Сергей Жарков

Сергей Жарков

Четвёртое измерение № 6 (210) от 21 февраля 2012 г.

Мандельштам с ласточкой

 

* * *

 

Стихи –

Всплеск разума

Или безумия?

Каждый раз вижу разное.

 

Генерал

 

С совестью своей воюя

Генерал служил

Государству страшному.

 

Чучело

 

Чучело огородное.

Люди обманывают,

Птицы верят.

 

* * *

 

Я жизни не видел,

Жил в облаках,

Булки на елках росли.

Ангелы – люди,

Тигры-котята,

Волки ягнят пасли.

 

* * *

 

Из поэта льются стихи.

Он их пишет,

Или записывает?

Тихо…

Тихо…

Не надо слов.

Не пугайте

Приход вдохновения.

 

* * *

 

От гениальности

до безумия

нет расстояния.

Всё в одной голове.

 

* * *

 

Ничего не надо!

Дайте только стихи,

Прекрасные,

Вечные,

И в каменном мешке тюрьмы

Я буду свободен.

 

Наши отношения

 

Наши отношения проявились,

Как изображение на фотобумаге,

Постепенно-

Легкие очертания,

Овалы лица,

Глаза,

Непримиримая вражда

И развод спасение.

 

Плакучая ива

 

с опущенными

руками

глазами

головой

женщина выглядела

плакучей ивой

над могилой отца

 

Вечный огонь

 

Вечный огонь погас.

То ли память кончилась…

То ли газ…

 

* * *

 

ночь легла отдохнуть

на зеркало озера

отражение луны

как подушку

под голову подложила

 

Лопух

 

Жил мужчина

Лопухом у дороги

Без смысла

С пылью в мозгах.

 

Бигуди

 

девушка

накрутила мозги

на бигуди

ничего в голове не осталось

 

* * *

 

Час дня,

Ощущение-

Жизнь прожил.

 

Раздвоение

 

Он никому не верил.

А больше всего боялся себя.

Бывает, идет по улице,

На встречу ему его Я.

Он от него,

Когда как получится –

То в подъезд,

То в кусты,

А то и в канаву ложился,

В самую грязь.

В последний раз оплошал,

Зазевался

И получил от своего Я веревку,

На которой и повесился

В городском парке.

 

Рифмоплёт

 

Слова теряли сознание,

падали в обморок,

плакали тихо без слез.

Им было легче умереть

чем быть притянутыми

друг к другу

рифмой-удавкой.

 

Прядь волос

 

Мама,

подстригая моего брата,

оставила на память прядь волос,

вложив их в почтовый конверт.

Мягкие, легкие волосы,

как паутинка на осенней траве.

В юношеские годы

мы брали их в руки,

гладили, с умилением улыбались.

Умер отец…

Умерла мама…

Умер брат…

А прядь волос, что была памятью о детстве,

стала памятью о нашей семье.

 

Мандельштам с ласточкой

 

По молодости случай был.

Не соскучишься.

Дал свои стихи в газету

И пошел через неделю к редактору

слушать критику.

Женщина она была молодая

и сама писала стихи.

Сама их и публиковала.

Сразу почувствовал к себе,

Вернее к своим стихам недоброе отношение.

Сидим.

Молчим.

Смотрим друг на друга.

– Как стихи?

Спрашиваю ее.

Вздохнула она глубоко, тяжело

и как перед вынесением смертельного

приговора начала стихи разбирать по

косточкам, точнее по словам.

Там где у меня слово ПОГРЕБ,

Говорит:

– Это Пушкин!

Где ТИГР –

Руставели!

Где БЕРЕЗА –

Есенин!

Где ЛАСТОЧКА –

Мандельштам!

Я ей в пику:

– Мандельштама с ласточкой в глаза не видел,

не слышал, не читал.

Ушел от нее гордо.

Последним словом назвал –

ОРНИТОЛОГ!

 

Детство

 

В детстве все было хорошо,

Даже когда было плохо.

Прошлых лет счастливый человек.

 

* * *

 

Родители берегут детей.

Дети берегут кукол.

Куклы берегут детство.

 

* * *

 

Нашёл человек любовь.

Боится расплескать

Ураганом чувств.

 

Письмо в луже

 

В луже, у дороги

Лежало письмо.

То ли в дождевой воде,

То ли в горьких слезах человека,

Написавшего о своей жизни.

 

Студенты

 

Толпы веселых студентов.

Прошёл с ними

По длинным коридорам института.

Словно юность подарили

И забрали на выходе.

 

Чужие

 

Тело человека лежало в гробу.

Вокруг стояли люди.

И я стоял у изголовья,

Не испытывая боли,

Словно похороны меня не касались.

Это был мой отец. 

 

* * *

 

Жизнь моя

Разошлась по рукам

Стихами откровенными.