Светлана Билявская

Светлана Билявская

Четвёртое измерение № 28 (340) от 1 октября 2015 г.

Подборка: Дорога к себе

Мам

 

1.

 

Август. Росистый луг. Беззащитно босы

ноги у девочки-мамы – шустрой и малой.

Гроздья рябины у отчего дома – алы.

Яркое синее небо. Лёгкая проседь

в яблочных кронах – солнечный зайчик.

Звонко:

«Это мой Грэй!». Ждут паруса у причала.

Бабушка тихо, с учительской ноткой:

«Будь счастлива, Алла!».

 

2.

 

Мам, я тоже из детства –

                                твоего босоногого детства:

локти в кляксах зелёнки, в волосах – заколки-колючки.

Как твоя одноклассница, живущая по соседству:

общие здания, общие улицы.

Лучше

расскажи мне о юности, я ведь тоже родом оттуда,

о друзьях и походах, о любови счастливо-горькой.

Я, укутавшись в плед, как мелодию слушать буду

голос твой

под чаёк травяной с шарлоткой.

 

Я узнáю тебя другой в твоих чаяньях и дерзаньях –

и в ребячестве озорном

нас обеих узнаю.

Погрустим об утерянном нами. Иногда и поплакать нужно.

Расскажи о зрелости, мама, –

это время и мне не чуждо.

 

3.

 

И молчу…

А так много хотела тебе сказать.

Как же мысль быстротечна и как быстротечны годы!

Береги себя, мам, и не волнуйся за

тех, кто мечется сроду.

 

3 августа 2013, 5 августа 2015

 

Французская карусель

 

Бегут лошадки и другие звери.

Смотрю и путаюсь в безликих спинах.

И сквер другой. Сегменты карусели,

как ледяные дольки мандарина.

И город…

оживая, красит стены,

рисует образы на пожелтевшем фото.

Тогда нас не пугали перемены

в отсутствие вопросов: где ты? Кто ты?

В упрямых доводах сквозил весёлый драйв;

всё думала: романтик или скептик?

Минуты счастья складывай и умножай,

безапелляционный теоретик.

Вернулись в нашу Болдинскую осень

и заблудились в анфиладах парка.

Ты, как тогда, напоминаешь очень

романтика в тёмно-зелёной парке.

Как хорошо, что листья не убрали –

янтарный свет струится вдоль аллеи;

и радостно, как будто вечность ждали,

скрипят качели (звуки не стареют).

Нет летнего кафе, стены с лазейкой,

и мы молчим всё больше о своём,

но неожиданно залаял за скамейкой

бродячий пёс.

Мир позабыл о нём.

 

9 ноября 2013, 11 марта 2015

 

Заповедные мгновения

 

1.

 

Вершины гор окутаны туманом,

махровой пряжей бережно согреты.

В посёлок робко возвращалось лето,

и травы наливались соком пряным.

Незримо распускались полонини*

чабрец и клевер росами умыты.

На тонких девичьих кистях осины

щеглом горластым свиты лабиринты.

Всходило солнце.

Мягкая опушка

спадала.

Плечико горы суровой

так угловато, 

ветер малодушно

бежал и возвращался –

новый.

_____

* Пастбища (укр.).

 

2.

 

Настороженный взгляд олений – огромных глаз,

в обрамлении бархата, взгляд благородный.

Лес надёжен и щедр, но вверяет вас

одичалым раздольям.

Ярой, сочной траве осень дарит законный приют

в треугольных стогах. За деревянным забором –

оленята, кабанчики резво снуют.

Им бы вырваться впору.

Мокрым носом – в ладошку… И долго ещё не уйти,

засмотревшись на пастбища, рыжие копны.

Хрупок мир. Неизвестность одна впереди –

стая или охотник?

Покормить. Помолчать. Сохранить бы в душе

заповедность минут, дух карпатского леса.

Единения миг…

В городском мираже

что нас держит быть вместе?

 

1-7, 20-21 сентября 2014

 

Предновогоднее

 

Жила не напрасно
и ты, затворница-устрица!
Новогодний праздник.

Мацуо Басё (перевод В. Н. Марковой)

 

Ночь. Скоро праздник. Звёздное каре

не греет серебром ничуть. Быть может,

ты чуда ждёшь в таком-то декабре,

с такого-то…

Не ждать уже не можешь

роенья белых мух, заветной даты.

Проекты типовых домов и судеб,

и цитрусы, и Борода-из-ваты

роднят эпохи – время не осудит,

напомнит: санки, взятые трамплины,

ушибы и простуженные гланды,

восторги в Детском мире у витрины,

мечты земные – шарики, гирлянды.

И вкусно пахнет, и уютно в доме,

традиционно – смотрим диафильмы,

и ёлочка пушится на балконе,

и с папой за песком опять бежим мы.

Остудит время нелюбовь к рутине,

несмелую борьбу за справедливость;

а стрелочки, сойдясь на середине,

помирят тихий снег и шумный ливень.

Затворница-душа, что толку в лицах?

Открытая, она боится боли,

как устрица, спешащая укрыться

в спасительной тени своей неволи

от пересудов леденящей стужи,

от суеты и вечных оправданий.

В предновогодье пониманье глубже:

бессменное в природе – ожиданье.

Пусть не чудес, душевного покоя

и равновесия для пёрышка-стило.

Как пишется легко под запах хвои:

на матушке-земле белым-бело…

 

26-31 декабря 2014

 

* * *

 

Первоцветам досталось любви больше,

они самые долгожданные из цветов

(даже охранный издан закон),

самые отважные и самые хрупкие создания божьи,

но эгоистична любовь.

Если беспощадно срывать самобытные эти ростки,

ждут человечество монохромные марты.

Не в тепле солируют альты:

их нота – «до», их голос – плеск горной реки,

капели и водопады.  

 

12 марта 2015

 

Словно давным-давно

 

Чувствуя каждый взгляд, пробую помолчать

в доме, где естество преобладает над

липовой наготой. В книге судьбы печать:

мне не уйти в другой благоприятный ад.

 

Чтобы не лгать себе, пробую помолчать,

в мыслях – простая суть преобладает над

будничной суетой. В книге судьбы печать:

мне не уйти в другой благоприятный ад.

 

Рай, где земля родных? Пó свету – веселей!

И подуди в дуду, а погуляв, верни

стоптанные сабо и обними друзей.

Рай, где построен дом и рождены они:

 

дети, стихи, труды, может, посажен клён

у берегов Днепра, у берегов псельских,

лопанских берегов, маленьким кораблём

я не ищу иных… Чувств не ищу мирских.

 

Не выбираю рифм. Голос найти, свой ритм

пробую, а вокруг – новые чудеса,

словно учусь у них; словно смывая грим,

серое небо вдруг – чистая бирюза. 

 

20 мая 2014, 25 сентября 2015