Светлана Ла

Светлана Ла

Все стихи Светланы Ла

* * *

 

Если вам весной приснится
по реке плывущий плот
или крыша от больницы,
значит, вам не повезёт.

 

Если вам приснится баня

и большой ушат воды,
значит, будет завтра с вами
много всякой лабуды.

 

Если вам вообще не снятся
баня, крыша, плот, ушат
значит, будет много счастья,
столько, сколько разрешат.

 

* * *

 

а я вам здравствуйте опять

какие нынче ваши годы

какая глупость эта гордость

когда её ни дать ни взять

 

смотрите снова в ваш уезд

от нас летают дирижабли

никто нигде не возражает

когда полно свободных мест

 

а я вам выкуплю билет

да боже мой как это просто

пришёл купил и вот он продан

и больше мест свободных нет

 

 

августины

(сказка для себя)


над нашей крышей август свил гнездо
такой мосластый, лунный, звездоногий
однажды от просёлочной дороги
его июльским ветром занесло


летели дни и яблоки на Спас
святили в церкви бабушки и внучки
и август с августихой самой лучшей
своих детей в рассветном небе пас


учили папа с мамой августят
всему, что сами в этой жизни знали
и было шумно в небе над домами
до самого начала сентября

 

и вот настал их тридцать первый день
и снова ветер, дувший от просёлка
крутил подолы и ерошил чёлки
и августятам пробил час лететь


наступит завтра, но без августят
они сегодня ночью шумным клином
в далёкий перелёт из августинов
от папы и от мамы улетят

 

закапал дождь, ему пришла пора
был дождь в ту ночь размеренный и тихий
и жили в небе август с августихой
два облака до самого утра…

 

* * *

 

азбуки веди глаголы иди иди
прямо по улице мимо меня прохожей
твой поворот на четыре планеты позже
там где фонарь поворотный всегда чадит

азбуки веди глаголы куда куда
едет телега багажная мимо мимо
вот поворот начинаем протестный митинг
правда сегодня как раз на часах среда

азбуки веди глаголы ага ага
все знаменосцы и все завотделы бубнов
только в четверг обещали сюда прибудут
видимость нынче неважная – в полшага

азбуки веди глаголы летит летит
смотрит как мы четверговые планы строим
ветер которому мы ни родня ни ровня
ветер который мурлычет другой мотив

 


Поэтическая викторина

* * *

 

ау, ау, мой миленький,
ау, ау, мой маленький,
давно ли вместе были мы,
прошли те ночи, канули

 

прошли и в воду канули,
сомкнулись воды тёмные,
а возле дома яблоня,
а яблоки все собраны

 

а зорька, будто полымя,
да небо гаснет к вечеру,
а утром будет ветрено,
да только делать нечего

 

* * *

 

была у чумака река
выплывала из рукава
затекала в ладонь слегка
ни мала ни велика река

была у рыбака вода
так себе омывала острова
ни холодна ни тепла текла
то черна то белым-бела вода

была у человека душа
ни мила ни страшна слыла
ни бревну ни щепе не равна
одна

 

* * *

 

возможно вам растерянность идёт
незнание сменяется стенаньем
крошатся вдоль сознания созданья
те самые что были наперёд
предшествие где память обожглась
отринуло от пыточных препятствий
и половцам уже не снятся пляски
и всё вершится в миллионный раз
растерянность рассыпанность не вам
останутся тщедушие и тщетность
и тайные душевные пещеры
ответят засиявшим фонарям
оступится в раздумьях лабиринт
сжигающий и милующий силу
вы светитесь вы узнаны любимы
той бабочкой из каменных глубин

 

* * *


вот письма к вам, мой милый адресат,
моё к вам всё, что мне о вас любезно,
в конверте письмам холодно и тесно,
поэтому ещё хочу сказать

прошу вас, мой любимый адресат,
купите руководство по уходу,
давайте письмам нежность с тёплым мёдом,
а по весне гулять водите в сад…

 

* * *

 

долгий бой часов настенных

оглушает сонный дом

всё всегда попеременно

но потом потом потом

 

ровный ропот горной речки

освежает тишину

бьётся речка будто нечем

снова вытолкать волну

 

долгим грохотом на счастье

сердце бьёт меня и ты

бойся бойся пустоты

в пустоту не возвращайся..

 

 

* * *

 

если вы отодвинулись я понимаю не зря
открываются двери и лёгким движеньем руки
вы толкаете воздух и снова уходите для
продвижения к берегу вашей житейской реки

 

и вопрос на который я точно узнала ответ
(да увы мне увы и скорее  наверх из метро)
исчезает и ветер и ветер в холодной москве
раздирает мне кожу и пусть раздирает зато


не грызёт глубоко только лепит румянец в лицо
или  камешки камешки я отвечаю не вам
(всё путём  всё путём)  бубенцы с колесом в унисон
объяснили мне не прислоняйcя  к раскрытым дверям

 

* * *

 

за переплётом книжным угадались
твои-мои леса и облака
две дальних дали тихо увидались
и расцвели в горшочке два цветка
за переплётом книжным не упрятать
ни наших дум ни сум ни фонарей
два мандарина маленьких пузатых
повисли на пролистанных заплатах
в проёмах не захлопнутых дверей
за переплётом книжным удивляюсь
всегда не я не мне и не моё
ты погоди не прячься нежный заяц
охотник пропил грозное ружьё

за переплётом книжным бьётся сердце
давно-давно в душевной стороне
и каждый знает – истина в вине
но от любви и ей не отвертеться…

 

ипатия


ипатия ипатия
в процессе срыва дня
пила гомеопатию
процессии кляня

почти стихотворения
по небу плыл корабль
в процессе запустения
он якобы ослаб

так поезд едет по морю
гудит шумит пылит
я всё про них запомнила
был чудный день и вид

для смотра за движением
для выводов и не
корабль на лодке женится
а поезд не на мне

в процессе срыва голоса
эксцессов не уйти
ипатия не холодно
не холодно

почти…

 

* * *

 

как сладко совмещает мне рассвет
движение, дыхание и нежность,
с посыльным передал гусар заезжий
на столике оставленный конверт

как дышится! – и шторы лёгкий шёлк
подслушивает – тоже раздышался,
предчувствие, предмысленье и счастье,
под сердцем так тепло и хорошо…

 

* * *

 

когда стихи немножечко не так

когда стихи раскачивают нежность

я и сама раскачиваюсь между

тим там тик так на сказочных вратах

когда стихи верёвочки тяни

и направляй качели в поднебесье

тим там тик так а если правда если

мои качели что ли подпихни

когда стихи мне спать не разрешат

разворошат подстриженную чёлку

я накручу смятение как чётки

на часовой стучащий циферблат

глаза опять взошли и расцвели

глаза опять всю ночь прозеленеют

и будет нежность дольше и больнее

когда рука допишет до любви…

 

* * *

 

когда стихи ушли от берегов
оно-оно то самое отлив
и только ветер очень говорлив
и беспричинно дерзок и суров

когда не те бы коням удила
и не о том ли я пережила
когда стихи пиши и не пиши
а всё равно уходят в океан

моё перо усилило нажим
а он берёт обманом за обман

когда стихи отливом увело
и что же я и некому зачем
молчи-молчи пустое серебро
среди моих растрескавшихся стен

 

* * *

(погост)

 

колея накатана
позади сельцо
женщина заплакала
спрятала лицо

 

на погосте маленьком
посреди оград
одиноко-маятно
крестики стоят


кисеёй укутанный
ляжет под крестом
человечек – куколка
в деревянный дом

 

мы с тобой помолимся
чтобы дом был сух
сыпьте добры молодцы
распостылый пух


из берёз и сосенок
над погостом лес
середина осени
перемена мест

 

15-19, октябрь, 2003

 

 

* * *

 

лежбище бескрылых кораблей
кладбище безногих парусов
спился в понедельник брадобрей
выбросил расчёску для усов
 
перечница этого села
ветреница-мята-иванчай
эх была а может не была
в среду по полудню отвечай
 
логово растерянных цветов
озеро утопших кобылиц
ты готов когда ты не готов
посреди соседских заграниц
 
родина сомнительных планет
патина мальчишеских затей
то чего на белом свете нет
к вечеру горчей и горячей…

 

лошади


за рекой в туманах
лошади стоят
гривами качают
греют жеребят
в тесноте и тиши
лошадиных спин
кобылица слышит
жеребёнок спит

 

* * *

 

осмелюсь доложить тебе, мой свет,
сегодня мне опять не до закатов,

я первой не хотела – вышла пятой,
не вышло только счастьем поболеть

осмелюсь разуверить вас, мой друг,
ничто на ходе дня не отразилось,
я милостыни выпила за милость,
нечаянно доверившись ведру

осмелюсь не перечить вам, мон шер,
перчины, поперечины, причины
меня нигде, никак не научили,
представьте, счастья хочется душе

осмелюсь удивить тебя, мой брат,
поскольку мне всегда давались тропки,
тропинки, стёжки, просеки и топи,
так было тридцать тысяч лет подряд

осмелюсь удивиться и сама:
доверчивость живёт в моих владеньях,
проверить можешь в этот понедельник
или в четверг, когда наступит март

 

* * *

 

переходите улицу со мной
по муромской коломенской тверской
на идише на хинди на иврите
на русском португальском на фарси
по ладоге по киевской руси
по волге с бурлаками через питер

мне радостно на улице родной
дышать и удивляться не одной
стоять и просто так на переходе
болтать о потеплении в погоде
ворон считать последствий не боясь
барон маэстро витязь рыцарь князь
чуть за полночь при ярком солнцесвете
в камзоле ботах кофточке берете
красавица графинюшка пеструшка
поскольку непременно потому что...

 

* * *


помыслю ли, толкая полку локтем,
когда летел-летел и бился пристли,
и бил четвёртый том пановой веры,
но, что четвёртый, вы мне мало верьте-
каб мысли бы – вот было бы поймать.

а мысли клочьями разносит книжный ветер.
берёт за фук – на правой сломан ноготь –

когда в ладонь ловила третий том,
пановой вере, пристли – шах и мат
и антураж с надорванным листком.
и чувствую, что мысли я не слышу,
губами, (может быть), прошевелю –

прохожего, который взял и вышел –

он был мне люб.

 

январь-февраль, 2007, Прага

 

* * *

 

представь себе, что тайна не твоя
представь себе, что тайна не летает
в коробочку уложены детали
и плёточка для нежного битья


вытаскивай, раскладывай пасьянс
по средам или, может, по субботам
по клеточкам, по колбочкам, по сотам
не глядя, не взирая, между глаз


представь себе, что не было среды
представь себе, что всё уже сложилось
и нежности, утратившие жирность
подмешаны в муку из лебеды


лепешки выпекаются в часы
которыми начнётся понедельник
и плёточка в душе похолодеет
зачешется и выродится в… сыпь

 

* * *

 

прилетела бессонница-птица,
стала пшёнку клевать со стола
в той квартире, где я не жила,
а пыталась-пыталась прижиться,

ветерком занавеску снесло,
от окна нараспашку и было
тихо, птица клевала пшено,
я рассветную кашу варила…

 

 

* * *

 

разбегался ветер по веткам чужого пространства

расплакалась крыша которую в дождь не укрыли

а вы ли там были а важно ли вы ли не вы ли

пускай это кажется вам подоспело достаться

 

опять расходились небесные разнопотоки

крутя свои штормы на водах для лодок и граждан

заботится небо всегда обо всём и о каждом

и сбудутся вам отведённые даты и сроки

 

и это случится на старой дворовой скамейке

от ветра уносит все нежности вихрем вдоль дома

и вы ли не вы поедали вдвоём полбатона

узнав только-только про вот оно счастье навеки

 

саночки

 

памяти бабушки Лизы

 

Катились саночки назад,
всё выше, выше, дальше, дальше,
и в одеяле дядю Пашу
везли на санках в небеса.

Катились саночки назад,
белело снегом одеяло,
а сердце биться перестало,
зато как саночки скрипят.

Катились саночки назад,
туда, где небо-небо-небо
почти совсем заледенело
в недядипашиных глазах.

Катились саночки назад,
играли ангелы на скрипках,
летала птица над гранитом,
тонула варежка в слезах.

Катились саночки назад…
в рассветном небе на Фонтанке
играли ангелы-подранки
этюд про город Ленинград...

 

* * *

 

сегодня снова снегопад,
прошу тебя, не удивляйся,
куда, прикажешь, нам деваться
зимой две тыщи лет подряд?

сегодня снова снег идёт,
а ты забыл, что время снега?
прошу тебя, останься нежным,
не превращайся в тонкий лед.

сегодня снегу намело,
две тыщи лет я удивляюсь,
когда ты снова, одеваясь,
в прихожей путаешь крыло…

 

семицветная тишина


вот оно покидает мой дом
слово которое я не жалею
лестница лестница шум за окном
дверь за собой закрывай поплотнее
левым рулём повисая на рее
каждое утро в себе создаю
ровно над местом где тесно вдвоём
лестницу с запада строго на юг
лестница лестница лестница-яд
помни она (бес)перильная
и (не)обязательно с правым рулём

это гендерное или только моё
правда ли ваша что кто-то пришёл
правда ли наша что кто-то ушёл
дайте пожалуйста вату и йод
дайте пожалуйста спички и соль
это герника герника ваше лицо
вот оно здесь за полотнищем скрыто
орбит свою промеряет орбиту
дует на ранку и ватку прижал
мятная свежесть проворней ужа
в воду скользнула картина картина
сердце в полотнище молча впустила
герника герника орбит брюзжал

семицветная тишина
семизарядная
память мне не верна
потому что была весна
степени торжества
не позднее января меня
снова введут в права
через правые рукава
господи что это было
время какого года
как это было быстро
как это было господи
господи что это стало
время которой жизни
снова легло вправо
справа ушло в смыслы...

 

* * *

 

серый плащик – голубой капюшон

завернул за игровой автомат

мы влюблялись, а он дальше пошёл

мы не верили, но это был март

 

жёлтый кантик – озорной рюкзачок

все прохожие прочти в неглиже

не апрель, а мы разделись уже

повлюблялись – вот и всё нипочём

 

синий свитер – золотое кашне

получается, что всем повезло

мы влюбились – и настало тепло

объяснение подходит вполне

 

серый плащик – голубой капюшон

синий свитер – золотое кашне

жёлтый кантик – озорной рюкзачок

мы не верили, но это был март

 

синьора

(маленькая поэма)

 

1.

синьора ваши веера
летели мимо в понедельник
не мимо дома мимо денди
того которому пора
у всех которые гуля
ли в лицах сбилось выраженье
они любили только женщин
не выпускающих руля

 

2.

я не притронусь
яблочная вода
шарик на конус
косится иногда
сдвинется дверца
выстудится стекло
скорости ветра
снова не повезло

 

3.
вы снова попали в десятку
везение въехало в сад
ввело неземные порядки
об этом в саду говорят
об этом о том и не только
ловя предвесенние токи
и ставя весёлые точки
которое лето подряд

 

4.
будет бить к обеду бубен
вы услышите его
то-то будет будет будет
оля ля и ого го
бубен выдублен белилом
вы увидите его
то-то сила сила сила
оля ля и ого го
белым громом бахнет бубен
гром гремит земля дрожит
то-то будет будет будет
мимо пропасти во ржи

 

5.
незванных тысяча ветров
перетянули поднебесье
и не поврозь а только вместе
ссыпая пойманный улов

несметны выловлены и
случились утро день и вечер
и были чёт зачёт и нечет
и были поводы к любви

 

смысл

 

вышла девочка на мыс
в синем море ищет смысл
видит дед кидает невод
смотрит девочка на небо

 

в синем небе смысл ищет
сотню лет а может тыщу
поднесла к глазам ладонь
солнце кружит над водой

 

дед выуживает снасть
смотрит девочка смеясь
смысла нет она смеётся
снасти высушатся солнцем

 

сотню лет и тыщу лет
невод есть а рыбки нет
то-то рыбка золотая
в сети редко заплывает

 

дед идёт себе домой
мимо девочки смешной
мимо моря мимо мыса
мимо солнца мимо смысла...

 

 

* * *

 

сносило ветром полземли
и выносило за пределы
пределы были сине-белы
и даже их перенесли

и нас с тобою уносил
фонарщик пряча под полою
когда всеветрие такое
огни положено гасить

две наши малые звезды
пола фонарщика скрывала
те две что около вокзала
горели с кажется среды

не страшен звёздам ураган
фонарщик всех тихонько снимет
ему совсем не важно имя
ему работа дорога

в тот самый сильный ветерчас
как только некудапогода
фонарщик гасит нашу гордость
и под полой спасает нас

 

сорока-белобока


когда бы я была права
и ваша светлость мне писала
была бы белой только сажа
не рукава

когда бы я была смела
и вам сказала всё и сразу
стекляшки вышли бы в алмазы
не в пепела

когда бы радость мне дана
была от устья до истока
чего ж сорока-белобока
опять пьяна

когда бы наспех да в успех
кого искали тех и метить
и мы не в зале а в буфете
и всюду смех..

 

* * *

 

сосредоточьтесь – азбука земли
переходите с русского на русский
переносите письменный и устный
как осторожно кошечки скребли

они скоблили только правый бок
они делили высохший остаток
и заносили валенки и маты
и продевали в ленточку шнурок

и не видали, чем оно кровит
но сомневались те, которым эти
какой скрипучий был сегодня вертел
какой смешной жующий индивид

 

* * *

 

стащи меня с моих небес
своди меня на чёт и нечет
туда, где, может быть, подлечат
и так, и этак (с- и без-)


спаси меня от неменя
от несебя в себе и прочем
исправь мой вымаранный почерк
заставь меняться и менять


свези меня туда-сюда
куда макар ни шёл, ни ехал
хоть раз, пожалуйста (для смеха)
а, впрочем, тоже ерунда

 

* * *

 

танцуй бабочка танцуй
на стекле моём оконном
в барабанной перепонке
между небом и землёй

 

танцуй бабочка танцуй
не ищи сегодня воли
заоконный чёрный ворон
наблюдает за тобой

 

танцуй бабочка танцуй
к ночи будет всё иное
солнце сядет за стеною
поменяется с луной

 

танцуй бабочка танцуй
зимний день проходит быстро
а сегодня жили-были
ты да я да мы с тобой

ты да я да мы с тобой

 

текила


текила джига джига
метель меня мела
молчание душило
терзали удила
текила шагом шагом
попона подвела
и раз меня и джазом
заместо помела

истина каждого извиня
ладно не ладно а так пишу
пьяница жди меня где мне шут
знает не знает кого менять

электрическая лампочка вдвойне
обойдётся колокольцами в колпак
клоунада не закончится никак
окунает мою душу в каберне
мои руки разворачивает в джаз
мои мысли переделывает в хрен
ливерпуль перевоспитывает в братск
предлагая мне за так или взамен

 

* * *

 

у моей дудочки лопнули провода
высоковольтная линия подвела
бабочка выпорхнула из-за угла
бабочка дудочке не мила

вот вам явления в небесах
каждый заметитне то не так
каждый поймёт не пустяк пустяк
взвесив явления на весах

лопнули лопнули ах и ох
в поле замену ищи-свищи
бабочку в печку – дуду во щи
нетушки-нетки не выдаст бог

дудочка бабочке первый альт
бабочка ей не мила – беда
проводу лопнувшему всегда
высоковольтный народ не рад

 

 

* * *
 

у тумана – два пушистые крыла
у поэмы – две корявые строки
у дороги – три деревни, два села
и неспешное теченье  у реки

пишет, пишет ручка пёрышком: шух-шух
за тумановым полётом не поспеть
три деревни, два села – молочный дух
колокольчиков предутренняя медь

отношение крылатости к стиху
отношения тумана и строки
всё сложилось вот на этом берегу
(три деревни, два села) одной реки

 

* * *

 

упало яблоко упало
немного северней непала
немного западней читы
в саду который помнишь ты

 

* * *

 

человек, человек, человек-человечина
твоя первая точка ничем не помечена
твоя пятая точка помечена мелочью
а четвёртая точка – печалью и немочью
человек, человек, человечек-отдушина
твоя первая радиоточка приглушена
твоя пятая точка неплотно прикручена
а четвёртая – просто доверена случаю
человек, человек, человек-моё-солнышко
твоя первая точка для точек и создана
а четвёртая с пятой – не братья по разуму
и не братья по счастью, движенью и радости
человек, человек, человек-мой-единственный
потому, что ничто – ни конечно, ни истинно
потому, что все точки нигде не смыкаются
потому, что и это мне кажется...
кажется

 

шестикрылолёт

(инопланетная считалка)

 

из созвездья чуда
с тамошней луны
к нам весною чуды
прилетают в сны

 

прилетают мирно
крыльями шурша
чуды – шестикрылы
и у них – душа

 

чудо чуд – такая
чудная душа
белая смешная
круглая, как шар

 

белый-белый шарик
шестикрылолёт
в сон мой прилетает
песни мне поёт

 

чудик мой любимый
даже среди чуд
самый шестикрылый
самый чудоюд

 

эстетика вхождения


варись варись моя смола
душа воистину смела
весна красна
война страшна
и жизнь одна

за горами за долами
есть стекло в оконной раме
рама в доме
дом в ограде
на листе в моей тетради

расписание на лето
на листке который где-то
потеряла я в субботу
вот его находит кто-то
вот его читает кто-то
кто метёт с дорожки снег
слышен смех

эстетика вхождения
экзотика житья
держите на дожде меня
за скользкие края
сушите на завалинке
а после под стрехой
гнездо совью над вами я
и обрету покой

 

ямбы хореи ягоды

(длинное стихотворение)

 

ямбы хореи ягоды
яблоки огурцы
веришь не веришь рада бы
лень меня под уздцы
лето меня под яблони
рифма под тёплый дождь
ямбы хореи ягоды
веришь не веришь ждёшь

 

плыли мы по озеру

селигер
а закат был розовый

например
а кораблик так себе

ледокол
развлекался танцами

комсомол
время было теплое

не июнь
и берёзки во поле

как в раю
верили не верили

а чего ж
хоть за сивым мерином

молодёжь
ледокольный памятен

катаклизм
и стихи писали и

жили жизнь

 

назывался этот город петроград
назывался назывался неспроста
отвори его  но с чистого листа
да с адамова сердечного ребра
назывался назывался боже мой
упаси его от рёберной тоски
пропусти его сердечною строкой
обреки его на счастье вопреки

 

дивертисмент иди иди
смети сомнения с доски

одним движением руки
и спору нет а нет  как нет
титаны мы рабы не мы
мосты свели в тоске досок
и свод ни низок ни высок
и все успели до чумы

 

я вам  чистописание
добавило проблем
возьмите за глаза меня
подспорьем микросхем
и сами не с усами я
доверчива скромна
я вам чистописание
а больше ни хрена