Сергей Марков

Сергей Марков

Люди скажут: сутул и стар, 
Седеет волос, кривится рот. 
А я потопил германских гусар 
В дремучей трясине мазурских болот. 
  
Я окружил железным кольцом 
Страну сирот и горьких невест, 
И сам император с отекшим лицом 
Надел на меня захватанный крест. 
  
Но вдруг я узнал, что почета царям 
Не хочет отдать измученный строй, 
Тогда я крикнул своим егерям, 
Что каждый из них – храбрец и герой. 
  
Я знаю – они не поверили мне; 
Ведь каждый из них отвечает за всех. 
И с правого фланга в большой тишине 
Послышался злобный и тихий смех. 
  
Кривясь и шатаясь, с парада ушел, 
Узнав, что слава дешевле слез, 
И золоченый царский орел 
Наутро умрет от свинцовых заноз. 
  
Я перед красным столом стоял, 
И на меня смотрела страна, 
Меня помиловал Трибунал, 
И на виски сошла седина. 
  
Но кто помилует муку мою? 
И кто осудит ярость души? 
Я тот, кого смерть боялась в бою, 
Почет отшвырнул, как слепые гроши. 
  
Шершавый кумач шуршит во дворе, 
Шаги детей теплы и легки, 
А я умираю в дымной норе, 
В пыльной Москве, у древней реки. 
  
Холодный засов стучит по ночам, 
И двери отворены в желтый ад; 
Неслышно подходит к моим плечам 
Светящийся взвод германских солдат. 
  
У них не видел никто из родни 
Жестких цветов у белых могил, 
Запомнил лишь я один, как они 
Глотали кровь и раздавленный ил. 
  
Они говорят: «Болотных дорог 
Нам не забыть, умирай скорей, 
Тебя покарает тевтонский бог, 
Железный владыка земли и морей». 
  
Плывет и качается жирный ил, 
Уйдите отсюда, я вовсе не тот, 
Я веру в богов и царей потопил 
В трясине мазурских болот! 
  
          1927


Популярные стихи

Александр Твардовский
Александр Твардовский «Василий Теркин: 11. Поединок»
Алексей Плещеев
Алексей Плещеев «В бурю»
Валентин Гафт
Валентин Гафт «Нож»
Максимилиан Волошин
Максимилиан Волошин «Государство»
Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко «Людей неинтересных в мире нет...»