Сергей Марков

Сергей Марков

Можешь ты держать пари: 
У него высокий чин, 
Приезжал на Уссури 
Самый главный мандарин. 
  
Плечи держит на отлет, 
Гладя вышитый погон. 
Десять шелковых знамен, 
Бронированный вагон, 
На площадке пулемет. 
  
И ученый какаду, 
Пестрый корм клевать устав, 
Голосит на весь состав: 
«Вырвем красную звезду!» 
  
Гаоляны высоки, 
В гаолянах зреет злость, 
Ест акульи плавники 
В бронепоезде наш гость. 
  
А в харбинский ресторан 
С круглым шрамом на щеке 
Входит Черный Атаман 
В краснокрылом башлыке. 
  
Машет саблей дорогой, 
А изгнанники кричат: 
«Полегли по сотне в ряд 
От штыков и от гранат 
Добровольцы под Ургой!» 
  
Снег Москвы – теплей перин, 
Спят в Кремле колокола, 
Честь двуглавого орла 
Защищает мандарин! 
  
Пулеметный частокол, 
По штыкам ползет туман, 
Сторожат зеленый стол 
Мандарин и атаман. 
  
Пьют и курят до зари 
В ожиданье эстафет, 
Прочертив на карте след, 
Грозди бешеных торпед 
Разбросав по Уссури. 
  
Шлет депешу Сахалян: 
«Взять границу не могли, 
Кирасиры в гаолян 
На рассвете полегли». 
  
И кричит хунхузский волк: 
«Атаман! За все труды 
Просит мой особый полк 
Вдвое денег и еды!» 
  
Не поможет динамит. 
Зол китайский казначей... 
За кордонами гремит 
Круглый говор москвичей. 
  
Взвыл по-волчьи атаман, 
Отступая на Гирин. 
А учтивый мандарин, 
Позабыв свой важный чин, 
Сел в большой аэроплан. 
  
А забытый какаду, 
Видя сто крылатых звезд, 
На оконную слюду 
Уронил свой пестрый хвост. 
  
И в окне мелькнул лампас, 
Тормоз вдруг засвиристел... 
Выходить не первый раз 
Атаману на расстрел! 
  
          1930


Популярные стихи

Владимир Набоков
Владимир Набоков «Есть в одиночестве свобода»
Ярослав Смеляков
Ярослав Смеляков «Жидовка»
Пётр Межурицкий
Пётр Межурицкий «Конец лета»
Даниил Хармс
Даниил Хармс «Кошки»
Николай Глазков
Николай Глазков «Сентябрь»
Константин Бальмонт
Константин Бальмонт «Она отдалась без упрека...»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Слово о любви»