.

 

июнь 2016

 

* * *

 

Я в детстве в православьи крещена,

В дремучем, тёмном православьи,

Но кто меня заставит думать, славить

По правилам, канону? Я вольна

По-своему и петь, и разуметь,

И верить не в Христа, а Иисусу,

Словам Его, иронии и вкусу.

Он кажется фигляром только трусу,

За то что смертью попирает смерть.

Пускай слова записаны не Им,

Все нужные слова всегда доходят

До тех сердец, кто внутренне свободен,

И не закован в догматы, гоним

Как первенец, как баловень просодий,

Где стих к стиху ложится сам собой,

В поэзии – нет смысла в толкованьи,

Её поймёт не каждый, но любой,

Кто сведущ, прозорлив, в одно касанье.

Сквозь смерть свою Он попирает смерть,

Но есть и аллегория аспекта,

Там уровень другой, и крест и лепта,

Не каждому дано уразуметь.

А чудеса и чудо – для иных,

А для тебя – сплошная пантомима.

У каждого свой храм внутри и схима,

Рассудит нас, как видно, тот же Бог –

Для всех Един как память, как зарок,

Порок – над своей волею глумиться

И попирать своё же естество,

То бишь – Его подобье. Не Ему,

А с Ним, пожалуй, стоит нам молиться.

 

20.06.2016

 

* * *

 

Я должна, чтоб помнить не мешало,

Прошлое не зачеркнуть – отсечь.

Чтобы жизнью речь моя дышала, –

Мне вручила Муза этот меч.

Мне она напомнила о многом,

Её голос – мой, и этот тон,

Что всегда сподручен был для слога,

И меня спасёт сегодня он.

 

05.06.2016

 

* * *

 

«Ты не жена поэта, ты – поэт»,

Запомнила на весь остаток лет

Слова твои, и не полна виною,

Что быть твоей отважилась женою.

 

июнь 2016

 

* * *

 

Как постепенно, тихо, иногда,

Какие-то твои уходят вещи,

Иль начинают жить в дому, когда

Периоды невнятны и зловещи.

А за окном уж липа отцвела,

И воздух, как кисель, жара такая, –

Поверишь вдруг в намерении зла,

Тем самым злу, и вправду, потакая.

Тебе теперь – что вещи, что жара...

Ты не любил густую матерьяльность,

Поэт-аскет, ты знал, когда пора,

И что, но – как – уже твоя реальность.

А вещи что... всего касался ты,

Неуловимо это... как черты.

Вот так же и меня переживут,

И кроме книг, окажутся на свалке,

А жизнь вокруг всегда, как в перепалке, –

Любимый всё же нами Голливуд.

 

июнь 2016

 

* * *

 

Как будто собирался дождь,

Как будто,

Как будто было нетто сплошь,

А стало – брутто,

Как будто не было седин,

И вот – седины,

И, словно трубочный твой дым, –

В круг белый – джинны,

Но мне не надо ничего

От них, не надо,

За исключеньем одного –

Зимой из сада

Сирень цветущую, как знак,

Но там – терновник

Опутал всё, здесь всё – не так,

Ветвями колко,

Здесь им опутана страна –

Торчат иголки,

Он вырос быстро как стена,

Впиваясь в холку...

Как будто дождик моросил,

И – нету,

Как будто не хватило сил, –

Пролился где-то.

 

июль 2016

 

* * *

 

Я стала строже к написанью дат.

Несут в себе все тайны – цифры, числа,

И дата под стихами, как солдат,

Как будто охраняет мои смыслы.

И те, тобой поставленные даты,

Как на часах застывшие солдаты.

И эти даты для меня теперь –

К тебе уже захлопнутая дверь.

А здесь и воздух сторожит своё,

Большое здесь и малое зверьё

В тени притихло, что-то сторожит,

И календарь, как крестиком, расшит...

А под стихами, что пишу теперь –

Домой, к себе, распахнутая дверь.

 

28.06.2016

 

* * *

 

Ирине А.

 

На грядке, в поле, в огороде

Остался бы подсолнух-бог,

Что и не плохо в своём роде,

Коль не случись Винсент Ван Гог

С душевной адовою болью,

С замесом красок на крови...

Смирись, поэт, художник, с ролью

Быть в подмастерьях у любви.

Тебе положено юдолью

Здесь в мире болью выгорать,

Забыв, кто есть отец, кто мать,

Тебе положено быть солью.

Терпи, терпи, покуда можешь,

Таская угли из души,

Своею болью мир смеши,

Пиши, покуда крылья сложишь,

Покуда пишется – пиши.

 

11.07.2016

 

* * *

 

«И дождь, и дождь со всех сторон...»

А. Иванников

 

Перед дождём, после жары,

Загадочный и пряный запах,

Природа, крадучись на лапах,

Несёт волшебные дары.

И тучи тёмные, как сон,

Потусторонний грохот грома,

И чувствуешь себя, как дома,

И дождь, и дождь со всех сторон!

 

19.07.2016

 

* * *

 

Быть понятным легко, а попробуй понять непонятных,

Тех, кто видит времён отдалённых, но всё-таки внятных.

Сквозь раструбы души – их живую в пульсациях плоть,

Охрани их, пришедших не вовремя, видно, Господь.

Они дети других и ещё не наставших времён,

И заброшены, брошены здесь – не с сургучной печатью,

Они здесь – не свои, на них знак – каждый болью клеймён

До любви человечьей, до земного простого зачатья.

 

20.07.2016

 

* * *

 

Опять, как в кроличьей норе,

Опять, всегда, обратно...

И сон здесь – об одной поре

Дурной и непонятный.

В зеркальном мире нет зеркал,

Вот правда в чём и фишка,

А зазеркалья кто алкал,

Расплатится манишкой.

Что шея? Напрочь голова,

Король ли, королева.

Заплатишь только за слова,

Направо ли, налево.

Кто за неправильность зеркал,

Подвиньтесь, извините...

Ах, кто-то здесь опять взалкал

Безумных чаепитий.

 

01.08.2016

 

* * *

 

Не простив себя, не простишь других,

а себя прощать – есть за что всегда,

а прощать других – нынче много их,

что в лесу грибов после дня дождя.

 

А мой дом теперь на семи ветрах,

и строка моя – причитание,

за тебя теперь мне не ведом страх,

за себя – одно вычитание.

 

Ах, поэт, поэт, не имей друзей,

не имей детей, ни мужей, ни жён,

ни двора тебе, ни стола тебе,

ты с другой судьбой, видно, сопряжён.

 

Ты на слух словцо подберёшь как знак,

леденцом-словцом позабавишься,

вечность белая на твоих часах,

и не всем, поди, ты понравишься.

 

По счетам большим – у тебя всё есть,

а по маленьким – рад вниманию,

рад теплу и сну и тому, что есть,

человеческому пониманию.

 

Не имей, поэт, ничего в миру,

этот мир не твой – лычки новые...

Не имей, не лги, не вступай в игру,

всё в игре любой – тупиковое.

 

май 2016