Сергей Сутулов-Катеринич

Сергей Сутулов-Катеринич

Четвёртое измерение № 17 (149) от 11 июня 2010 г.

Вознёсся? Пророк народился...

  

 Для вас - бред.

А для меня – нет!
Андрей Вознесенский
 
<...>
Путин: Пожалуйста, мы можем поговорить на любую тему…
Шевчук: Владимир Владимирович, можно, да?
Путин: Да.
Шевчук: Просто, мне был позавчера звонок,
и меня Ваш помощник, наверное,
какой-то (я не помню его имени) попросил
не задавать Вам острых вопросов – политических и так далее...
Путин: А как Вас зовут, извините?
Шевчук: Юра Шевчук, музыкант.
Путин: Юра, это провокация.
Шевчук: Провокация, ну и ладно.
Путин: Мой помощник не мог Вам позвонить по этому поводу.
Шевчук: Ну не Ваш помощник, какой-то чудак, да.
Реплика: Уже не скучно!..
Cанкт-Петербург, Мариинский театр, 29 мая 2010 года
 
<...>
Студент: Как вы относитесь к поэзии рок-музыканта Юрия Шевчука?
Вознесенский: Хорошо отношусь. Сейчас идёт какая-то волна –
русский поэтический рок заявил о себе.
Гребенщиков, Шевчук… Текст работает!
Санкт-Петербург, Гуманитарный университет профсоюзов,  на переломе тысячелетий
(Из стенограммы, опубликованной в «Российской газете» 4 июня 2010 года)
 
«Юнона» над Ютой кружит –
Кто лучше поёт, кто хуже,
Кто громче поёт, кто тише –
Резанов напев не слышит…
Крещендо. Кричи, Кончита!
Андрей Вознесенский. Кончина.
 
Над чёрной пучиной горя –
Распятый крылаткой Гойя…
 
Когда умирают поэты,
Одна половина планеты
Не верит, другая – рыдает.
Спросите у Джанни Родари,
Ругая венки и сонеты,
Сонеты венков поджигая.
 
Когда умирают поэты,
Ликуют уроды планеты,
Народы рыдают, не веря!
Спросите у деда Корнея,
Ночные смоля сигареты,
От утренней стопки трезвея.
 
Намедни премьер лицемерил:
«Не знаю поэта такого!»
Чекисту по имени Вова
Отвечу: «Поэты – емели,
Фамильные Простаковы…»
(Старлей пеленгует е-мэйлы…)
 
Парижские побрякушки?
Поэт не по ваши уши,
Частушечные чинуши!
Спросите у Беллы-старушки –
Девчонки по имени Белла…
«Чинуши? Оне – де-бело!»
 
Да, Белла, они добили!
Страна скоростного спуска
В до-дембельскую дебильню
Имперского до-искусства.
Де-юре, де-факто, де-ямбо…
Но Юрий рычит упрямо!
 
Поэт не про ваши фиги,
Барвихинские барыги
Поэт не про ваши души,
Игрушечные марфуши!
Кто хуже поёт, кто лучше,
Решает за пуншем Пушкин!
 
Парабола парадокса
Зависла от Марса до Орска...
 
От рифмы азартной балдея,
Помянем поэта Андрея,
Вознёсшего души выше,
Чем может представить лишний,
Прикинувшийся царевичем
На проводах в Новодевичьем.

По кладбищу бродит Никита:
Душа, как печёнка, отбита!
Прости, московский пиита,
Хохла – отболит обида.
Василь угощает таранькою,
Василь навещает с Ваганьково…
И только Исаич ни слова –
Суровы обеты Донского.
 
Когда умирают поэты,
Уходят на дно атлантиды,
Срывая с орбиты планеты –
Сатурны, видавшие виды.
Доносится голос Бориса:
Вознёсся? Пророк народился…
 
Когда умирает мессия,
В стихах воскресает Россия.
 

 2010, 1–4 июня