Таина Ким

Таина Ким

1  
Росы выпали алой влагой,  
гвалт сорочий наполнил лес – 
«Вы слыхали? На дне оврага  
звери видели – вот бедняга! – 
труп невесты…»  – 
Раздался треск,  
заскрипели, качаясь, ели,  
изгоняя тугу из дупл, –  
«Хоть убийца – прохвост умелый,  
да как только заря зарделась,  
тело дёрнулось, захрипело  
и оскалило лисий зуб!  
Говорят, не впервой такое –  
оживают невесты, но  
что-то в них не совсем людское  
и пугающе-роковое,  
а в зрачках – до беды черно».  
  
2  
Собирались в церквушке местной  
прихожане в одно из утр.  
На венчание шла невеста  
и ворчала – в притворе тесно,  
платье – широко, туфли – трут.  
Брови хмурила то и дело,  
разгорался в глазах костёр,  
злобно рыкнула на омелу…  
Мать, крестом осенив, присела –  
уж не сглазил ли кто дитё?  
  
Трепетали акаций гроздья,  
вместе с ветром пускаясь в пляс.  
За любовь! – голосили гости,  
и вином растекались тосты,  
и ломились столы от яств.  
Под фатой спрятав локон рыжий,  
жениха уверяла: «Люб!»  
Только тем, кто сидел всех ближе,  
будто грезилось – не-на-ви-жу! –  
в поцелуях, слетавших с губ.  
  
3  
А сороки от места к месту,  
продолжали судить-рядить:  
«Вы почуяли – пахнет местью?  
Сердца не было у невесты –  
снова выгрызли из груди!  
У оврага-то, лисья шкура,  
там, где давеча труп нашли!  
Вы видали? В рубахе смурой  
Леший гневно глазёнки щурит,  
по-недоброму молчалив…  
Говорят, не впервой такое –  
что разлучницам спасу нет.  
Пожалеть бы кому покойниц,  
кабы делали те благое…»  
Кто же в тело невесты вдет?  
  
4  
Молодой обнимал супругу,  
говорил:  
– Я навеки твой,  
нет надёжней меня в округе!  
Но ответ: «Ту же ложь, тварюга,  
ты не раз повторял другой», –  
промолчала жена бесстрастно, – 
«После бросил – не клят не мят…»  
Гасло солнце, и свадьба гасла,  
платье белое стало красным,  
словно ткань пропитал закат.  
  
В спальне шторы едва задёрнув,  
скрыла огненный окоём,  
и супруга окутал морок.  
Платье красное стало чёрным,  
словно шитое вороньём.  
– Помнишь, девицу тешил ложью,  
соблазнил и успел забыть? –  
засветилась супруги кожа,  
изменился лик…  
– М-матерь Божья!  
Т-ты ж утопла! Не может быть!  
На колени пал:  
– Кто ты? Кто ты?  
И вцепился в её подол.  
Усмехнулась та косорото:  
– Расплатиться моя забота  
с тем, кто к смерти любовь привёл.  
Тут же в полночь скатился вечер,  
и, сверкнув золотым клыком,  
месяц хищно вонзился в печень…  
Тень девичья, ссутулив плечи, 
поспешила покинуть дом.  
  
5  
Леший помнил: холодным летом  
заблудилась одна душа,  
в подвенечный наряд одета,  
горевала, что не отпета,  
поклялась отомстить при этом,  
и в лисицу, вздохнув, вошла.  
Скорбный визг небеса наполнил,  
гвалт сорочий в лесу повис –  
до рассвета ему не смолкнуть:  
«Вы видали лисицу в полночь?  
Лапы белые, пасть – в крови!  
Говорят, не впервой такое –  
убивает неверных, но,  
что-то в этой лисе людское,  
притягательно-роковое,  
а в душе – до бела черно…» 
  
          2018

Поэтическая викторина

Популярные стихи

Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Необитаемые острова»
Михаил Лермонтов
Михаил Лермонтов «Черкешенка»
Андрей Дементьев
Андрей Дементьев «В нас любящие женщины, порою...»
Белла Ахмадулина
Белла Ахмадулина «Сны о Грузии - вот радость...»
Андрей Дементьев
Андрей Дементьев «Как важно вовремя уйти...»