Сергей Шилкин

Сергей Шилкин

Я гулял вдоль Невы, где за век – 
     никаких изменений, 
Где на старой стене след воды от былых 
     наводнений. 
Посетил Эрмитаж, был в театре на 
     «Пиковой» драме, 
И, уйдя с площадей, я бродил проходными 
     дворами. 
Всё смешалось во мне: половодья, 
     протоки, каналы, 
Анекдоты, романы, легенды, преданья, 
     анналы, 
Бесконечность дуэлей, балы, с 
     аксельбантами звёзды 
И, из камня, в классическом стиле, 
     дворянские гнёзда. 
Снег кружился по льду вдоль канала, 
     позёмкой влекомый. 
Здесь жила Лизавета – прамать моей 
     близкой знакомой. 
В лунной дымке их дом. Я зайду – ничего 
     не задену – 
И увижу, что видеть нельзя сквозь эпоху 
     и стену… 
  
Тонкий запах лимона – в стакане сухая 
     мелисса. 
У окошка сидит, в ожидании, бедная 
     Лиза. 
Лиза, полночь настала – а Германа нет и 
     в помине. 
Может, снова с друзьями бюджеты 
     верстает в кабмине? 
Если б так, но, увы… 
Я не мот, не пройдоха, не Joker, 
Но готов на ломберном столе раскидать с 
     тобой покер, 
Чтоб утешить тебя. Но не слышит меня 
     Лизавета. 
В темноте бой часов и мерцанье 
     лампадного света. 
Небо сыплет снега и они, пав на землю, 
     не тают. 
Душу мне любопытство и жажда познанья 
     снедают. 
По моим телесам растекаются жар и 
     истома. 
Манит вглубь тишина и сакральность 
     старинного дома. 
Скрип сухих половиц, за портьерой 
     «газон» из левкоев. 
Я в потёмках, на ощупь, добрался до 
     барских покоев. 
Дверь открылась. Туда б не вошёл – мне 
     сказали бы если, 
Что сидит там, как мрамор, старуха в 
     вольтеровском кресле. 
И увидев старушку, ей бью, с 
     извиненьем, поклоны. 
Но графиня молчит и глаза у неё 
     непреклонны. 
На старушечьих плечиках кошкой облезлой 
     шиншилла. 
Вдруг раздался щелчок… И старушка как 
     будто ожила. 
Мну со страха картуз, козырёк пятернёй 
     «парафиня». 
«Три, семёрка и туз» – прошептала 
     внезапно графиня. 
И, вдогонку – рефреном – последняя 
     бабкина фраза: 
«Будешь, парень, богат, только если 
     сыграешь три раза…» 
  
Я совсем не игрок, мне не надо богатств 
     Ротердама! 
Ты мне в душу не лезь, окаянная чёртова 
     дама. 
Я из дома на улицу вылетел бешенной 
     пулей. 
Не дай Бог повстречаться опять с этой 
     страшной бабулей. 
Небеса над снегами чернее 
     девчонки-чернавки. 
Ищет призрак графини пропажу вдоль 
     Зимней канавки. 
Я сбежал от неё, нос уткнув в 
     воротник-чернобурку... 
  
Я бродил этой странной зимой по тому 
     Петербургу.

Популярные стихи

Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Речь о пролитом молоке»
Марина Цветаева
Марина Цветаева «О слезы на глазах!»
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Новый Жюль Верн»