Сергей Скорый

Сергей Скорый

Четвёртое измерение № 2 (206) от 11 января 2012 г.

Подборка: Сквозь расстояние и время

* * *

 

Ах, какой белый снег

Красит свежестью грешную землю,

Налагая с небес

Непорочности грустной печать…

Я на этой земле

Всё земное душою приемлю:

И нежданную радость,

И рвущую сердце печаль.

 

Не корите себя

Иногда недостигнутой целью.

Всё в конце прояснится,

А цели порой – миражи…

И пускай заметёт

Ваши прежние беды метелью,

И пускай чёрный ворон

Над вашим жильём не кружит.

 

2008

 

Из цикла «Крымские строки»

 

 

Не парады и не награды

 

Среди развалин Джантары,

Вдоль южной глиняной ограды,

Как в кегельбане для игры,

Стоят забытые снаряды.

Константин Симонов, «Дожди»

                                                   

По-июньскому небо ярилось,

Сжечь пытаясь все зеленя…

Археолог Саша Гаврилов

В Крым Восточный вывез меня.

 

Не испорчены с ним мы бытом,

Взяв воды да скромный паёк,

На авто тряслись по избитым,

По путям жестоких боёв.

 

Солнце – ярче начищенной меди,

Плавит день степная жара…

«Вот смотри, – говорит, – мы едем

Из Корпечи на Джантара…»

 

(Мне бы моря сейчас немного.

Выгорает неба сатин…)

 – «Грязь месил на этих дорогах

Сам ведь Симонов Константин

 

В 41-ом, – вещает Саша,

Он знаток этих самых мест. –

«Сколько здесь безымянных, павших,

Что в могилах лежат и без…»

 

…Не парады и не награды

Не нужны этой горькой земле…

Здесь война – совершенно рядом,

А не там – за 70 лет…

 

8 июня 2011

 

Восточный Крым. Степь. Арабат

 

Здесь волн морских гудит набат.

Азов швыряет мотоботы.

Восточный Крым. Степь. Арабат.

Вдоль Сиваша темнеют доты.

 

Здесь машет тень войны крылом.

Здесь степь в 40-х сгорала.

Здесь столько тысяч полегло –

От рядовых до генерала.

 

Не потому ль, не потому ль

Так брызжут алой кровью маки…

И чудится здесь пенье пуль,

И тишину рвёт гул атаки…

 

8 июня 2011

 

На руинах Арабатской крепости

 

Шуршат современья будни

И в такт азовской волне –

«Sic transit Gloria mundi!»*

На память приходит мне.

 

Руины османской твердыни,

Подход стерегущей в Крым…

Внушительно и поныне

Наследие той поры.

 

Здесь властвовали янычары,

Шайтана коварней и злей…

А нынче – всё задичало,

На камнях лишь кольца змей.

 

Фельдмаршал отважный Миних

Османскую крепость взял…

 

На пляже – дамы в бикини,

И сёрфинги вдаль скользят…

 

Шуршат современья будни

И в такт азовской волне –

«Sic transit Gloria mundi!»*

На память приходит мне.

 

---

*Sic transit Gloria mundi! –

Так проходит земная слава (лат.)

 

7 июня 2011

 

* * *

 

Старый Крым. Середина июля.

На погосте – трава да кусты.

На могилу Друниной Юлии

Я несу полевые цветы.

 

Милый друг, преклонить колени мы

В этом месте с тобой должны

Перед ней и её поколением,

Обожжённым огнём войны.

 

И причин ухода не трогая,

Я скажу: «Нет поэта вины!»

Пережить удалось ей многое –

Кроме краха родной страны.

 

2009

 

Из Полтавского цикла

 

* * *

 

Слава Богу! Состоялась кража:

Вырвал сам себя из суеты,

А теперь вот сердце будоражат

Эти зелень, звуки и цветы.

 

Точно: скучен был бы мир и пресен,

И на долю меньше в нём любви,

Если бы таких не пели песен

Над весенней Ворсклой соловьи.

 

Будто в храме я, пред образами –

Сердцем чист и телом невесом…

А из Ворсклы, шевеля усами,

На меня посматривает сом.

 

Обо мне посплетничают жабы,

Притаившись в тёмном камыше…

Вот бы всё и впредь принадлежало

Утомлённой городом душе…

 

15–16 мая 2010

 

* * *

 

Как будто на паркетном воске,

Скольжу в росе прибрежных троп,

Где разгоняют сон над Ворсклой

Томленье жаб и птичий трёп.

 

Светлеют тёмные глубины,

А вон и солнце, за кустом…

И кто-то, выбравшись из тины,

Блестит серебряным хвостом.

 

2008

 

Полтавщина. Село Келеберда

 

А «море» Кременчугское цвело,

И воздух наполняли пряно травы…

Келеберда, казацкое село –

Тяжёлый труд и непростые нравы.

 

Здесь испокон веков – все рыбаки,

И риск в цене, как лодки и баркасы…

Мужчины здесь отважны и рукасты,

А женщины – надёжны и крепки.

 

Кормилицы-воды – безмерна власть:

Сонм утонувших неизменно множит…

И над рекою церковь вознеслась

С молитвами к тебе, пресветлый Боже!

 

Здесь всех времён сильна и явна связь,

Казацкий дух живёт непобеждённый…

И курит люльку бронзовый Тарас,

Воображеньем Гоголя рождённый…

 

…И Степь свистит проснувшимся сурком,

И Днепр гонит волн своих отары,

И в диком поле властвуют татары,

И в думах мрачных атаман Сирко…

 

23 июня 2011

---

К 200-летию со дня рождения Н. В. Гоголя в Келеберде установлен памятник Тарасу Бульбе – главному персонажу одноимённой повести великого писателя.

В 70-х годах XVII века в течение краткого времени Келебердой владел знаменитый запорожский атаман Иван Сирко. В конце указанного столетия село пережило тяжелейшие набеги крымских татар (1693, 1696).

 

Нам дарит степь…

 

Немало лет прожив на белом свете,

Мы наконец с тобой понять смогли,

Кому и что нашёптывает ветер,

Белесые волнуя ковыли.

 

В июньском небе жаворонки виснут,

В колокола воздушные звоня…

И, слава Богу, хоть на склоне дня

Нам дарит Степь чарующие мысли…

 

21 июня 2011 года

 

Из цикла «Молдавская тетрадь»

 

Отчего же так плачут далёкие эти гитары…

 

De ce plâng chitarele…

Strunele nebunele…

«Noroc»

 

Памяти молдавского композитора Михая Довгана –

руководителя ансамбля «Норок»

 

Кишинэу. Бульвар под названием Штефан чел Маре,

И привет мне из юности – песня в открытом окне…

Отчего же так плачут далёкие эти гитары?

Сумасшедшие струны не рвутся, но рвут душу мне…

 

Отступают года, и я в прошлом тону, как в нирване,

И друзья, и любовь, и романтика снова со мной…

Ах, как пели тогда эти солнечные молдаване,

И летел их мотив над единой великой страной.

 

Развели нас теперь, будто рок, паспорта и границы.

С наших душ собирают и денно, и нощно оброк…

Только песен – не взять! И летят они – вольные птицы,

И о счастье поёт высоко над землёю «Норок».

 

2010–2011

---

*Норок – счастье (молд.).

 

В долине Старый Орхей

 

Молдавскому археологу

Олегу Левицкому

 

Долина дивная Орхей.

Внизу змеится быстрый Реут.

Орёл с гортанным криком реет –

Жестокий и степной Орфей.

 

И что ты там не говори,

А песнь тоской берёт за горло…

Шейх-аль-Джадир – ордынский город

Цветёт камнями из земли.

 

Здесь лишь на первый взгляд пустырь,

Но среди скал, под небесами,

Гудит пещерный монастырь

Молящимися голосами.

 

Молдовы древняя земля…

 

Но ты порой совсем не против

Влюбиться в женский римский профиль,

Коль обстоятельства велят!

 

Виват молдавскому вину!

Виват друзьям молдавским тоже!

Храни их всех, великий Боже,

И солнечную их страну.

 

12 июля 2011

 

* * *

 

Ящериц бронза – в таинстве скал:

Дремлют потомки древних рептилий…

Радует глаз мне даль перспективы.

Север Молдовы. Лета накал.

 

Гроты. Пещеры. Узкий каньон.

Речка петляет лентою серой.

Теплится сердце светлою верой:

Эти красоты – вовсе не сон!

 

21–22 июля 2011

 

И пусть там, где-то, ждут дела…

 

Жарищу дня кромсает «крайслер»,

Колёса с гулом рвут шоссе…

И ты уже – далёк от всех,

А мир вокруг – почти что райский.

 

И пусть там, где-то, ждут дела:

Они потом – возьмут за горло,

Ну, а пока дорогой горной

Мчим вдоль молдавского села.

 

Летим планетою, пылим…

Пьём дивный мир, набравши в горсти,

И дарит нам водитель Костик

Со щедростью адреналин.

 

И друг мой, домнуле Олег,

Легко «командует парадом»,

Он – мудр, как римский император,

А значит – будет нам ночлег

Во славном граде Кишинёве,

С кувшином дивного вина…

 

А значит – оценю я снова

Дары Молдавии сполна.

 

29 июля 2011

 

* * *

 

Полагаю: умру я во сне –

От родной земли на расстояньи,

Без прощения и покаянья,

Под декабрьский неистовый снег.

 

И услышу, остынув едва,

Как сыграет мне реквием вьюга,

А друзья поредевшего круга

Мне подарят прощанья слова…

 

Но… почуяв вдруг голос вдали,

Я рванусь в те, иные, пределы,

Оставляя вам грешное тело

На лоскутике грустном Земли…

 

Сквозь расстояние и время

 

Не только о насущном хлебе,

Живя на свете, думал я:

Мои стихи, как белый лебедь,

Плывут по волнам бытия.

 

Чего таить? Но было б кстати,

Чтоб где-то в гулкой тишине

Мой дальний будущий читатель

Промолвил: «Это – обо мне…».

 

И стали б лишними сомненья,

А значит – жизни был резон,

Коль мысли бьются в унисон –

Сквозь расстояние и время…

 

2010