Сергей Скорый

Сергей Скорый

Четвёртое измерение № 35 (455) от 11 декабря 2018 г.

Подборка: Себя дорогами врачую…

Кочую. По Земле кочую

 

И ведь всего такая малость –

Умом бы мог и сам дойти:

Хоть матушка не признавалась,

Но явно родила в пути

Меня. Сей факт неистребимо

Бродяжий в душу внёс замес…

Вот потому-то так любима

Мной тяга к перемене мест.

Кочую. По Земле кочую.

Я нынче здесь, а завтра – там…

Себя дорогами врачую,

Стремясь утраты наверстать.

И словно влагою целебной

Переполняется душа,

И лёгкий шелест камыша

Мне звоном кажется молебным…

 

* * *

 

За Перекопом – Родина,

Южное счастье моё…

Ни при какой погоде я

Не предавал её.

 

Крымские эти дали

Где-то хранят мой след…

Сколько они видали

В сонме горящих лет!

 

Это Чёрное море

Разве с чем-то сравнишь?

Здесь – мои радость и горе,

Здесь мои лучшие дни!

 

А я лицом окно всё плющу

 

Автобус наш – довольно старенький,

На склонах «пишет» виражи...

Водитель с внешностью татарина

Трендит с попутчицей «за жисть».

 

А дальше лес – всё гуще, гуще,

И горы небо достают,

А я лицом окно всё плющу – 

Гляжу на Родину свою.

 

В долинах ветры куролесят,

Отары туч гоня окрест...

Мелькнул мечети полумесяц,

А дальше – христианский крест.

 

Пыхтит автобус тяжко в гору,

Потом легко шуршит с горы...

И перехватывает горло,

Когда въезжаем в Старый Крым.

 

Феодосия. Орджоникидзе

 

Блаженна тень. На солнце – морок.

О валуны волна шуршит…

И только – море, только – море,

И, слава Богу, ни души.

 

А мыс Ильи – уставший ящер,

Припав к заливу, пьёт и пьёт…

И повод к счастию – пустячный,

Но только за душу берёт

 

Вот этот сплав воды и неба,

Где горизонт не ведом весь…

Как жаль, что я давно здесь не был!

Как хорошо, что вновь я здесь!

 

И нет противоядий – яду!

И дорог южный плен таким!

А Муза – пенная Наяда

Средь волн мне дарит взмах руки…

 

* * *

 

Кричит гортанно чайка,

Насмешек не тая…

Волна устала чавкать,

Рассветный пляж жуя.

 

* * *

 

Над городом – не ветры, а ветра

Кинжально-остро вспарывают сушу,

Гудят тревожно с ночи до утра

И сквозняком пронизывают душу.

 

Такая вот – ненастная пора…

 

И город весь в тумане, как в дыму.

Скрипят столетья генуэзских башен.

Хотя корить природу – ни к чему,

В конце концов – зима на Юге нашем…

 

Какой ей быть? Ей-богу, не пойму.

 

Залив штормит и в ярости вода

Разбойно бьётся о пологий берег.

Ей смять его, похоже, нет труда,

Хоть в это всё же трудно мне поверить.

 

Нам не понять стихии – некогда!

 

* * *

 

Сияет осени багрянец

В старинном городском саду…

А я – почти что иностранец

По узким улочкам бреду.

 

Пора бы мыслью мне смириться,

Что здесь я многим незнаком…

Гляжу – вокруг чужие лица

И удивляюсь – мой ли дом?

 

И горбит лет прожитых бремя,

И череды желаний нет,

А уплывающее время

Любезно кукиш кажет мне…

 

Воздух родины

 

Воздух Родины – он особенный,

Не надышишься им…

(Из известной песни)

 

В моей крымской беседке – благодать виноградная,

С двух сторон – в дымке горы застыли стеной…

Что же нужно душе? Ничего ей не надобно,

Только было б всё это постоянно со мной.

 

А дорога сюда для меня вся в колдобинах,

Словно, путь – не домой, а лежит на погост…

Воздух родины южной, он, конечно, особенный,

Только что-то всё реже я вдыхаю его.

 

То ль заложник судьбы, то ль попал обстоятельствам

Я крутым в жёсткий плен, мне не светит побег…

Ну, а синь крымских гор издали – так сиятельна,

Как маяк среди всех уготованных бед…

 

* * *

 

Ты мне довериться смогла,

И, птицей взмыв, слетело платье…

Какие жадные объятья!

Как тихо музыка плыла.

 

О, познаванье красоты!

Свидетель – полумрак квартиры…

Слов не хватает – лишь пунктиры,

И в целом мире – только ты!

 

А профиль милого лица,

Как свет надежды и спасенья…

И вот отброшены стесненья,

И поцелуям – нет конца.

 

* * *

 

Начальный май. Лишь в перспективе зной.

На пляже люд распугивает чаек…

У моря я, и нет тебя со мной,

Но ты мне пишешь «помню и скучаю»…

 

Скучай, моя бесценная, скучай!

Без этих слов, похоже, жизни нету…

И если ты пошутишь невзначай,

Я всё приму за чистую монету!

 

О, вечный пленник этих нежных фраз!

Не мыслящий, ей-Богу, о побеге…

Тону, как в море, в бесконечной неге

Твоих голубовато-серых глаз…

 

* * *

 

Я помню милые черты.

Твоим словам безумно рад.

Такие Женщины, как ты,

Случайных фраз не говорят!

 

Такие Женщины, как ты,

Бывают в жизни – только раз!

Они, как вешние цветы,

Дурманят ароматом нас.

 

Они, как вешние цветы,

Полны и таинств, и огня…

Вот потому лишь только ты –

Единственная у меня.

 

Мольба о слове

 

Мне не нужен воробей в руке,

А синица в небе вьётся снова...

Господи! Пусть зазвенит в строке

Только мною найденное Слово!

 

На него я расставлял силки

И к себе приманивал руками...

Господи! Где ж взять его таким,

Чтоб струились слёзы над стихами?

 

Чтоб с души оно свело на нет

Мрак глухой, угрюмо-потаённый...

Господи! Даруй же Слово мне – 

Я прошу коленопреклонённый!