Станислав Айдинян

Станислав Айдинян

Четвёртое измерение № 14 (398) от 11 мая 2017 г.

Подборка: Над Каином – Авель и Бог

* * *

 

В воздухе дорога, –

Путь мой млечный

Небо поит белым молоком.

Вижу – тихо вьётся Бесконечность

Тускло-звёздно-искристым дымком.

Верю в то, что звёзды, разгораясь,

В бездны душ глядят из полумглы,

Что над нами, мыслями свиваясь,

Разум-Логос дремлет до поры, –

Мы живём во снах его, живого,

Мы лишь только «анимы» его;

Мысли мы, мы дрёмы, –

Полубоги, полутени,

Полу-ничего…

 

* * *

 

Привратник мечется,

Он утерял ключи,

А ты над старой книгою молчи,

И вспоминай привал комедиантов…

Там, за вратами, мир чужой стучит,

А может, лучше утерять ключи,

И тихо утонуть в поэзии вагантов…

 

* * *

 

Крот из норы

Не хочет взгляда в небо,

Пусть птица удивляется ему.

И выпь кричит

Там, у болот, где нежить

озвучивает тьму…

Закрыты веки глаз полуночного леса,

Там темень то шуршит,

То вдруг мелькнёт вдали…

И c неба звездопад

Не освещает местность,

Впадая в забытьё

Вздыхающей Земли.

 

* * *

 

Владимиру Долгорукому-Аргутинскому

 

Венец всесветного творенья

Срывают ветры нищеты

И оголённые персты

Прижаты к ранам вдохновенья.

Как кратко действо!

Жизнь есть миг,

А смерть всего лишь ослепленье,

И слеп Гомером каждый стих

В миллионнократных повтореньях.

Бессмертие летит к богам,

Забытым в улицах Помпеи,

И страшен старец Канаан,

Бредущий ночью в Пропилеи...

 

* * *

 

Зачем извёстка кувшину,

Хотя и полон он извёстки?

Зачем он полон, он не знает

И, значит, также человек,

Который полон чем – не знает…

 

Старик у окоёма

 

Старик лукавый с именем ребёнка,

Он удит рыбу прямо из печали.

Живёт ли он – не знает он давно, –

Зато он видит суть земного круга, –

Он знает, что усталость гонит птицу

К земле от неба, в небе – облака…

 

* * *

 

Берег – от суши,

Суша – от речки,

Речка – от неба,

Небо – от моря,

Мере – вдали, корабли…

Море – от ветра,

Ветер – от шторма,

Шторм – от пучины,

Пучина – от вздоха,

Вздох – от луны…

 

* * *

 

Я как старая скрипка,

В потёртом футляре, –

Храню в себе,

В своём деревянном теле,

Струнные голоса

Забытых мелодий;

Когда-то их слушая,

понимали,

Что жизнь – это звук,

только звук…

 

* * *

 

Кому – горечь мира и Бог?..

Мы верим, но Авеля Каин

На лунный возводит порог.

Лик неба так тускло печален,

Как бледный смертельно клинок.

Над Каином Авель и Бог…

 

* * *

 

Вербный день, горящий на крови,

Господи, с креста благослови!

Вербный день – пылающий восход,

Господи, благослови его исход.

Белый конь проносится вдали,

Путь последний, Бог, благослови…

 

* * *

 

Весь мир – органный звук,

В котором ноты – тайны,

И рокот – трубный глас

Над ледяной землёй,

Где шепчутся миры…

Огромней и случайней

Чем неба – нет игры

Над зеркалом – водой.

 

* * *

 

Взмах отлетающий –

не крыльев, а перста.

От камня оторвалась пустота.

Из недр пещерных,

От огней и сил,

Взошёл на небо Ангел – Гавриил…

 

* * *

 

Тоскою страждущих извечно полон мир

И падает в зияющие бездны

Тяжёлый камень

Из сердец железных

На дно неисповеданных глубин…

Но исповедью растворится мгла

И небосвод раскрыт –

Лучом надежды

И снова свет сияющий и нежный

Позолотит у птицы два крыла…

 

* * *

 

Как грустно, что уходят корабли

В закатные лазоревые дали, –

Они плывут на край мечты-земли,

Они уходят в гавани печали

 

И там, сложив навеки паруса

Своих надежд и грустных сожалений,

Они идут на дно, в свою печаль,

Где парус не отбрасывает тени…

 

* * *

 

Пусть бешено несутся сквозь века

Пустые дни.

А Вечность – неизменна.

Она как глубина,

Лишь сверху пена

Минут, непостижимых до конца…

 

Я и ты

 

1.

Когда не будет «Я» и «Ты»?

Когда слова кроваво-зримы

Не с уст, из ветра к нам придут,

Что с гор несётся на равнины.

Тогда не будет «Я» и «Ты»…

 

2.

Нет, не грусть зовёт в дорогу,

Не весенний небосвод.

Где на облачной дороге

отразился лёд,

И упрямо в небо смотрят

мёрзлые кусты .

Там под ветром, одиноко –

я и ты.

3.

Мы идём по кромке бытия

Неисповедимо странен путь,

Не свернуть с пути, не обогнуть

Тот утёс, – к нему влечёт судьба.

 

У огромной, девственной скалы,

Где растут прощальные цветы,

Исчезают радость и печаль,

Исчезают тихо – я и ты…

 

Светоч и свет

 

С твоей душой побыть наедине –

С душой, единой с миром наважденья,

Где зеркала меняют отраженья,

Неверен, как огонь, болотный свет.

Но глубоко под илом мутных дней

Есть светоч неземной, подводной тайны,

Все отсветы его, как судьбы, неслучайны,

Все отсветы его – с небес сошедший свет.

Светло с душой побыть наедине

И «я» и «ты» меняются местами,

Однако не под землю ход для тайны,

Однако не с болот исходит свет…