Сергей Онищенко

Сергей Онищенко

Сим-Сим № 31 (127) от 1 ноября 2009 г.

Подборка: Господи, что тебе снилось?..

Небо над городом

 

Небо над городом, словно синяя рыба,

Небо над городом плавает окунем,

Словно чешуя – серебряный ливень –

Холодными устами целует окна.

 

Небо на ощупь такое прозрачное,

Небо на вкус немного солёное,

Город скребёт бумагой наждачной,

По рыбьему телу, по стёклам балконным.

 

Город читает блики на лужах,

Словно раскрытую в парке газету,

Дождь – единственное в мире оружие,

Воздух – единственные сигареты.

 

Стаи машин направляются к югу,

Небо над городом плывёт за ними,

Рыба над городом целует мне руку,

Цвет её любимой помады – синий.

 

Мы оставляем следы по жизни,

Мы оставляем следы на лужах,

Небо над городом нависло

Рыбной своей чешуйчатой тушей.

 

В окнах-глазах отражается прошлое,

Дождь гудит назойливым оводом,

Всегда обнажённое, но не пошлое

Небо над городом, небо над городом…

 

Повар моих мыслей

 

Повар моих мыслей,

Скажи, зачем так много соли и перца,

Когда ты варишь моё сердце

В дырявой кастрюле жизни?

 

Давай, режь его на кусочки,

Измельчай на мелкой тёрке,

Прожаривай до хрустящей корки,

Доводи до кипенья точки.

 

Я как свежее тесто,

Пристану к твоим рукам,

Запеки меня, поднеси к устам,

На моё законное место.

 

Чайник сводит с ума своим свистом,

Это я кричу тебе, слышишь?

Слушаю, как ты дышишь

На кухне утренним морским бризом.

 

Завари меня кипятком,

Терпкий чайный пакетик души

Моей, ты вытаскивать не спеши,

Пусть завариться целиком.

 

На полу осколками стонет

Перебитая ночью посуда,

Я кормлю тебя каждое утро

Из фарфора своих ладоней.

 

You Ю

 

Горизонты светлеют, она говорит что болеет,

Хотя врать не умеет. Вечереет. Бог сеет

Семена заката своею рукою, смелее

Овцы облаков блеют. Воздушные змеи

Парят над твоею головой, как феи.

Влюблённые греют друг друга и лелеют

На цветущих аллеях. Запахом клевера веет

Немного правее, там, где я и ты клеим

Всё быстрее бумажные идеи

К небу и становимся добрее,

А тем временем теплеет,

И звёзды ярче белеют

Над твоей постелью.

 

Зеркала

 

Он ехал домой в пустом трамвае,

Она ела завтрак из пустой тарелки,

Пустыми глотками кофе глотая,

Глядела в потолок после побелки.

 

Он умел отражаться в пустых зеркалах,

Спрятанных в недрах её косметички,

Он любил носить её на пустых руках,

Она берегла его, как последнюю спичку.

 

Он умел наполнять пустые объятья,

Она писала музыку каблуками,

Он целовал шепот её платья,

Она любовалась его следами.

 

Они курили одну на двоих,

Спали в поездах на одной полке,

Были непохожими на других,

В июле наряжали ёлку.

 

Она смотрелась в зеркало и видела его,

Он пил горячий кофе, и на дне стакана

Она глядела отраженьем на него,

Как на языческого истукана.

 

Когда на небе первая заря

Закутывала их под одеяло,

Они лежали, словно зеркала,

Друг друга амальгамой отражая…

 

Обеденный перерыв

 

На холодной плитке босыми ногами… –

Приходит понимание вселенной,

Время, протекая между руками,

Делает чудеса обыкновенными.

 

Человеку свойственно преувеличивать:

В кране с водой он видит цунами,

Я сжигаю счета за электричество,

Пусть отключают ток между нами.

 

Берег трётся о реку причалами,

Река ласкает берег течением,

Люди бывают большими и малыми,

Средние – редкие исключения.

 

В зеркале кто-то чистит зубы,

У него, похожая на мою причёска,

Мамины глаза, папины губы,

Ко всему прочему – он мой тёзка.

 

Мир узнаваем до первого взгляда,

Мир предсказуем, как лотерея,

В час, когда солнце будет бесплатным,

Мир обязательно станет добрее.

 

Полдень стучится в окна зноем,

Лето раздаёт зелёные листовки,

Солнце накрывает город прибоем,

Газеты печатают радостные заголовки.

 

Воздастся тому, кто был терпелив

В написании безответных писем,

Смерть – всего лишь обеденный перерыв

Между жизнью и жизнью.

 

Сны Господни

 

Господи, что тебе снилось сегодня?

Ведь неспроста облака твои смяты,

Словно белые простыни с запахом мяты

В какой-то гостинице иногородней.

 

Странный сегодня выдался день,

Видно, тебе, Господи, снились кошмары,

Может, поедешь в Карловы Вары,

Вылечишь чёртову эту мигрень?

 

Ночь как нокаут, сбивает с ног,

Падают звёзды в объятья диванов,

Луна поливает город сметаной,

Трубят электрички в бараний свой рог.

 

Спи, моё счастье, под шерстяным одеялом,

Мне ещё рано тебя будить,

Ты, как проснёшься – попросишь пить,

Я жду давно уже с полным стаканом.