Сергей Сутулов-Катеринич

Сергей Сутулов-Катеринич

Все стихи Сергея Сутулова-Катеринича

SVSK. Памятник-2015

 

Ни мраморным, ни бронзовым не стал –

Тайком сооружают пьедестал

Брат Марфы, сын Анфисы, внук Фатея,

Набычившись, ощерившись, потея,

Зверея, соловея, матерясь,

Метафоры затаптывая в грязь.

 

Быть пасынком Апостола устав,

Нарушил устрашающий устав –

По прихоти проворного провидца

На облаке обязан проявиться.

Гораций, воскресая, воспарим? –

Париж, Мадрид, Берлин, Варшава, Рим.

 

У памятника Пушкину робел:

Тверской слагал балладу децибел,

Страну армагеддонами пугая…

Крымчанка, предлагая попугая,

Гутарила гортанно: «Гарный гусь

Высоцкого горланит наизусть!»

 

Витая над Валенсией, пропал

На всех радарах – рухнул в краснотал,

Растущий, как известно, повсеместно –

От Южно-Сахалинска до Триеста.

Овидий, над Тавридой – херувим?

Крылатый грек? татарин? караим?

 

Крылатый стих – крылатый человек:

Испанец, русский, финн, калмык, узбек…

Пиит чудит! Вальсируют бинокли –

Лауры точат лясы: одинок ли?

Коринны покорили пьедестал:

Однако дивный вид, мадам де Сталь…

 

Слыть пластырем лекарственным? Уволь!

И пастырю любезен алкоголь,

Когда любовь смертельна для любого,

Когда любви тротиловое слово

Взрывает мозг, державу, зодиак…

«И – памятник!» – подскажет Пастернак.

 

SVSK: часослов, предначертанная невстреча

 

Я в этом доме запрещён.

Я не вхожу в число имён,

произносимых в доме этом…

Юрий Беликов

 

Я, запрещённый в мире песен и разрешённый в чатах снов,

Наследникам неинтересен,  как прокопчённый «Часослов».

 

Живу, чураясь бойких басен. Басё, бесспорно, гений, но

Чужой язык взрывоопасен, родной стыдится кимоно.

 

Язык, крепчай черновиками! — на крыльях странных поэллад

Лети, пронзаемый веками, покинув грустный Крестоград.

 

Шахуя жертвенной фигурой, фортуну рифмами терзай.

Толпа считает музу дурой. Банзай, герой! Изгой – Мазай.

 

Поэт – алхимик, мистик, схимник… и шизофреник, шепчет дочь.

А по сравнению с другими, добавит сын, зануден оч...

 

Как часто части русской речи, причастные к причудам чад,

О предначертанной невстрече в чертогах Вечности кричат.

 

Живу, распятый в мире сплетен, – условен крест, бесстрашен дух.

«Полёт шмеля» великолепен, но раболепствует петух.

 

Школяр скалярных переменных – всесилен дух, локален страх –

Бог, умирающий в легендах и воскресающий в стихах.

 

2013, 21-23 сентября

Ставрополь

 

2014, 12-13 января

Такоради (Гана)

 

 

Автопортрет на фоне аэропорта

Тринадцатая пастораль

 

В любом Отечестве – изгой:

Табу, тавро, товарный знак.

Любимый инструмент – гобой.

Любимый профиль – Пастернак.

 

Азбука Морзе

 

Наталье

 

Задумчива вечность.

Беспечна случайность.

Скучает причал,

приручённый прибоем.

Отчаянны чайки.

Нечаянно счастье,

Которое мы повстречали с тобою.

 

Классический парус.

Банальные фильмы

Наивные парни упрямо снимают.

Но ромбом ныряют за скалы дельфины,

Которые только тебя понимают.

 

Обманчиво солнце,

сжимаясь в песчинку,

Оно заночует в зелёном заливе.

А день, умирая, изыщет причину

Ещё раз воскреснуть зимой в негативе.

 

Мы вечность молчим.

Ты вздыхаешь печально:

В пучине исчезло твоё Лукоморье.

Вода бесконечна. Вода изначальна.

И звёзды дрожат,

словно Азбука Морзе.

 

Космический якорь лукавые черти

Над грешной землёй

серебром начищают.

А боги рассветы старательно чертят

И людям монеты восходов вручают.

 

Забывчива вечность.

Беспечна случайность.

Но ты не забудь и не выдай секрета

Такого случайного вечного счастья,

Такого короткого долгого лета.

 


Поэтическая викторина

Арамис на метле

Речитатив пращура

 

Внукам Тимофею, Акиму…,

правнукам... и пра-пра-пра…

 

Запиваю в забытой богами стране,

Забивая на всё и на всех и на всяк…

Запеваю при ясной, но глупой Луне,

Завывая, что умер последний босяк.

 

Мезальянс мезозоя: озон и зола…

Запад коготь вонзает в прозрачный висок.

Бочку с красной икрой опрокинь и залай –

Убегая в Стокгольм, угодишь на Восток.

 

Вылетаю из здания бывшей страны,

Вылетая с обложки журнала «Бульвар»…

Выжимаю из памяти мрачные сны,

Выжигая апостроф из Кот-д’Ивуар.

 

Сюрреальный сюрприз: Арамис на метле –

Над артиклем, актёром, Акрополем – над…

Птолемей, твоё тело истлело в земле,

А душа принимает небесный парад.

 

Отмечая бессмертие радостной до,

Отменив камертона неверного стон,

Очертив пируэты над чёрной водой,

Отметаю вульгарное слово кордон.

 

Чур-чура, Челобей! – За иконой дыра…

«Дыр бул  щыл…», – поучаю скворчатых внучат.

«Бобэоби, дедуля! Кончай вымирать!..»   

Обещаю воскреснуть у озера Чад.

 

2007, 30 апреля

 

* * *

 

Аэропорт. Не узнавай!

Я – в драном драповом пальто

В толпе зевак и зазывал,

Тобой забытый на все сто.

 

Не узнавай! На эшафот

Пойдёшь с другим. Твой фаворит

Воспринимает секс – как спорт,

Любовь – как ритм. И только ритм.

 

На эшафот. Но приговор

На небесах не утверждён.

Аэропорт – поэт и вор! –

Не спит, измученный дождём.

 

Но приговор тебе и мне

Никто не в силах изменить.

Такой талант и ум иметь –

Бежать постылых именин…

 

Тебе и мне… Не вспоминай –

В тумане скрылся Рубикон.

Зачем беречь июнь и май?

Январь стихов? Сентябрь икон?

 

Не вспоминай! Твой визави

Не прилетит в наш город N,

Где мёд гречихой озарит

И где пейзаж – как гобелен.

 

Твой визави на эшафот

Не думал-не гадал попасть.

Он – подшофе. Не пьян, но вот

Сорвал совсем иную масть!

 

На эшафот пойдёт другой,

Который важно воркотал,

Что он в любом раю – герой:

Ногой откроет ворота!

 

Пойдёт другой… Тебе, увы,

Не избежать его цепей.

По-бабьи голосить и выть

И навсегда оцепенеть.

 

Тебе – увы… Тебе – виват!

Во мне воскреснешь и умрёшь.

Не вино… вино… виноват –

В мельканьи бликов, ликов, рож!

 

Тебе – виват! А мне – труба…

Одно спасение – запой.

Аэропорт, дождя убавь

И сердце нежностью заполнь.

 

Белокурый Ахилл, Наташа Ростова

и брегет фирмы «Moser»

 

Грозно взглянув на него, отвечал Ахиллес быстроногий:

«Царь, облечённый бесстыдством, коварный душою мздолюбец!

Кто из ахеян захочет твои повеления слушать?

Кто иль поход совершит, иль с враждебными храбро сразится?

Я за себя ли пришёл, чтоб троян, укротителей коней,

Здесь воевать? Предо мною ни в чём не виновны трояне…»

Гомер

 

Хохотнут и присвистнут: «Талант не пропьёшь!», – 

                              наливая в гранёный коньяк и текилу,

Малохольные лабухи в общем вагоне,

                              уносящем народ из Сибири в Анапу, –

«За битлов, песняров и БГ, молодёжь!» – 

                              «Каждый трезвый в дороге подобен Ахиллу…» –

«У заносчивой вечности в диком загоне…» – 

                              «Припадёт – бедолага! – на левую лапу…» –

 

«Ошибаешься, братец, на правую хром он…» – 

                              «Молодца! Огурца притащил и томата…»

Не хромает герой, крестник Стикса густого…

                              «Преферанс до утра?» – «Стопудовая пулька!» –

«Прекратите немедленно гогот и гомон!» – 

                              «Мы культурно сидим, без единого мата…»

«Александр…» – «Наташа…» – «Неужели Ростова?!» –

                              «Пять минут тишины – засыпает бабулька…»

 

Вычитаются вёрсты… «Чифирю заваришь?» – 

                              «Рискану – мизерну!» – «И планида, и плаха…»

Шестиструнный аккорд… Субмарины химера…

                              «Молодца! Холодца раздобыл и лимона…» –

«Подмогни гитаристу, непьющий товарищ…» – 

                              «Как мерцает в ночи офицерская бляха…»

Озорной шепоток… Обертоны Гомера…

                              «Крепость Трои утроим бригадой ОМОНа…»

 

Под Ростовом прощаются Саша с Наташей:

                              «Белокурый Ахилл, добеги до Анапы!» –

«Начерчу на песке строгий греческий профиль…» – 

                              «Чебурашка ушастый грустит о Мимозе?!» –

«Загорим дочерна и в джаз-банде попашем…» – 

                              «Что за карта идёт? На раздаче курляпый?!»

Ну а я размышляю: пропил или пропил

                              и талант, и брегет фирмы прадеда – «Moser»…

 

2006, 12-15 апреля

 

Бывать в горах…

 

Но ты останешься в снегах,

Как буква в белом букваре…

Но ты останешься в стихах,

Словно хвоинка в янтаре…

Бывать в горах,

                     бывать в горах

В посеребрённом сентябре.

Где гул лавин – ракетный гул,

Как преисподняя тоска.

Где нас сутулый Вельзевул

По смуглым

                скулам

                          скал

                                 таскал.

Где строчки пляшущих косуль

На травах поутру белёсых,

Как поцелуи пьяных пуль

На мрачных увальнях-утёсах.

Где стаи медленных лугов,

Как тени бешеных снегов.

Где страх,

              где крах,

                          где крах

                                      богов

Остался в сумеречных снах

Легенд.

Бывать в горах…

 

Заснуть в снегах.

Ба!

На сон твой –

                   с грациозностью мастодонта –

Обвал!

 

Бывать в горах…

 

1977, сентябрь-октябрь

 

Великий Александр – не путать с Македонским!

 

Великий Александр

Русский сын Сергея

Поэт Пушкин

 

Великий Александр

Русский правнук Ганнибала

Поэт Пушкин

 

Великий Александр

Русский над африками-америками

Поэт Пушкин

 

2014, 7-10 января

Гана (Такоради)

 

 

Выдох на слове Love

 

Из моего сна до твоего – влёт! –

Речка, гора, страна, если встречать восход.

 

Из твоего сна до моего – вспять! –

Облако, вдох, волна, выдох на букве ять.

 

Аура мрачного сна: дьявол, Полярная ночь,

Северная война, Западная, Восточ…

 

Боже, по чьей вине делят чужую роль

Горькая нота не, сладкая нота соль?!

 

Из моего сна до твоего – в ряд! –

Море, янтарь, сосна, если простить закат.

 

Из твоего сна до моего – вплавь! –

Озеро, вдох, весна, выдох на слове Love.

 

Азбука белого сна: жив тополиный пух…

Чёрной тоске хана, если махнуть на юг.

 

Господи, сохрани треснувшую свирель,

Синюю ноту ни, красную ноту ре.

 

 

От моего сна до твоего – сон,

Солнце, ковыль, Луна, смех, сигарета, стон.

 

Сонная, сбереги дробную русскую речь –

Ижицей не солги, рифмами не калечь!

 

Снова лечу, плыву – Вечность от сих до сих…

Встретимся наяву, если запомнишь стих.

 

2006, 30-31 декабря

Ставрополь – Киев

 

Гранада, Гранада, Гранада моя…

 

Татьяне & Ольге

 

Как объяснение в любви, Мадрид… Но Эйфелева башня

Воспоминания дробит на дрейф обид и миф вчерашний.

 

Метаморфозы бытия: граница – гранки – гранд – Гранада.

Good evening, Irving!* Фортеля рубля и Рубенса бравада.

 

Как пояснение к любви, Алямбры** ля, Альгамбры** гаммы.

Синонимичны словари. Алгебраичны анаграммы.

 

Ассоциаций кренделя… Ау, светловская Гранада!

Квадратный замок короля. Сьерра-Нева… Сьерра-громада***.

 

Как толкование любви, садов восточных стратосфера,

Арабской вязи лабиринт, испанский профиль кабальеро.

 

Нашатыри поводыря. «Старик Хоттабыч» на иврите.

«Япона мама!..» блатаря. Баварский говор: «Битте-дритте…»

 

Как откровение любви, браслет гранатовый в Гранаде.

Судеб кульбит. Эпох гамбит. Без серенады, бога ради.

 

---

*Вашингтон Ирвинг – выдающийся американский писатель-романтик, считающийся «отцом американской литературы». В числе его наиболее известных произведений и книга «Tales of the Alhambra» («Альгамбра», 1832, переведена на русский в 1979-м).

 

**Алямбра/Альгамбра (от испанского Alhambra – «красный замок») – архитектурно-парковый ансамбль, расположенный на вершинах и склонах огромных холмов над испанским городом Гранада. Главные дворцы и крепости этого комплекса возведены во времена правления мавританской династии Насридов (1230 – 1492), при которых Гранада стала столицей мусульманских владений на Иберийском полуострове (Гранадский эмират), а Альгамбра – их правительственной резиденцией (сохранившиеся дворцы относятся преимущественно к XIV веку).

В современном испанском буква «h» не читается, и поэтому нынче в тех краях всегда произносится: «Алямбра»; тогда как в первом русском переводе книги Вашингтона Ирвинга сохранено древнее арабское произношение и добавлена буква «г».

 

***Сьéрра-Невáда (от испанского Sierra Nevada — «снежный хребет») – горная цепь на юге Пиренейского полуострова, часть Кордильеры-Бетики. Самая высокая точка – гора Муласен, 3478 метров. Громада Сьерра-Невады отлично видна и в Гранаде…

 

2012, 15–17 марта

Валенсия – Гранада – Валенсия

 

Двенадцатый Данте

 Монолог композитора и пианиста Даниила Сосердечного

 

Мечталось: соната – к серебряной дате.

 

По столику синяя книжка металась.

Она называлась… «Двенадцатый Данте»

И, кажется, вспомнил, куда задевалась.

 

Усталость осталась в избушке сосновой,

Где сладко спалось и протяжно читалось…

А в «скором» – на стыках, под такты сверхновой

«Двенадцатой фуги», – ритмично считалось.

 

Призналась бабуся: «Винцо и творожек

Везу я Марусе и гусика малость…»

Двенадцать часов, без учёта таможен,

У Гуся Хрустального закольцевалось.

 

Качалось над полкой кольцо незабудок.

Наталка Миколке в любви признавалась.

И хвастал наколкой десантник надутый.

Двенадцать хвилин до крещендо осталось.

 

Казалось: срифмуются Данте и дата.

Горилка под сало никак не кончалась.

И шастал с гранатой солдатик поддатый.

Двенадцать секунд у окна спрессовалось.

 

Решился! – глагол совершенного вида –

Мужской антипод полутона казалось.

Я вырвал гранату, но дёрнулся идол…

В глазах колебалась перрона вокзалость.

………………………………………………

 

Двенадцать. Для Данта аккорд раздраконю.

И вздрогнет соната под левой рукою.

 

2006, 9 августа

 

Двухтомник «Ангел-подранок»: два автографа

 

1. Наперснице

 

К Наташе Катеринич (Сутуловой, слегка)

Поэт С-К привинчен навечно (тчк)

Азартных озарений – (с)читать (не перечесть)…

Наперснице прозрений – кармическая весть.

 

2. Редактору

 

…снится Ангел – тот, который замаячил над Союзом,

пеленгуя разговоры между музыкой и вузом;

между бесом и балбесом?.. (Бес, понятно, тот, который

между бездной и совбезом сотворил Святые горы…)

 

Очевидно, что балбесом оказался я, растратив –

поощряемый ликбезом – героизм на геростратов!

 

Четверть века – тары-бары между демоном и музой,

Старой Руссы будуары, (писсуары «Профсоюзной»),

перегарные дебаты, перекуры перегонов,

оловянные солдаты деревянных солдафонов…

 

Чуткий Ангел, небо мглисто – между Марсом и мазуркой?

(Бзык родного пацифиста, утверждаемый базукой…)

Четверть века – дубль-пусто… (дупль-густо… цацки-пецки –

бутерброды, Заратустра, на немецком  по-советски…)

 

Мрачный Аспид, звёзды низко над империей убогой?

(Партизанит одалиска – между Гогой и Магогой…)

Мнемозина, мать разини, точит лясы на Аляске.

Из Марокко – апельсины? Из Германии – коляски.

 

Экивоки, полувздохи… «Сорок сроков» – киноролик.

(Омерзительной эпохи мезозойный анаболик…)

 

Воспаривши над Белухой, поведу солёным усом.

Беловежская – белугой: Ангел рухнул под Эльбрусом!

 

И на Руси, и под Куси перед молитвой закуси!..

 

…в забытом Богом и тобой горбатом городе

оглох оболганный гобой, охрип на холоде.

 

Забитый бытом островок. Маяк зарёванный.

Ворчливых улочек клубок. Тавёрны – рёбрами.

 

Кортес, of course, Христос воскрес! Коран – католику?!

Шартрез «Портос» (à la française) – второму столику…

 

На минарете – муэдзин арабским кубиком.

Китаец Дзин в толпе разинь – венгерским Рубиком.

 

Над линией береговой – мансарды с люстрами.

Посёлок «Угорь огневой» богат моллюсками…

 

На крик срывается старик у ржавой пристани:

Последний бриг на материк – невест высвистывай!

 

Невесть откуда – дурачок, Макар Молекула:

Озолоти на пятачок – сойду за лектора.

Бабло обрыдло! «Оболонь» – в баллоне бульками.

Рябой извозчик, охолонь! Гуляй с бабульками.

Пугай детишек. Пей чаи. Хрусти сухариком.

Бессамемучай, кучер, и дружи с бухариком.

Взгляни на небо, обалдев, Каспар Кассандрович…

 

Старик поник, увидев дев над палисадничком.

Три херувима при… грудях и прочих прелестях

Висят под крышей и, галдя, из луков целятся…

Макар осушит «коленвал»: – Клянусь гомерами,

Таких пассажей не знавал балкон с химерами.

Но вот те крест – принёс зюйд-вест картину Босхову:

Бумажный червь анапест съест, клянусь берёзкою!

 

На цеппелине – царь Горох завис над церковкой.

Оцепеневший Кабысдох – монеткой центовой.

Для Кабысдоха цеппелин – гусиной шейкою.

И прах годин, и пух перин ищи с ищейкою.

Ищи мужчин, ищи дивчин – отцы отцацкались.

И крах причин, и страх кручин: Макару – царствие?!

Горох дрейфует на восток – пониже Полюса.

На запад – бравый островок. Команда полнится…

 

Макар – Каспару: – Закуси! Креветки – вёдрами.

И на Руси, и под Куси – таверны рёбрами.

И на Хонсю, и в Сан-Хосе – под супостатами…

Христос изрядно обрусел, клянусь остапами!

 

2012, 21–27 марта

Валенсия

 

Избушка на краю Ойкумены

 

Вспоминаю некстати, не в такт, невпопад,

Наугад, ненароком, навскидку, навзрыд:

Прожигает сугробы оранжевый сад –

Абрикосовый сад над позёмкой горит.

 

Чёрной ночью повержен Январь-государь.

Цесаревич-сентябрь пророчит потоп.

У австралий и африк вразброд календарь.

У америк и азий хворобы европ.

 

Загадав наобум, понесусь напролом,

Усмирив дураков, ошибусь на Покров… –

Неоконченной фразы бессонный синдром

Разрывает в клочки буквари школяров.

 

Осторожно, потомки! Старик намарал

Асинхронные строки – империи в лоб!

У вальяжной Европы двойная мораль.

Азиатская память шаманит взахлёб.

 

Словари проживут битый век без моих

Прокажённых наречий, невнятных имён…

Ах, Расея, страна нерождённых слоних

И казнённых икон, и распятых времён.

 

Белой ночью воскреснет блаженный Июль.

Непрощённый Февраль Октябрю подмигнёт…

На краю Ойкумены избушку рублю:

Снегирей недолёт – журавлей перелёт.

 

Ощущая озноб, для идущего вслед

Возвращу вопреки, виновато, всерьёз

Абрикосовый сад и оранжевый свет,

И Любовь, и Надежду, и слёзы берёз…

 

2007, 15-17 февраль

 

Кавказ: две с половиной цитаты над пропастью

 

Лере Мурашовой и Георгию Яропольскому

 

По горной дороге, возможно, ведущей к угрюмому грозному Богу,

Я шёл осторожно – кочевник, безбожник…  А пропасть, которая справа,

До боли сжимала уставшее грешное сердце, которое слева…

 

«Кавказ подо мною…»* Поэт, доверяя высокому лёгкому слогу,

Однажды попробуй пройти по дороге, которой родная держава

Себя привязала и к белому снегу, и к Чёрному морю – задолго до ЛЕФа.

 

Задолго до левых тропинка, возможно, ведущая к сытому пьяному Чёрту,

Струилась, троилась, дробилась – задолго до правых – в оскалах кинжала.

И только любовь к небесам выручала на грани скандальных истерик…

 

«Как сладкую песню отчизны моей…»** – ясновидцы, ищите мальчонку,

Способного строчку продлить из ущелий Дарьяла к отрогам Урала,

Готового честную песню сложить о кровавых ручьях, переполнивших Терек!

 

Казбек и Эльбрус хороводы водили, меняясь местами лукаво,

Поскольку дорога-тропинка кружила гигантской безумной юлою,

А Скифское-Русское-Чёрное море мерцало в пещерах понтийских секретов.

 

Кавказ, что мне делать*** с чужими стихами, орлами парящими справа,

И славой чужой, и печалью чужой – над закатом, зарёю, золою,

Над безднами помня ушедших, грядущих и вечно живущих поэтов?

_____

*Прямая цитата – Александр Пушкин.

**Прямая цитата – Михаил Лермонтов.

***Парафраз: «Кавказ, Кавказ, о что мне делать!» – Борис Пастернак.

 

2013, октябрь – декабрь

 

 

Казанский вокзал

 

Памяти ЛВ 

 

Я – скверный тип.

Мой логотип – SV.

Вам адресую запах лип

и солнечный дагерротип

В «КВ».

 

Купе прокурено насквозь –

Не мной.

В «СВ» нам места не нашлось:

Немой…

 

Немой старик, с ним – паренёк…

И – Вы.

В моих глазах полунамёк:

«Увы!»

 

Москвы не видели лет пять…

Нет, шесть!

Зачем отправились опять?

Бог весть!

 

«КВ» развяжет нам язык –

Болтай…

От Ваших дерзостей отвык –

Балда!

 

Как будто вместе. Но – поврозь.

Напой

Мне нашу песню. Но без слёз,

Бог мой.

 

…Тогда казалось: до Москвы –

Сто лет.

И было: «Ты». И было: «Вы».

Был свет.

 

Волхвы дарили нам Любовь

И – снедь.

Молва? Молвы? Молве? Молвой?

Бог с ней!

 

Качалась ветка тубероз,

Ей в такт

Взлетали всполохи волос…

Пустяк?!

 

Казанский налетел вокзал –

Тебе

Хотелось знать, что знать не знал

SV.

 

Что знать не знал и знать не мог:

Как быть?

Сберечь хрустальный башмачок?

Разбить?

 

…Купе храпит. Коньяк допит

До дна.

Нас обвенчает и простит

Весна.

 

Лет через сорок или пять –

Молва.

Любить. Безумствовать. Не спать –

Москва… 

 

Латая лакуны

 

Дурбалай сердобольный! Владея дарами Валдая,

Растранжирил полжизни на хроники школьных потерь…

Параллельная Лена, десятому «вэ» сострадая,

Провела выпускной в окружении тёртых тетерь.

 

…эсэмэска елена жива – откровение бога!

В диафрагме судьбы – девяностых годов дребедень…

Закрываю глаза: у порога дрожит недотрога.

На дисплее – берлога, в которой троится бабень.

 

Фотография врёт? Или резкость зрачка подкузьмила?

Одноклассник «емелит»: elena-helena – латынь…

«Прекратите еленить! Баллада елейна. Людмила…» –

«Обожаю людмилить! Немедля – билет на Медынь…»

 

Имена оглаголь – зарифмуются горькие числа.

Выпускной оцифруй – обожгут карамболи времён.

Парадокс Алконоста: Алиса над Стиксом зависла,

А Елену увёл в Монреаль параллельный Харон.

 

Попрощайся с невестой в речистой ореховой роще –

За полвека до встречи на страшных смотринах старух.

Диаграмму разлук ветерок Машука прополощет.

Над крамольным романом в Крыму потешается друг…

 

Залатаю лакуны былины нескладной балладой.

Над Канадой светает, когда над Кавказом – закат.

Электронная почта. Чужих адресов канонада.

На Алтае – внучата. Скучает старшой «азиат».

 

2012, 15–18 февраля

 

Лебединая сказка

 

Когда согреешься, уснёшь

В дороге долгой и печальной,

Увидишь сон, в котором ложь

Казалась сказкой изначальной.

Увидишь сон, в котором явь

Чалму и… шубу нарядила,

Рисуя в умных словарях

Потешный профиль Аладдина.

 

Лакуны скрученных секунд...

Волхвы, судьбу переиначив,

Ладонь алмазом рассекут:

Ты – внук Фортуны, сын Удачи.

Решился главное сказать

Девчонке в тамбуре морозном,

Успел обнять больную мать,

Сумел понять: сожгли наркозом.

 

Длинноты краденых минут...

Биограф Фауст роль исправит

И красным штампом «Allesgut

Сценарий жизни окровавит.

Профессор – зол. Художник – нищ.

Скрипач. Чердак. Свеча. Стаккато!

Банальнее Мытищ и Ницц

Сюжет, прокрученный стократно.

 

Фантомы лакомых часов:

Винчестер сердца ритм утроит –

Засов системы «Майкрософт»

Готов стеречь ворота Трои.

Теперь терпеть: и быль, и боль,

И стон, и сон, и кнут, и пряник…

Твоя свирель и мой гобой

Врачуют раны расстояний.

................................................

Очнусь над пропастью во ржи:

Разрежут небо за рябиной

Великой лажи тиражи

И гранки сказки лебединой...

 

2004, 23 августа-30 сентября

Ставрополь – Москва – Милан – Лагос – Аккра – Такоради …– Москва…

 

Младенцы, не пришедшие с войны

 

Любая бойня – мимо воли Божьей:

Помимо, но во имя сатаны.

Прапрадед правнучонка уничтожит – 

Мальчонку, не пришедшего с войны…

 

Фельдмаршал поджигает шнур бикфордов,

Взрывающий кроссворды ДНК.

Убитый пехотинец – звук аккорда,

Пронзающий пространства и века.

 

Про предка при суворовской награде

Прорыкает филолог Боря Дно,

Предателю в кромешном Сталинграде 

Читая наизусть «Бородино»…

 

Генетик гениальный, предрасстрельный,

Под шерри-бренди «травку» покури…

Тебя прикончит враг или наследник

Под музыку кудесника Кюи?!

 

Война всегда кромсает божье Слово.

Кровавый ад – на радость сатане.

И снова снится поле Куликово.

И снова мальчик мечется в огне…

 

Мечтатели-хохлы, оленеводы,

Ценители цыплёнка табака,

Любители портвейна и природы,

Витайте в акварельных облаках!

 

Кружите над мороками Марокко,

Макарами, марктвенами, марго.

Рифмуйте: Ориноко – одиноко.

Танцуйте в ритмах танго и танго.

 

Радируйте бездарному Пилату:

«Ужо тебе, паршивый атташе!..»

Творите, ростиславные, по Плятту.

(По блату? – Позабывшим о душе).

 

Любите итальянок, кореянок,

Француженок, славянок… Ай люли!

Но помните: в жене живёт подранок –

Грядущий или бывший, се ля ви.

…………………………………………

Другие мы! И новый мир инаков,

И новый Рим, и новые штаны,

Поскольку не хватает зодиаков

Младенцев, не вернувшихся с войны.

 

* * *

 

Владимиру Путину – 60

 

…мне обещали жизнь при коммунизме.

перекрещусь в кромешном путинизме.

 

из Штатов вопрошает Боря Юдин:

ужели коммунизм угоден людям?

и досылает пламенную повесть –

моральный кодекс зодчего… на совесть – 

двенадцать пунктов (главных для Никиты?):

построим коммунизм и будем квиты

с религией любой! читай Толстого…

(похоже, пролистал Толстого Вова:

ровесник из моих пятидесятых –

гэбэшник под прикрытием! – лукавый,

молящийся за чистых, но распятых,

забывший о проклятии Вараввы…)

 

за кадром продолжает Юдин Боря:

есть чувства от пророка из Нагорья –

ты заповеди помнишь без досыла?

«Лезгинка» за окном заголосила,

стараясь заглушить Христово слово…

(возможно, на татами вспомнит Вова,

что рано или поздно победитель,

что поздно или рано побеждённый

местами поменяются, а зритель

покинет Колизей краснознамённый…)

 

есть десять чётких строк. и есть «Двенадцать»…

(когда же плясуны угомонятся?)

…чем пропуск на Голгофу отоваришь?!

не в коммунизмах дело, сотоварищ:

забудем о саддамах и обамах –

танцуя на божественных багамах,

пей горькую с чероки на чукотках,

женись на идиотках и кокотках,

из резидентов выйдя в президенты,

из президентов – в антидиссиденты,

но ежели предашь однажды Слово…

 

ах, Боря, ни-че-го не слышит Вова!

 

конечно, выше крыши – Будда, Кришна,

Христос, Аллах и греческие боги.

на небесах понятно: лживый – лишний!

для лишнего поэты – бандерлоги.

 

2012, 6–7 октября

 

 

Мой черёд: время опоздания

 

Заваришь чай… Секундами – чаинки…

Мучителен часов переучёт.

Скукожатся скандальные картинки –

Камин муру гламурную прочтёт.

 

Настал черёд и винам, и поминкам.

Стихи друзей присвоил честный чёрт…

Но женщина, бегущая по льдинкам,

Горящий черновик пересечёт!

 

            Эстрадные тирады раздражают.

            Бесчинствует бездарный звукоряд.

            Реляции «Сто лет неурожаю»

            Над цацками кремлёвскими горят.

 

Фонограф попеняет балеринке:

Бродяга, отрицающий почёт,

Пьянея от виниловой пластинки,

Уверен, что бессмертен Звездочёт.

 

Заваришь чай с мелиссой – по старинке,

А мама печенюшек напечёт…

И девушка смеётся на Ордынке,

И время опоздания не в счёт!

 

            Рифмуются предметы и приметы,

            Циничен золочёный циферблат:

            Комедия кармической кометы –

            В трагедиях космических утрат.

 

Закусывая скорби аскорбинкой,

Мои стихи праправнук переврёт.

Воскресшую сестру зовут Маринкой…

Но Цербер разгрызает переплёт!

 

Придёт черёд – зачислят в невидимки:

Чёт-нечет? нечет-чёт? перерасчёт!

…И девочка качается на льдинке,

И Вечность через ситечко течёт.

 

2013, 10–11 октября

 

Москва: 7 ноября 2017 года

Сон-реквием

 

…И грянула пальба,

И ринулся ОМОН,

И вздыблена судьба –

На кость, на кол, на кон!

 

Какие инженю?

Одумайся, чудак!

У мальчиков в меню –

Дубинка и кулак.

 

Какие травести?

Успей под хохот пуль

Под арку увести

Испуганных бабуль…

 

Кремлёвский фарисей

Всегда творит раба…

История Расей:

Корона и кабак.

 

Ах, Господи, прости

Заказанную смерть:

У мальчиков в чести –

Предательство и плеть.

 

За тысячу парсек –

Поверженный пруссак…

История Расей:

Дорога и дурак.

 

Трагичны времена.

Условна смена вех.

Ментальны имена:

Жандарм и Человек.

 

Свирепа карусель

Танцующих собак…

История Расей:

Булыжник и бардак.

 

Коварен – се ля ви! –

Кремлёвский Карабас.

У мальчиков в крови –

Неписаный указ.

 

Октябрьский кисель.

На башне – красный флаг…

История Расей:

Баланда и ГУЛАГ.

 

Потомок, старина,

Мотай на юный ус:

Отравлена страна,

Где каждый третий – трус.

 

Безумие рассей,

Запомни по складам:

Ис-то-ри-я Ра-сей:

По-бе-да и бе-да…

 

2002, 2 февраля

 

 

Моцарт. «Пустячок»

Попытка диалога с Богом

 

Какая жуткая зима –

Ветхозаветные метели…

Наверно, Бог сошёл с ума

И не вылазит из постели.

Должно быть, стало наплевать

Ему на солнце и ромашки…

Ну, не устал он наливать

Себе рюмашку за рюмашкой?! –

Чтобы согреться и взопреть,

На люд кося нетрезвым глазом…

Нетленным!

                Будь точнее впредь –

Не то сразит звенящим «азом».

Или пошлёт куда на «ять»,

От скуки маясь и безделья, –

Всевышний любит вытворять

Такие фокусы с похмелья…

И ты, Телец, ищи-свищи

Навечно станешь Козерогом…

Таких чудес, таких вещиц

У Бога уйма, слава Богу!

 

…Какие прочерки в судьбе,

Паяц печальный и лукавый!

Сказавши «А», не стоит: «Б» –

На небесах крутые нравы.

На небесах апостол Пётр

Блюдёт покой.

                    Набор увёрток:

Когда с три короба наврёт,

Что день – седьмой,

                           а не четвёртый.

Что в воскресенье отдыхать

Душе положено и телу…

Мол, можешь плакать, хохотать:

Потехе – час,

                  а вечность – делу.

Мол, Бог – один.

                  Вас – тьмы и тьма:

Сколь рифмоплёты надоели!

 

…Какая жуткая зима –

Ветхозаветные метели.

 

И сокрушаешься: не Дант,

Чтобы на равных выпить с Богом.

Пойду в кабак.

                    Залью талант.

И умолчу, поверь, о многом.

 

1992, октябрь-ноябрь

 

На семи холмах не сошед с ума...

 

…на пороге Вечности (дальше – Тьма?),

          на развилке: БОГ – САТАНА – ИНОЕ

человеку легче сойти с ума,

          чем простить отцу естество земное.

Он разбавит спирт, разведёт костёр

          (на седьмой вулкан семь недель тягаться…)

Черновик – в огонь! Но костёр хитёр:

          пожирая «Дым», сбережёт «Двенадцать».

 

…на изломе Вечности (дальше – Свет?),

          у табличек АД, РАЙСКИЙ САД, ДРУГОЕ

человек хотел достать пистолет,

          но почти постиг естество нагое.

Ты восплачь о маме, чудак-старик,

          о подружках вспомни (одна любила…)

Если внуки есть, всем смертям – кердык!

          Пацаны решат, где твоя могила.

 

…на изгибе Вечности (дальше – жизнь?!),

          в час разгадки страшного и святого

человеку проще шутить: кажись,

          повстречал вечор самого Толстого.

Приглядись, поэт, подсказал мне Бог,

          нашептал мне граф или чёрт, простите,

на ладошке Вечности жив клубок –

          чёрно-белый шар, перевиты нити.

Потяни за белую – вспыхнет Свет,

          потяни за чёрную – грянет Тьма.

…задарма – совет (амрадаз – секрет).

          На семи холмах не сошед с ума…

 

На семи ветрах – семилетний прах,

          семимильный Страх, семибалльный Бред.

Не сошед с ума на семи холмах –

          не сошед с ума, не сошед…

 

Ночной псалом

 

И опять под моим окном

Нарисуется Тут-Как-Тут

Заканудит ночной псалом:

– Поделом тебе, старый плут.

 

Поделом тебе – по делам…

Повозив пером золотым,

Астронавт, Аргонавт, Адам,

Развяжи язык за алтын!

 

По делам тебе – по долгам…

Замотал? Верни «Капитал».

Кучеряво Карл излагал –

Капитально мозг пропитал!

 

По долгам тебе – по грехам:

Непрощённым, райским, земным…

Херувим, Хари-Рама, Хам,

Отвоюй весну у зимы.

 

По грехам тебе – по стихам…

Корневые рифмы врачуй!

Ты в Крыму хорей постигал

И за ямбом врывался в чум.

 

По стихам тебе – по слезам…

Заплати за казённый сыр

И пространство ритмом терзай,

Космонавт, Кентавр, Кирасир!

 

2005, 7-8 августа

Феодосия

 

О Волгограде, бога ради…

 

Всегда есть время оглянуться? 

«Не поспешай!» – твердил Конфуций…

 

Который год, не поспешая,

Иду вперёд – страна большая.

Но успеваю возвращаться

Под крыши редкостного счастья.

Который век родимый ангел

Зовёт добраться до гренландий.

 

Алтай, Аккра, Гранада, Киев,

Париж, Валенсия, другие

Камчатки, нальчики,  местечки,

Моря, озёра, горы, речки,

Соборы, скверы, океаны,

Музеи, пляжи, рестораны,

Собаки, кошки, крокодилы,

Медведи, совы, попугаи…

Сюжеты вечные бродили.

Рефрены грешные пугали.

 

Поэт китаит до австралий,

Америк, греций, швеций, индий.

Пегас сакрален. Глаз астрален.

Метель омел. Медали мидий.

Мистраль стрельцов. Тельцов терцины.

Ищи-свищи первопричины.

 

Всегда есть повод улыбнуться…

Прости за вольности, Конфуций!

 

Но есть великие печали:

Россию часто величали

Задумчивой императрицей,

Способной чудом поделиться;

«Страна – наложница нубийца!» –

Цинично цыкает газетчик.

«Перекрестись, отцеубийца!» –

Чирикает автоответчик.

 

О «Сталинграде», бога ради,

Рыдать напрасно в Такоради.

Но, ради бога, Волгограду

Вручи надежду, как награду.

Куда Победа укатила

В стране тотального тротила?!

Враги кремлёвского пиара –

И Ниагара, и Сахара...

 

Пора прозреть и ужаснуться

Прости за жёсткости, Конфуций!

 

2013, 29-31 декабря

Гана (Такоради

 

Отражение

История с географией

 

Я целую твоё продолжение

В покидающем город окне,

Принимая своё поражение

В необъявленной нами войне…

 

И, скучая в зачуханном поезде,

Прокисая в дешёвом дыму,

Три главы ненаписанной повести

Пробухчу неизвестно кому.

 

Вырываю твою фотографию

Из газеты на пьяном столе,

Битый час вычисляя по графику,

На какой кинофильм постарел.

 

И, пытая лабинского лабуха,

Кто храпит в серебристой трубе,

С некрасивой, но умною бабою

Завожу разговор о тебе.

 

– О Тибете? Пришельцах? Пожалуйста!

О живой или мёртвой воде…

На любовь, непутёвый, не жалуйся –

Лучше карточку дай поглядеть.

 

Семафор объявил торможение –

Замаячил народ у окна…

И мелькнуло твоё отражение –

И заохала баба: «Она!»

 

2005, 14-15 января

 

Парашютик из детства

 

Бумажный змей метался в вышине,

Над крышею летел, под облаками –

И девочка в распахнутом окне

Смотрела вслед счастливыми глазами.

И белый змей, и воздух голубой,

И девочка окно свое раскрыла...

Неужто это было всё со мной?

Ах, Боже мой, неужто это было?!

Тимур Шаов

 

Предавать не умею,

Продавать не могу

И бумажному змею

Никогда не солгу…

Стонет Анна на шее,

Стынет водка в снегу –

Замуруете, шельмы?!

Всё равно убегу!

 

Надышавшись елея,

Обрыдалась душа.

Мезонин Мавзолея –

Саркофаг шалаша…

Исправляю ошибки

Одичавшей страны –

На колени, паршивки,

От винта, пацаны!

 

О букашке радея,

О себе – ни гугу.

Не прощаю Фаддея,

Но Фоме помогу…

Над романом корпея,

Вспоминаю «Муму».

Уважая шарпея,

В дом дворнягу возьму.

 

Улыбнусь брадобрею,

Перепрятав ножи, –

Зеркала подобреют:

Отрицание лжи!

Пожелтевшему змею

Отправляю письмо:

«Постарел, сожалею,

Разлюбил эскимо…»

 

Парашютик – в ладони,

Ободряя судьбу:

«Милый мальчик, запомни:

На подножки – табу!..»

У бумажного змея

В неизбывном долгу –

Ничего не имея,

К небу нить берегу.

 

2005, 23 ноября, 25 декабря

 

первородство

 

…над отечеством – пиктограмма домонгольского мудреца:

ты вторична, ребро адама, я вторичен, сырец самца.

 

ты вторична, и я вторичен. о первичности помолчим.

недосказанность зуботычин. относительность величин.

 

как пророчество – телеграмма забайкальского беглеца:

порицая вульгарность храма, прорицаешь акцент Творца.

 

ты конечна, и я конечен, бесконечен рефрен кончин.

аль пачино увековечен беспричинно для дурачин.

 

полигамии пентаграммы – зазеркальны ухмылки зла.

амадейны морские гаммы. сальвадорна модель гала.

 

чёрт циничный харизматичен? ангел сплюнет: собачий сын!

тьма трагична. адам комичен. вместо яблока – апельсин!

 

ты прекрасна, горда, упряма. первородство стиха – в грехах.

моногамии анаграмма зашифрована впопыхах.

…………………………………………………………………

голопузый знаток арбуза, через тысячу лет – секрет:

гармонична нагая муза, ироничен седой аскет.

 

 

Под прицелом

 

Сколько нам остаётся до главных смотрин –

До хорала, который уже не поётся?

Заплутал в небесах человеческий сын –

Он вернётся домой, отразившись в колодце.

 

Ухмыльнётся двойник – астронавт? антиквар? –

Отгрустил, отхрустел, отхореил, холерик?!

Если солнечный дар превратился в кошмар

Полуночный, пора заводить канареек.

 

Сколько там до команды: «Немедленно в ад!»?

Сотня зим? Прекрати, зазеркальный, лукавить!

Загадал сотню лет неизвестный солдат,

Матюгая врага и грозя кулаками.

 

От заветного детства досталось трюмо –

Только в нём поселился старик незнакомый.

Одноклассник, тебя провожает МГИМО,

Поджидает меня Вельзевул заоконный.

 

До издёвки с припевом: «Пожалуйте в рай!»

Остаётся секунда и вечность (с прицепом).

Черновик, победив предрассветный раздрай,

Оставляет поэту судьбу под прицелом.

 

2014, 10 февраля

 

Прощение беглянки

 

Ангелы парят над образами

С карими и синими глазами…

 

Я скучал один у «Трёх вокзалов» – 

«Скорый» припозднился из Казани…

Песенка чужая (?) привязалась:

Музыка… Разлука… «Мукузани»…

 

Поезд обманул – игра без правил:

Девочка сошла на полустанке – 

Каин полупьяный, трезвый Авель

Слёзы выжимают из шарманки…

……………………………………

Много лет осталось или мало

Странствовать царице наказаний?

Старая пластика простонала:

Ангелы парят над образами…

 

Кончилась эпоха исключений –

Гамлету досталось две «Таганки»…

Господи, когда допишет гений

Песенку «Прощение беглянки»?

……………………………………

Граждане, «Прощание славянки»!

Ангелы парят над образами…

Девочка сошла на полустанке… 

«Скорый» припозднился из Казани…

 

Слёзы выжимая из шарманки,

Странствует царица наказаний…

Песенка «Прощение беглянки»:

Музыка… Разлука… «Мукузани»…

……………………………………

Ангелы парят над образами

С карими и синими глазами…

 

Светает. Пасха-2012

 

Судьба полынная. Звезда полярная.

(Простите, правнуки, святого грешника…)

Строка былинная. Резьба столярная.

(Дивились павоньки на цвет подснежника…)

 

За свет подснежника любили девушки.

За риск шиповника бросали женщины.

(Ах, рифма-неженка, под взглядом дедушки

Вечор припомнишь, как трещат орешины…)

 

Строка разбойная. Строфа коронная.

Сирень – поклонами. Стихи – калинами.

Записка школьная. Тетрадь оконная.

(Пенёк под клёнами. Любовь – хвилинами…)

 

За фарт ромашковый ценили барышни.

За хруст валежника бранили бабоньки.

(Дружок рюмашковый, невест ищи-свищи:

Жила прилеженка – парит над Баунти…)

 

Слеза невинная. Звезда вечерняя.

(Прочтут наследники труды алхимика…)

Суббота винная. Строка дочерняя.

(Принцессы-врединки… Дианы мимика…)

 

За куст мимозовый прощали девоньки.

За гнев рябиновый стращали жёнушки.

(Вражина розовый, отдай волхвам венки.

Алё*, хибиновый! В плену алёнушки…»)

 

Строка короткая. Строфа бескрайняя.

(Рубашка yellow – тоска крамольная…)

Надежда кроткая. Обида тайная.

(«Ромашка Белая»** – пора футбольная…)

……………………………………………

Опора вечная – строка опальная.

(Рыдай, потешная! Встречай, заветная!..)

Судьба увечная. Страна пасхальная.

Строфа кромешная. Любовь рассветная.

 

---

* Алё, как свидетельствует «Википедия», – многозначный термин:

Алё – коммуна во Франции, департамент Арьеж;

Алё – деревня в Маевской волости Новосокольнического района Псковской области;

Алё – озеро в Кудеверской волости Бежаницкого района Псковской области;

Алё (Миритиницкое) – озеро в Миритиницкой волости Локнянского района Псковской области.

 

** «Белая Ромашка» – микрорайон в Пятигорске; в середине 60-х годов прошлого века эти места славились ромашковыми полянами, на которых пацанва с упоением гоняла футбольные мячи…

 

2012, 14–15 апреля

 

сказка сказок: сто тысяч – в плюс!

 

…заглянул, не удержался,

на призывный огонёк,

виртуальный, но чреватый

обернуться пошлым сексом

с удивительной девчушкой,

большеглазой и прекрасной,

как Венера Боттичелли,

обитающей в Канаде,

продающей ночь невесты

за сто тысяч сытых евро…

 

стоп, одумайся, паскудный

похотливый старикашка!

даже если банк ограбишь,

           призадумавшись о Босхе,

           для отваги тяпнув браги,

           в Самарканде или Омске,

           Амстердаме или Праге,

всё равно ты не посмеешь,

преступив черту,

предаться вакханалии продажной,

потому что совесть судит

и поэта, и подонка

по семи грехам смертельным,

по восьми грехам – отдельно! –

если будем углубляться

в расхождения трактовок

между храмами во имя

Человека, сына Бога…

эсэмэска из торонто:

 

           здравствуй чистый понедельник

           в банкомате куча денег

           все сто тысяч получила

           расстарался добрый гудвин

           твой соратник по рассветам

           твой помощник по закатам

           твой соавтор по сонатам

           твой сокамерник по чатам

           все сто тысяч пригодились

           для приюта рыжих кошек

           рыжих серых чёрных кошек

           и дворняжек пучеглазых

           разноцветных разномастных

           прилетай на всё согласна

 

…полуфраза – в распродажу:

прокажённого под стражу!..

 

ни в Торонто, ни в Толедо

я, конечно, не поеду!

для других жируют банки.

для других цветут невесты.

но испанки – под… шарманки! –

итальянки – pasta presto! –

англичанки – под… тальянки! –

и славянки – тили-тесто! –

эту притчу перескажут

соловьям, богам и даже

женихам, которым сложно

раздобыть сто тысяч рупий

или долларов – неважно!..

 

невозможное возможно –

разучил Синдбад в рок-группе:

сказка сказок – жизнь без лажи!

 

2012, 29–30 апреля

 

Сорок пятого дождебря

 

Никчёмный, нелепый,

Ненужный зиме,

Но нежный и светлый

Дождь в январе…

Сергей Сутулов, 1969, январь

 

…сорок пятый дождь в январе.

сорок пятый стих без тебя.

ре-минор прапраснегирей.

до-мажор прапраголубят.

 

графоман умыкнул размер.

наркоман распилил рояль.

открещусь от ночных химер,

примеряя плащ короля.

 

продолжаю ходить по воде,

реминоря в январь своё…

па-де-де чужих лебедей.

рок-н-ролл родных воробьёв!

 

на Кавказе опять дождит.

в Такоради чудит жара…

пожалей жар-птицу, джигит,

домажоря в Гранд-опера!

 

ренессанс простого стиха:

до любви – сорок пять снегов…

настигал, отстегав, стихал

окаянный рефрен богов.

 

доберусь до испанских вин,

долечу до алтайских гор,

постигая: Сын – триедин,

понимая: Бог – фантазёр!

 

…очень старый дождь в январе.

очень странный стих без тебя.

мы увидимся на заре

сорок пятого дождебря.

 

2014, 5 января

Такоради (Гана)

 

сорокаградусный народ

 

…настанет Старый Новый год –

секунда тренькать перестанет,

сорокаградусный народ

узреет истину в стакане.

американит русский крот,

лосось норвежский пакистанит,

зайчонок чинит луноход,

Чеширский кот месопотамит…

 

а что касается монголий,

там татарчонок отглаголил…

 

грядёт Восточный Новый год –

лошадка синяя прискачет,

сорокаградусный народ

восплачет при свечах на даче.

датчане водят хоровод,

Версаче в телепередаче

воскрес, шифруя модный код,

чудят пришельцы, не иначе!

 

а что касается австралий,

там расстарался враль сакральный…

 

встречаю Русский Новый год –

сорока в Африке достанет,

сорокаградусный народ

доставит ёлку на аркане!

Господь земную ось перстами

переведёт на жизнь вперёд –

мальчишка в снежном Казахстане

меня встречает у ворот…

 

а что касается бразилий,

туда мороз не завозили!

 

2014, 13-14 января

Такоради (Гана)

 

* * *

 

Устав от водки, дружб, предательств,

Устава края, слёз страны,

Я почитаю вирши Данте

У переделкинской сосны.

 

Гибрид метаний и скитаний,

Ловец страстей и карасей,

Веками слышу, как «Титаник»

Гудит на рейде Туапсе.

 

Творец пророчеств и чудачеств,

Стенаний-минус, сказок-плюс,

В лесах кириллицы запрячусь,

В морях латыни утоплюсь.

 

Отец предчувствий, дед причастий,

Внук «Турандот», сын «Мимино»,

Я замышлял трактат о счастье,

Увы, родился фарс-минор…

 

Нелепость бренных декораций

На браной сцене бытия.

Неутолённость, брат Гораций,

Твоих, моих и прочих я.

 

2007, 23-25 марта

 

 

Человек, читающий стихи…

 

Человек, теряющий очки,

Гороскоп листает над Европой –

И очистят честные зрачки

Хронотоп, грозивший катастрофой.

 

Декаданс – пронзительный романс

«Дама в привокзальном ресторане».

Старички играют в преферанс

Без очков, разбитых на Майдане.

 

Депутат, теряющий очки,

Выбирает вариант панели.

Заморочки сморщились ‏в строчки.

Строчки серенад осатанели.

 

Убаюкал Красный материк

Лейтмотивом пальмы на пригорке.

Без очков начертан черновик –

Вылизаны линзой оговорки.

 

Человек, теряющий очки,

Зажигалки, запонки, заначки,

По ночам обходит кабачки

В поисках мистической гордячки.

 

Бодрячку в Чикаго – без очков! –

Приблазнится солнечный Очаков.

Озадачен хором морячков

Чародей, отмеченный свинчаткой.

 

Балабол, теряющий очки

В Мурманске, Валенсии, Стамбуле,

Вспоминает, как поют сверчки

В чабрецах задумчивой бабули.

 

Серебрился жирный дирижабль.

Жалила жалейка провожаний.

Православный к Богу отъезжал.

Близоруко щурились пражане.

 

…Человек, читающий стихи

Без очков, рискует ошибиться.

Сизарей изранят сквозняки.

Притворится буквица орлицей.

 

2014, 24-26 января

Москва – Ставрополь

 

* * *

 

Я – вещь в себе.

                      Но – весть тебе

О том, что никогда

Не прочерчу в твоей судьбе

И малого следа.

 

Я – весь в себе.

                      Но – весть тебе

О том, что, может быть,

Твоей судьбе, твоей беде

Доверено любить.

 

1992

 

Январский оберег

 

Наталье С-К

 

Бесконечности порция или вечности унция –

Предвечерний венец постаревшей сверхновой?

За чужими оконцами опечалится умница:

– Изумрудный дворец полумглой коронован.

 

И фатальные физики, и тотальные фенечки,

Воспевая закат, ожидают восхода.

Магаданские финики, ливерпульские семечки

Скоморох наугад маринует полгода.

 

Итальянские лирики, новгородские схимники

Исказят ноту си забайкальских сказаний.

А лунатики-винтики и фанатики-химики

Пригласят погасить океанские займы.

 

Парафраз «Панасоника» под бессонницу стронция.

Партизанит пират, гобелены пронзая.

Африканская хроника окольцована солнцами.

Цицеронит цукат. Лизоблюдит лазанья.

 

География графики. Фотографий фантазии.

Византийская вязь назывных сновидений.

Фестивальные трафики. Озорные оказии.

Полетим, помолясь, в мир земных измерений.

 

Самураи японские и пельмени сибирские –

Поднебесный эскиз словарём освинцован.

Блатари пошехонские и сеньоры кубинские

На изящное please … рассмеются в лицо нам.

 

Триумфальные возгласы – сотрясаются «боинги»!

Балаболит судьба… Бедуин ни бельмеса…

Поседевшие волосы… Перезвон колоколенки…

У родного столба – марсианский повеса.

 

2014, 17-22 января

Такоради – Аккра – Стамбул – Москва

 

баллада о признаках, принципах, призраках и… контрапункте

 

…трое суток гонялся за признаком

дарвинизма. виляя хвостом,

обезьяныш повизгивал: приз – на кон!

вдругорядь покараю перстом.

притомились. уселись под липками –

примирил золотой «Стрижамент».

голосистый обиженно всхлипывал:

комплимент...  комитет… клей «Момент»…

конкурент… самозванец замешкался:

континент? компромат? конфискат?

компонент? затерзали насмешками…

помоги контрапункт разыскать!

 

…в сотый раз, обжигаясь на принципе

гуманизма, пишу письмецо

графоману: дружу с кахетинцами –

русской музе полезно винцо…

продолжаю, трезвея от опуса

«Заратустра – златые уста»:

за полгода облётал полглобуса,

извините – безмерно устал...

ни словечка – о мета-метафорах,

метонимия? вряд ли поймёт

пустобрёх из породы малаховых –

графоман, фанфарон, рифмоплёт.

 

…в пятой жизни беседую с призраком

коммунизма – над картой европ:

заходите по адресу… iskra-com –

«Капитал» растерзал хронотоп!

вопрошаю: легенды о Ленине?

дальше – Сталин и звёзды отцов?

изотоп изумлённого времени

воскресит сумасшедших тельцов?!

призрак явно обиделся: батенька,

коммунисты навеки с Христом!

рассмеялась буфетчица Катенька:

балаболишь, дедок, о пустом!

 

…нановек, отрицающий принципы

чаплинизма, основан на лжи.

размечталась кухарка: за принца бы!

президент разболелся: «Анжи»…

а над байками, песнями, сказками

дельтапланит фольклорный Ходжа:

сверхзадача: прожив разномастными,

научиться прекрасных рожать!

согражданки мои, соплеменники,

отсмотрев марсианские сны,

улыбнитесь: поспели пельменики

на ладошках алтайской сосны.

 

2013, май

 

бог гениально одинаков

 

играть легко слагать сгорая

без препинака в скорбь веков

сурова карма самурая

икон колодцев облаков

 

молчать сто лет кричать во гневе

умел отец умеет сын

правее лёд огонь левее

щетина сивых середин

 

курильск каррара корба краков

барокко око рококо

события без вурдалаков

открытия без дураков

 

закон правдивых ударений

юродив страх бесстрашен стих

в геенне гимнов гибнет гений

неточность рифмы внук простит

 

бог одинаково инаков

чёрт подозрительно толков

друг уважает водку злаков

враг обожает молоко

 

любить курить страдать слагая

без препинаков адский труд

поверив истина нагая

простит предательства иуд

 

семь миллиардов зодиаков

волны невольной волшебство

бог гениально одинаков

и одинок под рождество

 

2012, 7-8 сентября

 

* * *

 

будут кстати (и – некстати!) расцветать гирлянды гроз.

станет трезвым дед Игнатий – на недельку. но – всерьёз!

 

встречу батю на Арбате: возвращайся, лейтенант!

Богоматерь стелет скатерть… кстати: всем смертям – хана.

 

воскресают Миха, Игорь, Пашка, Жора, Николай…

ах, подруга, майским мигом кого хочешь… обнимай!

 

причащает брат: Крещатик! сёстры, бабушки, дядья…

угощает тёща щами – стоведёрная бадья!

 

тётушка звонит из Крыма: не забыли про Кыштым?!

пилигримит прима Римма: принимай – поговорим.

 

Марс? Некстати. Маркес – кстати. Маркс некстати, прав Панас!

Богоматерь дарит батик: Веронезе, ренессанс…

 

от мартышки до матрёшки, от пирата до триад –

слайды, салочки, серёжки – воскресает всё подряд!

 

кстати, майскими ночами и, некстати, поутру:

под печатями – печали: мол, нечаянно помру.

 

об одном прошу Праматерь: маму Люсю воскреси

до того, как я в халате вознесусь на небеси…

 

2012, 1–2 мая

 

век серебрится стансами

 

…здесь – ничего хорошего? там – ничего плохого?

грешного прошлого крошево… требуется психолог!

 

здесь – это в ранней старости. там – это в ранней юности.

если сейчас расстанемся, значит тогда разлюбимся.

 

жил-ошибался-каялся-падал-взлетал-влюблялся…

факультативно – крайности пьяного панибратства.

 

…там – позитив хорошего? здесь – негатив плохого?

вёшенка лешего дёшево… требуется филолог!

 

там – это в разной Азии. здесь – это в праздной Африке.

предкам – твои фантазии! внукам – мои галактики!

 

жил-удивлялся-странствовал-дрался-рыдал-смеялся…

конспиративно – странности стильного тунеядства.

 

…здесь – ренессанс хорошего? там – рецидив плохого?

брошка в домишке заброшенном… требуется астролог!

 

здесь – на ладошке Господа. там – на планете Воланда.

поздняя весть ниспослана – вечная ночь расколота.

 

дольше и дальше?! – станции жизни непредсказуемой.

век серебрится стансами Музы ненаказуемой.

 

2014, 7 января

Гана (Такоради)

 

 

вечный нечет – вечный чёт!

 

...человек задумал то.

человек подумал: это...

человек придумал всё!

потому и конь в пальто,

в Антарктиде – бабье лето,

а на Марсе – новосёл!

 

отдыхай, уставший Бог.

покемарь, сварливый ангел.

похмеляйся, лысый чёрт.

человек испёк пирог,

улыбнулся, как Гагарин,

погрустил, как звездочёт.

 

человек мечтал о том,

человек кричал об этом,

человек молчал сто лет,

оставляя на потом

па-де-де под пистолетом,

пастораль про партбилет.

 

разыграй гитану, гном.

пощади Джульетту, демон.

приголубь сестрицу, брат...

человек взорвал бином,

предпочёл богеме Немо,

обессмертил Сталинград.

 

человек терял друзей.

человек дружил с врагами.

человек считал ворон.

аризонит Колизей.

анаграммит оригами.

ацетонит Цицерон.

 

улыбнись, печальный Бог!

распишись, фамильный ангел...

покорись, бездарный чёрт!

человек подвёл итог:

гениален грешный Гамлет:

вечный нечет – вечный чёт!

 

2012, 20–21 марта

Валенсия

 

гроза – слезы метаморфоза

 

агу? ага! угу – снега...

мимоза – доза от склероза.

предощущает ураган

зимой растерзанная роза.

 

остынь, акын! аркан судьбы.

астрала огненная буква.

ах, кабы-абы-да-кабы

рентгенами маэстро Глюка.

 

лозы резон. звезды озон.

гроза – слезы метаморфоза.

Язон? Керзон? Назон? Кобзон?! –

увековеченная поза.

 

агу? угу... ага – Дега.

цитата – спутница цинизма.

вчера внучонок угадал

третичный признак коммунизма.

 

Тарзан – в нарзан! замри, Сезанн!

реприза без улыбки Лизы.

сезон: сезамит партизан.

сарказма мрачные сюрпризы.

 

дворца овал. избы реал.

депеша грешнице-Горгоне.

но я тебя не избирал,

король парламентских агоний.

 

ага – тайга… угу – Урга…

столица. праздник резолюций.

финал – фингал. и на фига

конфузы Франции, Конфуций?!

 

2012, 9 –10 марта

    Ставрополь – Москва

 

затяжной прыжок

 

…от села Тараторкино до села Тарабарово —

            через полстраны сорок суток вскачь! —

мимо чёрного ворона, мимо белого варвара

            пронеси алмаз, озорной рифмач.

 

переправы горят — порасспрашивай Тёркина!

            чехарда озёр, городов кадриль:

над русалками, ведьмами, вятками, ёлками

            затяжной прыжок — дельтаплан в утиль.

 

карамболи судьбы воскрешают Хабарова:

            тары-бары — в хрен! ёлы-палы — в глаз!

правнучатый племяш, зависая над сварами,

            под байкалами помяни Кавказ.

 

загогулины рифм, родословная росчерка —

            открестился сын, отрицает внук…

деревушка дрожит и вельми озабочена:

            тараторят все! ну а вдруг — каюк?!

 

из села Тарабарово до села Тараторкино

            не кино везти, а лукошко фраз.

Тарантино — в окно! самогонка с икоркою…

            херувим хохмит: полубес — анфас.

 

…у Кремля прокричат голодрыги-эпитеты:

            сбереги алмаз, роковой трюкач!

от стиха до стиха — через тереки-вытегры.

            насмеялся всласть? а теперь поплачь…

 

2013, 7-9 августа

Ставрополь

           2014, 7-9 января

 Такоради (Гана)

 

мелодия из Белого тоннеля

 

все мои свадьбы-разводы-дружбы-попойки-поминки –

это не фабула жизни: смерть перескажет иначе...

вряд ли разжалобит Бога песенка грустной сурдинки,

черти заначат в зачётках формулу вечной удачи.

 

чем опечатаны речи? – спросит сверчок из-под печки.

встречный вопрос (на засыпку): чем опечалены речки,

горлинки, рощи, косынки, свечки, крылечки, сердечки?!

 

ангел рискует, рисуя каждому в Белом тоннеле

Белое море и белый парусник над облаками.

дьяконы трижды потели, трижды крестились – отпели…

невозвращенец вернулся! – можно потрогать руками.

 

ведьмины ванги учили: чудо, дурак, беспричинно,

мудрость чурается славы, жадность зависит от чина,

зависть и прочие павы цедят коктейль «дармовщина».

 

все мои беды-обеты-свары-фанфары-секреты –

это не точки отсчёта, ну а возврата – тем боле…

пыль золотистой кометы, быль золочёной кареты

муза кодирует в папках: ямбы/хореи/любое.

 

что остаётся в остатке (самом сухом) на планете,

мокрой от слёз Атлантиды, если поэты в ответе

только за Слово – не больше, но и не меньше, заметьте…

 

небесный дилижанс

 

…накуролесил всласть и начудесить смог.

затея удалась – бессмертен стильный слог.

 

остался без причин в чистилище причуд –

укором для мужчин, насмешкой для иуд.

 

придумал лилипут, попутал великан,

разучивает шут канкан – гопак для канн.

 

вставая с той ноги, включайте чудака,

праправнуки Яги, внучатки Колчака.

 

без философий, власть! уже взведён курок.

судьбина задалась – остался без порток.

 

короче: без деньги, отрадно: без долгов.

как велики шаги и сапоги богов!

 

поэт, суши харчи, глотая валидол.

молчат твои грачи, кричат глазищи вдов.

 

взывая: помоги, побереги бока,

прабабушка Вольги, прадедушка зэка.

 

единым тембром – до! единым ритмом – да!

либидо – вольный вдох, на выдохе – беда.

 

шепчи, мычи, рычи – останешься, дурак,

намёком для дивчин и следствием для врак.

 

бесспорно, на авось, конечно, сгоряча

пророчил, но стряслось: держава без врача.

 

невероятный шанс дарю – перечитай:

небесный дилижанс на юг… felicita…

 

2013, 30-31 марта

 

репатриация реинкарнации

сценарий как предчувствие

 

…в позе почтения (совершеннейшего)

он, пребывая в нижайшем поклоне,

изображает шута сумасшедшего…

я – наблюдатель (почти посторонний).

а на балконе – предмет восхищения! –

в позе джульетты девчонка из щукинки.

в кадре – блаженный дефект освещения:

рыжий помреж по-довженковски щурится.

в роли вещуньи – эффект аберрации? –

зеленоглазая вера холодная.

репатриация реинкарнации

трагикомедия старомодная.

богу угодна я?! – фраза гражданочки –

переоценка акцента сценария.

(песенка типа конфетки-бараночки

анекдотична в устах… карбонария).

ария странника (мистера твистера) –

странная выходка старого вгиковца…

первопричина финального выстрела:

люди аукнутся – черти откликнутся!

пасынки никсона, правнуки сталина,

стерео-квадро-лукавовещателки,

фильма продумана, смета представлена –

съёмки на пушке, бродвее, крещатике…

 

заверещат одиозные нытики:

синематографа фантасмагории?

много эротики! мало политики!

глюки егория – как аллегории?!

крестику – горе… (аффект озверения

апологета фанфана тюльпанова).

поза презрения? проза прозрения

кинематографа левиафанова!

фавнами – фаны? профаны, внимательней:

нолики чудо творят в знаменателе.

ну а в числителе (где вытрезвители) –

приободрённые критикой зрители…

 

самодержавные отображатели –

блогожелатели-благолажатели.

 

стрекоза как заноза любви

 

милой тётушке – Валентине Н. Катеринич

 

мера времени в мире вранья,

как химера вранья в море времени.

своенравная Сырдарья

забросала Арал каменьями.

рафинированные графья,

легендарные соплеменники,

вера вредности?.. рёв зверья –

и на знамени, и в знамении!

 

циферблат, над которым мудрил

звездочёт, окольцован сердечками:

механизм без руля и ветрил

искалечен причудами млечными.

поперечник! – решил Гавриил, – 

место встречи – за белыми речками,

а за чёрными плачет винил,

печенеги молчат под крылечками.

 

мера мудрости муравья

измеряется трагикомедией?!

для Байкала Амударья –

аморальная дама с камелией.

разгулялся Амур – вуаля! –

дурь холопская, придурь барская?..

наводнение… курс рубля…

дискурс призрачного Хабаровска…

 

бесконечны цитаты свечей –

раскавычены изречения

трубачей, рифмачей, трюкачей –

виночерпие предвечерия.

дар наречий – в печалях ночей.

афоризм поверяется гуглами.

уничтожь черновик, книгочей,

разругавшись с богинями смуглыми.

 

балерина, Стравинский дурил,

чернобурку бросая на плечики?

генерал, удивил гамадрил

пиктограммой на чёртовом глечике?

златоустый пророк подарил

созерцание сосердечности:

стрекоза Сальвадора Дали*,

как заноза любви в пятке Вечности!

 

---

*В глубине души я люблю стрекоз. Эти насекомые, бесспорно, обладают свойством антигравитации. С мухами та же история. Стрекозы – это агрегаты будущего.

Сальвадор Дали

 

2013, 27-31 августа

 

 

черновик раскавычит причину

 

…примеряя бекешу с чужого плеча,

обнаружишь звезду не по чину.

привечает дивчина, венчает свеча –

черновик причащает кручину.

и весталка-беда, и рулетка-судьба

из другого романа над бездной.

перечёркнута скобка. ржавеет скоба.

первородство искать бесполезно.

 

примеряя папаху с чужой головы,

забываешь о серой шинели.

равнодушной рукой перештопаны швы –

на гражданке рубцы посинели.

как родного, в пивной материт солдатня,

как родных, ниспошлю на могучем…

и Афган без меня, и Чечня без меня:

в чебуречной чечётку разучим.

 

примеряя мундиры с чужого плеча,

понимаешь, что небо с овчинку.

генеральский портрет над столом рифмача:

полковые сюжеты – в починку!

парабеллум пера? бумеранг топора?

полуправда – сестра полукривды?!

от петард до утрат, от Петра до нутра –

баррикады, бараки, корриды.

 

примеряя пилотку с чужой головы,

обживаешь окоп Сталинграда…

бесконечна война, и бессильны волхвы

предсказать испытания ада.

но бессмертный потомок, спасая слова,

над пучиной возносит лучину.

в теореме добра – торжество Рождества.

черновик раскавычит причину.

 

2013, 21-24 декабря

Гана (Такоради)

 

* * *

 

Георгию Яропольскому

 

…за Лебяжьим кряжем закат потух.

Над затоном Княжьим зажглась звезда.

При овечьем стаде – пацан-пастух,

Овчарёнок Радий и резеда…

 

На горючий камень течёт шулюм.

Угасает – «А́мен!..» – пастух-старик.

Над Пчелиным градом – шмелиный шум.

За овечьим стадом – звериный рык!..

 

«До Змеиной Пади – сто вёрст всерьёз.

Пограничник – дядя, полковник Сыч.

Овчарёнок Радя, ты – храбрый пёс!

За орехом – складень, ружьё и спич…»

 

Над Святым Отрогом – овечий сыр.

Человек – под Богом, под Богом – тля…

Сбереги от сглаза подлунный мир –

И снега Кавказа, и ноту ля!

 

…Ражий чёрт подгонит: «Волчары, фас!..»

На скале – полковник: «Герой, привет!»

Над Лебяжьим кряжем – гнедой Пегас.

Над затоном Княжьим – уже рассвет!

 

Соловей, анданте! Частишь – хрипишь.

Пацану о дате – второй! – не знать…

Через век провисший: «Хорош Париж!

Зацветают вишни. И рядом – мать…»

 

2012, 20–23 января

 

…и простит дурака сестра

 

Оскорблённая Украина,

Оцифрованы декабри.

Разжигает костёр людина:

– Согревайтеся, бунтари!

 

Сатана навострит фломастер:

Мол, без газа хохол – никто…

О гримасах бездарной власти

Вам поведает дед Пихто.

 

Милый Киев… Сестрёнка Валька…

– На Майдане, гутарят, пшик?!

– Прокремлёвская балалайка

Продолжает друзей смешить!

 

            А на Западе и Востоке

            Предрекают разгон жестокий.

 

Непокорная Украина,

Окольцованы январи.

У костра избитый дитина:

– Старорусские буквари.

 

Институтская, стань Сенатской!

Аллегория – как вина.

Или – или? Не смей сдаваться!

Братцы, святцы: грядёт война.

 

Дивный Киев… Звоню Андрею:

– На Майдане Федот – не тот?

– Старший брат, приезжай, согрею!

Греют мысли, что тот народ! 

 

            А на севере и на юге

            Врут краплёные журналюги.

 

Незабвенная Украина,

Окровавлены феврали.

Над костром парит балерина –

Фотовспышка!.. Команда: «Пли!» 

 

Замирают глаза и руки –

Учащённо стучат сердца…

Киевляне под звуки «Мурки»

Открестились от стервеца.

 

У Почтамта рычит… Высоцкий.

Баррикады. Озноб судьбы.

Паренёк из «Небесной сотни»

Дохрипит балладу борьбы.

 

            А на Западе и Востоке –

            И проклятия, и восторги.

……………………………………

Я не знаю, что будет дальше:

Аноним возьмёт псевдоним?

Новый Крым – на фатальной фальши?

Белый Рим? Красный Рим? Остров Крым?

 

Только знаю: придёт година,

И простит дурака сестра –

Сокровенная Украина,

Отрыдавшая у костра.

 

2013, декабрь, 2014, январь-февраль

 

* * *

 

Виталию Амурскому

 

…невероятно, но… возможно

сбежать тайком и без оглядки

в седую степь,

где ковыли рифмуют

мысли, судьбы, годы

под взглядом голой скифской бабы,

которой ход времён смешон,

как нам смешон аттракцион

в провинциальном городке

с его жирафом, бегемотом

и непременным скакуном –

с его верблюдом, крокодилом,

медведем, страусом, слоном

и сумасшедшим скакуном!

 

как нам смешон аттракцион:

очередной Наполеон

на деревянном Горбунке

в провинциальном городке

кричит, что он родил идею

и собирает миллион

назло кремлёвскому злодею,

а ход времён и рёв племён

давно подвластен брадобрею,

купившему аттракцион

в провинциальном городке…

 

спасибо, Клéменс фон Пиркé,

за тест и термин «аллергия»…

согласен: жизнь на сквозняке

столетий – тягостная гиря;

однако, жуткий суицид

публично пригвоздит Тацит!

 

…как восхитительны оне,

лихие скачки на коне!

 

в провинциальном городке

очередной Наполеон

себя объявит Гулливером…

но мы-то знаем:

карусели ржавеют быстро,

рассыпаясь под взглядом голой скифской бабы,

сумевшей спрятать – рифмы дáбы?! –

в седой степи слова и судьбы

поэтов, воинов, учёных,

любивших в детстве прокатиться

на деревянном Горбунке…

 

2012, 19 апреля

 

* * *

 

…останется голос.

останутся дети и внуки,

и шутки, и книги, и песни.

останется сон о Гранаде.

останется та,

что осталась стоять на причале,

отплывшем с дворнягой, берёзой, церквушкой…

 

бессмертный,

когда ты поверишь

и в Бога,

и в смелость минуты,

которая длится блаженно –

беспечно, почти бесконечно –

пока ты иголкой приколешь

к шершавому ромбу картона

тобой остановленный миг?!

 

2012, 17–18 апреля

 

с рифмой – без итого

 

Муз не бывает много! Муз не бывает мало...
Музы всегда прекрасны – даже по февралю…

Милый, побойся Бога, мартовская визжала:

«Ваши стиши ужасны рифмой на букву Ю

 

Мало тебе испаний? Много тебе монголий?

Лучше сиди на печке – с пивом, как президент.

Как испросить у пани старый «Венок магнолий» –

Вензель чернел от свечки: Y – три точки – Z?

 

Муз не бывает мало – только мужей до чёрта! –

Мужество отмолчаться, вежливо промычав…

От «Беломорканала» до «Черноморпочёта»

Мчатся экспрессы счастья мимо моих камчат…

 

Муз не бывает много – порасспроси наяду.

Имя любимой вспомни, главный стих обнулив...

Полная безнадёга: наворотив балладу,

В рыжих ожогах молний песней пугать залив.

 

Ну и ещё – разочек: муз не бывает мало!

Муз не бывает много… Господи, а – врагов?

Версия майских почек: значит, не всё пропало!

Новая ждёт дорога с рифмой – без итого.

 

2012, 3 мая

 

...я был. он есть. я буду…

 

…он счастлив, думаю я, глядя на младенца,

сосущего грудь вечной Богородицы.

 

он был счастлив, подумает о незнакомом старике

подросший мальчишка, лениво и безмятежно

смотревший на меня из-под полузакрытых век.

 

…он будет счастлив, не сомневаюсь в сей миг я,

продлевая мысль из июля в январь,

из своей судьбы в судьбу чужую,

из третьего измерения в четвёртое.

 

он будет счастлив, предскажет через полвека

тот самый беспомощный младенец,

превратившийся в заматеревшего мужика,

ведь старики обязательно возвращаются в наш мир!

 

какие же вы смешные, думает Мать.

 

…я был. он есть. я буду…

 

2013, 23 июля

Ставрополь

 

2014, 7 января

Такоради (Гана)