Светлана Ла

Светлана Ла

Четвёртое измерение № 17 (77) от 11 июня 2008 г.

Подборка: Всеветрие

* * *

 

осмелюсь доложить тебе, мой свет,
сегодня мне опять не до закатов,

я первой не хотела – вышла пятой,
не вышло только счастьем поболеть

осмелюсь разуверить вас, мой друг,
ничто на ходе дня не отразилось,
я милостыни выпила за милость,
нечаянно доверившись ведру

осмелюсь не перечить вам, мон шер,
перчины, поперечины, причины
меня нигде, никак не научили,
представьте, счастья хочется душе

осмелюсь удивить тебя, мой брат,
поскольку мне всегда давались тропки,
тропинки, стёжки, просеки и топи,
так было тридцать тысяч лет подряд

осмелюсь удивиться и сама:
доверчивость живёт в моих владеньях,
проверить можешь в этот понедельник
или в четверг, когда наступит март

 

* * *

 

у моей дудочки лопнули провода
высоковольтная линия подвела
бабочка выпорхнула из-за угла
бабочка дудочке не мила

вот вам явления в небесах
каждый заметитне то не так
каждый поймёт не пустяк пустяк
взвесив явления на весах

лопнули лопнули ах и ох
в поле замену ищи-свищи
бабочку в печку – дуду во щи
нетушки-нетки не выдаст бог

дудочка бабочке первый альт
бабочка ей не мила – беда
проводу лопнувшему всегда
высоковольтный народ не рад

 

* * *

 

азбуки веди глаголы иди иди
прямо по улице мимо меня прохожей
твой поворот на четыре планеты позже
там где фонарь поворотный всегда чадит

азбуки веди глаголы куда куда
едет телега багажная мимо мимо
вот поворот начинаем протестный митинг
правда сегодня как раз на часах среда

азбуки веди глаголы ага ага
все знаменосцы и все завотделы бубнов
только в четверг обещали сюда прибудут
видимость нынче неважная – в полшага

азбуки веди глаголы летит летит
смотрит как мы четверговые планы строим
ветер которому мы ни родня ни ровня
ветер который мурлычет другой мотив

 

Из книги «Веткины сны»

 

* * *

(погост)

 

колея накатана
позади сельцо
женщина заплакала
спрятала лицо

 

на погосте маленьком
посреди оград
одиноко-маятно
крестики стоят


кисеёй укутанный
ляжет под крестом
человечек – куколка
в деревянный дом

 

мы с тобой помолимся
чтобы дом был сух
сыпьте добры молодцы
распостылый пух


из берёз и сосенок
над погостом лес
середина осени
перемена мест

 

15-19, октябрь, 2003

 

августины

(сказка для себя)


над нашей крышей август свил гнездо
такой мосластый, лунный, звездоногий
однажды от просёлочной дороги
его июльским ветром занесло


летели дни и яблоки на Спас
святили в церкви бабушки и внучки
и август с августихой самой лучшей
своих детей в рассветном небе пас


учили папа с мамой августят
всему, что сами в этой жизни знали
и было шумно в небе над домами
до самого начала сентября

 

и вот настал их тридцать первый день
и снова ветер, дувший от просёлка
крутил подолы и ерошил чёлки
и августятам пробил час лететь


наступит завтра, но без августят
они сегодня ночью шумным клином
в далёкий перелёт из августинов
от папы и от мамы улетят

 

закапал дождь, ему пришла пора
был дождь в ту ночь размеренный и тихий
и жили в небе август с августихой
два облака до самого утра…

 

* * *

 

ау, ау, мой миленький,
ау, ау, мой маленький,
давно ли вместе были мы,
прошли те ночи, канули

 

прошли и в воду канули,
сомкнулись воды тёмные,
а возле дома яблоня,
а яблоки все собраны

 

а зорька, будто полымя,
да небо гаснет к вечеру,
а утром будет ветрено,
да только делать нечего

 

смысл

 

вышла девочка на мыс
в синем море ищет смысл
видит дед кидает невод
смотрит девочка на небо

 

в синем небе смысл ищет
сотню лет а может тыщу
поднесла к глазам ладонь
солнце кружит над водой

 

дед выуживает снасть
смотрит девочка смеясь
смысла нет она смеётся
снасти высушатся солнцем

 

сотню лет и тыщу лет
невод есть а рыбки нет
то-то рыбка золотая
в сети редко заплывает

 

дед идёт себе домой
мимо девочки смешной
мимо моря мимо мыса
мимо солнца мимо смысла...

 

лошади


за рекой в туманах
лошади стоят
гривами качают
греют жеребят
в тесноте и тиши
лошадиных спин
кобылица слышит
жеребёнок спит

 

* * *

 

танцуй бабочка танцуй
на стекле моём оконном
в барабанной перепонке
между небом и землёй

 

танцуй бабочка танцуй
не ищи сегодня воли
заоконный чёрный ворон
наблюдает за тобой

 

танцуй бабочка танцуй
к ночи будет всё иное
солнце сядет за стеною
поменяется с луной

 

танцуй бабочка танцуй
зимний день проходит быстро
а сегодня жили-были
ты да я да мы с тобой

ты да я да мы с тобой

 

шестикрылолёт

(инопланетная считалка)

 

из созвездья чуда
с тамошней луны
к нам весною чуды
прилетают в сны

 

прилетают мирно
крыльями шурша
чуды – шестикрылы
и у них – душа

 

чудо чуд – такая
чудная душа
белая смешная
круглая, как шар

 

белый-белый шарик
шестикрылолёт
в сон мой прилетает
песни мне поёт

 

чудик мой любимый
даже среди чуд
самый шестикрылый
самый чудоюд

 

* * *

 

Если вам весной приснится
по реке плывущий плот
или крыша от больницы,
значит, вам не повезёт.

 

Если вам приснится баня

и большой ушат воды,
значит, будет завтра с вами
много всякой лабуды.

 

Если вам вообще не снятся
баня, крыша, плот, ушат
значит, будет много счастья,
столько, сколько разрешат.

 

* * *

 

прилетела бессонница-птица,
стала пшёнку клевать со стола
в той квартире, где я не жила,
а пыталась-пыталась прижиться,

ветерком занавеску снесло,
от окна нараспашку и было
тихо, птица клевала пшено,
я рассветную кашу варила…

 

из цикла «Пражские письма»

 

* * *

 

разбегался ветер по веткам чужого пространства

расплакалась крыша которую в дождь не укрыли

а вы ли там были а важно ли вы ли не вы ли

пускай это кажется вам подоспело достаться

 

опять расходились небесные разнопотоки

крутя свои штормы на водах для лодок и граждан

заботится небо всегда обо всём и о каждом

и сбудутся вам отведённые даты и сроки

 

и это случится на старой дворовой скамейке

от ветра уносит все нежности вихрем вдоль дома

и вы ли не вы поедали вдвоём полбатона

узнав только-только про вот оно счастье навеки

 

* * *


вот письма к вам, мой милый адресат,
моё к вам всё, что мне о вас любезно,
в конверте письмам холодно и тесно,
поэтому ещё хочу сказать

прошу вас, мой любимый адресат,
купите руководство по уходу,
давайте письмам нежность с тёплым мёдом,
а по весне гулять водите в сад…

 

* * *

 

сносило ветром полземли
и выносило за пределы
пределы были сине-белы
и даже их перенесли

и нас с тобою уносил
фонарщик пряча под полою
когда всеветрие такое
огни положено гасить

две наши малые звезды
пола фонарщика скрывала
те две что около вокзала
горели с кажется среды

не страшен звёздам ураган
фонарщик всех тихонько снимет
ему совсем не важно имя
ему работа дорога

в тот самый сильный ветерчас
как только некудапогода
фонарщик гасит нашу гордость
и под полой спасает нас

 

* * *

 

за переплётом книжным угадались
твои-мои леса и облака
две дальних дали тихо увидались
и расцвели в горшочке два цветка
за переплётом книжным не упрятать
ни наших дум ни сум ни фонарей
два мандарина маленьких пузатых
повисли на пролистанных заплатах
в проёмах не захлопнутых дверей
за переплётом книжным удивляюсь
всегда не я не мне и не моё
ты погоди не прячься нежный заяц
охотник пропил грозное ружьё

за переплётом книжным бьётся сердце
давно-давно в душевной стороне
и каждый знает – истина в вине
но от любви и ей не отвертеться…

 

* * *

 

как сладко совмещает мне рассвет
движение, дыхание и нежность,
с посыльным передал гусар заезжий
на столике оставленный конверт

как дышится! – и шторы лёгкий шёлк
подслушивает – тоже раздышался,
предчувствие, предмысленье и счастье,
под сердцем так тепло и хорошо…

 

* * *

 

сегодня снова снегопад,
прошу тебя, не удивляйся,
куда, прикажешь, нам деваться
зимой две тыщи лет подряд?

сегодня снова снег идёт,
а ты забыл, что время снега?
прошу тебя, останься нежным,
не превращайся в тонкий лед.

сегодня снегу намело,
две тыщи лет я удивляюсь,
когда ты снова, одеваясь,
в прихожей путаешь крыло…

 

* * *

 

когда стихи ушли от берегов
оно-оно то самое отлив
и только ветер очень говорлив
и беспричинно дерзок и суров

когда не те бы коням удила
и не о том ли я пережила
когда стихи пиши и не пиши
а всё равно уходят в океан

моё перо усилило нажим
а он берёт обманом за обман

когда стихи отливом увело
и что же я и некому зачем
молчи-молчи пустое серебро
среди моих растрескавшихся стен

 

* * *


помыслю ли, толкая полку локтем,
когда летел-летел и бился пристли,
и бил четвёртый том пановой веры,
но, что четвёртый, вы мне мало верьте-
каб мысли бы – вот было бы поймать.

а мысли клочьями разносит книжный ветер.
берёт за фук – на правой сломан ноготь –

когда в ладонь ловила третий том,
пановой вере, пристли – шах и мат
и антураж с надорванным листком.
и чувствую, что мысли я не слышу,
губами, (может быть), прошевелю –

прохожего, который взял и вышел –

он был мне люб.

 

январь-февраль, 2007, Прага