Стефания Данилова

Стефания Данилова

Так мы младенцами на руках у бабушек 
     возлежим, 
а потом орём: «Ваш постельный режим 
надоел мне до озверелых колик!» и 
идём в тусу приятелей-алкоголиков 
на заброшенные этажи. 
 
Так мы руку в руке у матери держим, 
     выводим «А», 
узнаём, что ученье – свет, неученье – 
     тьма, 
а потом на неё орём: «Ты испортила мне 
     всё детство! 
От учёбы этой дурацкой куда мне 
     деться?» 
Сходим с рельс 
и с ума. 
 
Так мы ходим в церковь, слушаем о 
     Христе 
и о Деве Марии, нарисованных на холсте, 
а потом теряем девственность с кем-то 
     на спор, 
и её не восстановишь, как 
     загранпаспорт, 
плюс ребёночек  
на хвосте. 
 
Так мы в курилке прогуливаем ОБЖ,  
а потом, когда оказываемся в жэ, 
например, в горящем чаду квартиры, 
мы теряем напрочь ориентиры 
и прячемся в гараже. 
 
Так мы клянемся в вечной по гроб любви, 
а когда она подхватывает ОРВИ, 
мы идём целоваться в ночные клубы, 
перемазав помадой губы, 
веря – это у нас  
в крови. 
 
Так мы спим, обнимая нежно своих 
     зазноб, 
и целуем их в чистый высокий лоб, 
а потом демонстративно пишем в статус – 
      
мол, я сегодня ночью с другой останусь, 
да, мудак я  
и остолоп. 
 
Так мы в отрочестве просим купить 
     котят, 
даже если родители этого не хотят, 
и котята утром нас в школу будят, 
мы отрезаем им хвост – посмотреть, что 
     будет, 
домашний кинотеатр. 
 
Так мы пробуем лёгкие котики в первый 
     раз 
у соседа на хате, и искры летят из 
     глаз, 
а потом в наши глаза-бойницы 
смотрит мама, папа, врач из больницы, 
и это десятый класс. 
 
Так мы проходим мимо того, которого 
     бьют, 
потому что нас ждёт вконтакте, диван, 
     уют, 
после видим фото лучшего друга по 
     прессе жёлтой, 
того, кто ни разу тебе не сказал «Пошёл 
     ты» 
или «Мать твою». 
 
Так мы уходим гордо, как Тамерлан, 
потому что она залетела и более не 
     мила, 
мы идём кого посвежее трахать, 
а потом наполняемся жидким страхом, 
узнав, что она умерла.  
 
Так мы маму целуем в детстве каждую 
     ночь, 
а потом вырастаем без желания ей 
     помочь, 
или бьём ногами в старости за болезни, 
до крови, чей вкус становится всё 
     железней, 
и уходим прочь. 
 
Так мы про Бога гадости говорим, 
а потом орём: «Пожалуйста, отвори!» 
разбивая костяшки о двери Рая, 
если мы в агонии умираем, 
ни на грош не ведая,  
что творим.

Поэтическая викторина

Популярные стихи

Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Последний тост»
Николай Некрасов
Николай Некрасов «О Муза! я у двери гроба!»
Константин Симонов
Константин Симонов «Пять страниц»
Давид Самойлов
Давид Самойлов «Бандитка»
Михаил Исаковский
Михаил Исаковский «Здесь похоронен красноармеец»