Если ты поэт, если ты читатель... Помоги проекту-45! Помогу

Стихи, спектакли, повести:
ВСЁ СОБСТВЕННО о... СОВЕСТИ

С развитием сетевых технологий всё чаще стали происходить случаи, когда стихотворение, удачно попавшее в нерв общественного интереса, разносится по многочисленным интернет-ресурсам, в процессе размножения теряя автора и становясь безымянным. Конечно, такое происходило во все времена. Например, известный многим с пелёнок афоризм Юрия Влодова «Прошла зима, настало лето, / спасибо Партии за это!» потерял автора задолго до сетевой эпохи, а нашёл как раз благодаря интернету.

Зачастую такая судьба настигает далеко не самые лучшие образцы поэтического творчества, а удачно написанные на злобу дня или содержащие неглубокую, зато общепринятую житейскую философию.

Иногда бывает, что такие «потерянные» строки народная молва «присваивает» популярным авторам. Тут уже пострадавших становится двое! Один поэт открещивается от чужих строк, но продолжает находить их под своей фамилией, а другой вынужден доказывать своё авторство. Несомненно, справедливость должна быть восстановлена!

В последнее время петербургская поэтесса и журналистка Наталья Дроздова ведёт в сети компанию с целью вернуть своё стихотворение «Благодарность», создание которого на многих интернет-ресурсах ошибочно приписывается известному актёру и поэту Валентину Гафту. Человеку щепетильному и совестливому.

Валентин Гафт и Наталья ДроздоваК сожалению, не избежал поветрия и наш альманах, и «Благодарность» под названием «Спасибо всем, кто нам мешает» была опубликована на странице Валентина Иосифовича на сайте «45-й параллели».

Мы приносим свои извинения Наталье Дроздовой и Валентину Гафту. Необходимые изменения внесены в контент сайта. Чтобы окончательно развеять недоразумение, публикуем здесь полностью текст стихотворения с подписью настоящего автора.

 

Благодарность

 

Спасибо всем, кто нам мешает,

Кто нам намеренно вредит,

Кто наши планы разрушает

И нас обидеть норовит!

 

О, если б только эти люди

Могли понять, какую роль

Они играют в наших судьбах,

Нам причиняя эту боль!

 

Душа, не знавшая потери,

Душа, не знавшая обид,

Чем счастье в жизни будет мерить?

Прощенья радость с чем сравнит?

 

Ну, как мудреть и развиваться

Без этих добрых злых людей?

Из ими созданных препятствий

Возникнут тысячи идей,

 

Наполненных добром и светом!

И повторю я им сто раз:

«СПАСИБО ВАМ за всё за ЭТО,

Ну, что б мы делали без ВАС???»

 

Наталья Дроздова

Есть темы, к которым волей-неволей приходится возвращаться – поводы подбрасывает сама жизнь. Плагиат – одна из таких тем. В «45-й параллели» разговор об этом печальном явлении уже заходил, например, в эссе Георгия Яропольского «Восплачем по плагиатору!».

Досадная ошибка одного из редакторов нашего альманаха, послужившая причиной данного опровержения, дала повод снова вернуться к теме плагиата и вспомнить о давней истории, описанной в статье Александра Карпенко «Персона нон грата или История одного плагиата». Страсти по снегопаду в Кузьминках, оказывается, до сих пор не утихли, и это опять навело Александра Карпенко на размышления о том, как сложно устроена человеческая совесть.

 

Лера Мурашова

Плагиart
или
Платон мне друг, но?..

Игорь МеламедНаряду с тем, что стихи совершенно неизвестных авторов порой приписывают классикам, есть в мире поэзии и такое неблаговидное явление, как плагиат. Воровство чужих строк. Многие современные поэты используют аллюзии и центоны. Но, когда большая часть стихотворения совпадает с произведением другого автора, это, несомненно, плагиат. Я не очень верю в «неосознанный» плагиат, когда одни и те же строки из информационного поля Земли приходят в голову сразу двум или нескольким авторам. Тем более что далеко не каждый поэт – иллюминат и ясновидящий. Четыре года тому назад мы писали о вопиющем случае плагиата, когда Владимир Спектор повторил в своём стихотворении 12 из 14-ти строк покойного ныне Игоря Меламеда. Казалось бы, украдено только одно стихотворение (других доказанных случаев нет). Остальные-то стихи «свои»! Об этом мне говорил писатель Платон Беседин, называя Спектора «своим другом» и «очень хорошим человеком». Для меня очевидно, что нравственный критерий часто размывается у наших современников корпоративными интересами, дружбой и т.п. «Нет ничего, что я бы не простил своему другу! Мне и в голову не придёт его осуждать». Так думают многие люди. Наверное, и сам я в схожих ситуациях поступаю практически так же. Конечно, преданность дружбе восхищает. Но она же мешает взглянуть на проступок товарища трезвыми глазами. Ведь плагиатор присваивает себе вдохновенный труд своего коллеги! И совсем не думает при этом, что нужно если не покаяться, то хотя бы извиниться.

 

Не так давно я получил от Владимира Спектора письмо, в котором он сообщает, что наши (в том числе и мои) разоблачения поломали ему судьбу. И до сих пор дамокловым мечом над ним висят. Дескать, открываешь в поисковике «Спектор», и тут же выскакивает эта нехорошая история про плагиат. А ведь это, по мнению самого Спектора, такой пустяк, который не стоит выеденного яйца! Но больше всего меня поразило другое. Спектор предложил мне, «за давностью лет», свою дружбу, если я вычищу авгиевы конюшни его обвинений на разных сайтах. Взамен, помимо дружбы, он предложил мне… интервью с ним для какой-нибудь газеты. Это звучало фантастично. Плагиатор за свои тридцать сребреников пытался побудить меня предать память моего друга Игоря Меламеда. Но просчитался. Даже сам Господь не может сделать бывшее – НЕ бывшим! И потом, даже если представить себе, что я сошёл с ума и занялся этим неблаговидным делом, информация давно разлетелась по сотням других источников, к которым доступа я не имею!

Александр Карпенко и Игорь МеламедИ опять разговор зашёл о дружбе – что у нас со Спектором десятки общих друзей. Я проверил – это действительно так. И я не исключаю, что кому-то из них Владимир действительно помог в литературном деле. Но какой-то невидимый барьер мешает мне пожать руку этому человеку. Вот если бы он признал свою неправоту и публично попросил прощения – дело другое. «Крови» мне точно не нужно. Но забвения за давностью лет тоже не будет.

 

В заключение хочется сказать вот о чём. Поддержать друга, даже в его низости, как это ни прозвучит парадоксально, – дело святое. Мы принялись выкорчёвывать калёным железом наследие Павлика Морозова. Как говорит старина Рене Генон, произошла контринициация. Теперь мы не только не сдаём своих родственников и друзей, но даже защищаем их в низости, подлости и неправоте. Дескать, все на одного – это же нечестно! Даже если тот, кого мы защищаем, совершил тяжкое преступление. И это тоже в крови у русских людей, Толстой и Достоевский соврать не дадут.

 

Александр Карпенко