Светлана Чернышова

Светлана Чернышова

…моя формула одежды: то, что 
     не красиво на ветру, есть 
     уродливо. 
  
1 
Эльза Раиловна Шнитке знатной была 
     портнихой – 
взглядом намётанным, острым сходу 
     определяла 
будет глубокий вырез или глухая стойка, 
складки-плиссе насколько скроют 
     отвислый зад. 
  
К месту ли бутоньерка, не крупноваты ль 
     стразы. 
Я принесла на платье розового поплина. 
Цаплей она ходила, плечи мне 
     расправляла, 
больно, ребром ладони, хлопала по 
     животу 
(чтобы в себя втянула) 
  
Ах, как она творила, ах, как она ваяла 
талию, грудь и бёдра будто из розовой 
     глины! 
Кем ни была я только… неженкой, 
     Афродитой, 
клячей, принцессой, Евой – вкупе с 
     пропащей девкой. 
  
Эльза мне говорила: «Всё бы вам 
     греховодить, 
стыдно с мужчиной спати без божьего 
     благословенья, 
пусть освятит союз ваш. К свадьбе такое 
     платье 
будет тебе, какого нет ни в одном 
     салоне» 
  
Я износить не успела сшитое Эльзой 
     платье: 
быстро сдала портниха, меньше чем за 
     полгода. 
Высохла, грудь её стала месивом 
     сине-красным, 
плыл по квартире смрадный запах гниющей 
     плоти. 
  
Эльза пошить успела платье для встречи 
     с Богом, 
правда, оно оказалось больше на три 
     размера. 
Раньше со знатной портнихой казусов не 
     случалось: 
тютелька в тютельку шила… Эльза в гробу 
     лежала, 
  
я на неё смотрела, странные были мысли: 
«Нет, не идёт ей бархат грубый чернее 
     ночи», 
мысленно примеряла к смерти цвета и 
     ткани: 
Сочную терракоту, жёлтую цикламену, 
Белый? Жемчужно-серый? Ржавая сталь? 
     Индиго? 
          Лён? 
             Поплин? 
          Атлас? 
             Ситец? 
          Вискоза? 
  
Нет, не подходят смерти 
ткани любого цвета. 
  
2 
…ещё… я опять влюблена. 
Не стыдно признаться: в того же. 
Камней загрубевшую кожу 
врачует волна. 
  
Как ветрено здесь без пальто, 
в лиловом штормующем платье... 
Ты можешь, конечно, сказать мне 
о том, 
  
что дикое время грядёт, 
наш мир накануне безумства, 
нелепы подобные чувства – 
полёт 
  
в потёмках слепых мотыльков. 
Гляжу на весеннее море. 
Не странно, не страшно, не больно 
легко. 
  
Безвременье опередив, 
летят мотыльки ошалело 
над мёртвым, над чёрным, над белым. 
Над алым – 
моим. 
  
3 
…когда в бутиках на любые размеры и 
     вкусы – 
одежды. Льнёт к пальцам – шерсть, 
     хлопок, гипюр, трикотаж, 
шить платье (в хибаре по улице Щорса) у 
     Русы, 
наверное, глупость и блажь. 
  
Блажу… замерла истуканом – примерка. 
Портнихи остроты, щипки, но опять 
по городу день электрический меркнет. 
На сколько? 
На час ли? На пять? 
  
В наш век двадцать первый – и свечи, и 
     тени, 
«буржуйки» скупое тепло, 
И платье у Русы лежит на коленях 
безвольно, как птица с подбитым крылом. 
  
Я всё сберегу долгой памятью: кофе 
остывшую чернь, громкий треск сигарет, 
скрип ходиков. Русы насмешливый профиль 
и фразу: «Нет, милая. Выхода нет» 
…. 
  
Готово! 
– ох... божежмой… плачешь?? Вот дело… 
не нравится здесь?? Уберём, подошьём! 
– нет, Руса! Всё славно! Всё так, как 
     хотела! 
Я плачу совсем не о том, 
не о том! 
  
И ветер в окно залетает некстати, 
атлас закипает, как льдистый прибой.. 
  
мне Руса пошила чудесное платье. 
Для вечной невстречи с тобой.


Популярные стихи

Фёдор Глинка
Фёдор Глинка «Авангардная песнь»
Константин Бальмонт
Константин Бальмонт «Я не из тех»
Николай Олейников
Николай Олейников «Таракан»
Валентин Гафт
Валентин Гафт «Крот»
Линор Горалик
Линор Горалик «В окно выходит человек»
Вероника Тушнова
Вероника Тушнова «Надо верными оставаться»