Сергей Пименов

Сергей Пименов

Четвёртое измерение № 18 (366) от 21 июня 2016 г.

Подборка: Парк Юрского периода

* * *

 

Глаз твоих печальный зов –
Романтично-бирюзов...
Две сверкающие льдинки –
Две далёкие звезды!

Так что я, без лишних слов,
Героически готов –
К ним бежать, не сняв ботинки,
По поверхности воды...

 

Титаник

 

Как нож, Титаник
Нырнул в дыру
В моём кармане...
А я ору:

Эй ты, мудило...
А ну-ка стой!..
Не прокатило...
Умрёт – герой...

 

Ах, Пигмалион!

 

Выводит мастера резец
Прекрасной девушки торец.
Модель соображает.
Молчит. Не возражает.

Она – моложе день за днём...
Седеют волосы – на нём...
Модель соображает.
Молчит. Не возражает.

При жизни замкнут был и груб.
И тих – его остывший труп.
Модель соображает.
Молчит. Не возражает.

Шедевр! – по мнению людей,
И не страшна – для голубей.
И клумбу украшает.
Молчит. Не возражает.

 

* * *

 

Задумалась крестьянка

У своего окна:

Пред ней – была баранка,

В окне – была луна...

 

И тут по ейной коже

Волной прошёл озноб:

Ой, как они похожи...

И загорелся лоб,

 

И в жар она свалилась,

И сделалась больна...

И всё у ей кружилась

Баранка и луна...

 

И на полатях лёжа,

Шептала до утра:

О, как они похожи

На моего Петра...

 

* * *

 

Не чудак, скорее лирик,

Но при этом не ханжа.

Понимаю – в этом мире

Не протянешь без ножа.

 

Без особой подготовки

Как – хотя бы ночь прожить,

Если зверь лесной и ловкий

Будет около кружить –

 

Донимая жутким воем,

Нагоняя стыд и страх,

На мгновение перед боем,

Затаившийся в кустах.

 

Ты, не вняв предупрежденью,

Будешь сам тогда не рад,

Если только на мгновение

Отведёшь от зверя взгляд...

 

* * *

 

Он получил сегодня двойку,

Фингал сиреневый цветёт,

И обманула с рыжим Зойка.

И он, как висельник, идёт,

И как уставшая пехота,

И как непризнанный поэт.

Сирень цветёт. И пить охота.

И ни одной копейки нет.

 

Бригантина

 

У бригантины нет ни днища,
Ни мачт, ни рей, ни парусов.
Иссяк запас воды и пищи,
Вина – на несколько часов.

И табаку – на дне осталось.
Зато работает компас.
Я не хочу давить на жалость.
Прощайте! Мы любили вас,

Смешные милые девчонки
И закадычные друзья!
Нет даже плохонькой лодчонки,
И слёз показывать нельзя.

 

Разговор с художником

 

Вот и пришло твоё время, художник.
После – докушаешь суп.
Где – твои краски, холсты и треножник.
Где твой товарищ – тулуп?

Я повторил, – а художник не слышит.
Слышишь, художник, ответь!
Я наклонился, – а он и не дышит.
Помер! – едрить твою меть.

 

Парк юрского периода

 

Сидят на сцене динозавры,
Хрипят какой-то лютый блюз.
Сейчас зажгутся канделябры
И дружный музыки союз

Всенепременно канет в Лету.
И потечёт людей река
Есть с макаронами котлету
В столовой нашего ДК.

 

Дружеский сонет

 

Придут ко мне мои друзья,
А слёз показывать – нельзя.
Но можно – даже нужно -
Весёлым быть наружно.

Представить полный арсенал –
Кем  был, кем мог (и кем не стал).
И двигаться красиво –
Не проливая пиво.

Подогревая интерес –
Наращивая слова вес,
Витийствовать логично,
И двигаться прилично.

И выговаривать: «Пока!» –
Так – чтоб синхронно шла рука!..

 

* * *

 

Стоять опасно у причала...
На расстоянье от земли,
С тем чтобы всё начать сначала,
В шторма – уходят корабли;

Пускай ревёт от злости море
И бьёт по борту корабля...
То – отдаляется от горя,
То приближается земля...

 

Мосин

 

В России стояла глубокая осень.
Ни – бабочки, ни – мотылька.
Стоял капитан артиллерии Мосин
Всю ночь напролёт у станка.

Имея призванье, талант и сноровку
В мозолистых с детства руках,
Для армии русской точил он винтовку,
На совесть точил - не за страх.

Всю ночь – о спасении жизни солдата
Он думал и делал акцент.
И за инноватором – воровато
Шпионил английский агент.

Всё кончено – час испытания пробил:
Выигрывать начал Наган,
Но Чебышев руку за Мосина поднял,
И победил капитан.

Серьёзный заказ получили заводы –
Винтовка была хороша,
А был капитан – из простого народа,
Воронежско-тульский Левша.

Крестьянская жизнь – медный грош да копейка
Частенько в России была.
А всё же – надёжная трёхлинейка
Ни разу не подвела…

 

* * *

 

Смотрит батюшко Крылов
В небосвод поверх голов
Поразительных ослов
И находит пару слов

И за пару этих слов
Покупает всех ослов
Поразительных ослов 
Любит батюшка Крылов

 

* * *

 

Смертельный бой. Бежит пехота.
Танкиста пуля не берёт.
Танкисту вылезти охота.
Послушать – как она поёт.

Сейчас откинет крышку люка.
Спокойно снимет шлемофон.
И – тишина. Вообще – ни звука.
Как будто сломан патефон.

 

* * *

 

Сегодня 
в грохочущей электричке 
девушка спела 
низким контральто 
на безупречном английском, 
под гитару, вживую, 
со всеми мелизмами, 
на уровне, например, 
студийного звучания 
Адель или Эми Уайнхаус. 
Спела 
и, 
как ни в чём не бывало, 
ушла в следующий вагон.
Наверное, тоже петь... 
под грохот 
колёс.

 

* * *

 

Есть у народа мнение,
Что на Руси поэт,
Как минимум, явление,
И в том – сомненья нет.

И нет того признания,
Пока живёт поэт. 
Пока он «до свидания»
Не скажет в пистолет...