Сергей Главацкий

Сергей Главацкий

А мы стоим на побережьи моря, как на 
     самой крыше мира, 
Под серебристым светом от невидимой, 
     надломленной Луны, 
И – эта ночь бессмертна здесь, и быть 
     ей скоро – нашим конвоиром, 
Но мир ущербен здесь и продан нам за 
     полцены. 
  
И мы бессмертны, как стоп-кадры, но 
     бессмертие – всегда ущербно, 
И живы мы, пока мы не поймём, что 
     спрятало от нас луну, 
Пока остановил нас ветер цепкий в 
     недвиженьи нашем вербном, 
Пока случайный невидимка миг не 
     провернул… 
  
Индиго-серая волна надломлена медузы 
     дихроскопом, 
И линзой аурелии – лилово-бирюзовая 
     волна. 
Ты вышла из воды, и Лунный Путь, её 
     ксеноновая копоть, 
С твоей не сходит кожи, словно некий 
     тайный знак. 
  
И, как одежды, лучевая эта вакханалия 
     идёт нам, 
Но моря органист, и оркестровый вал, и 
     изумрудный рейд 
Считают, что мы созданы из шелеста 
     бумаг бесплодных – 
Копировальных, из квадратов чёрных – 
     пустырей. 
  
И хочет нам помочь лесов пастельный 
     тихий небожитель-ворох, 
И нас спасти хотят гризайли приполярных 
     монастырских льдов, 
Но море, оттолкнувшись вдруг от нашего 
     дыханья, наших взоров, 
Брезгливо отступает вдаль, на – запад, 
     на – восток. 
  
И в этой странной монохромной 
     голограмме лазерного сада, 
Безудержных лучей луны, и отблесков, и 
     птиц, и немоты, 
Не всё ль равно, дать морю яда или нам 
     самим здесь выпить яду, 
Но – яд беспомощно ущербен, точно как и 
     ты. 
  
Мир-капсула, аттракцион, мир, так и не 
     привитый к Мирозданью, 
Ещё упругий и неукротимый, словно маска 
     палача… 
И ты, среди него, внутри, стоишь, вся – 
     лунная, вся – ожиданье 
Очередных страниц, эпох-ловушек и 
     начал. 
  
Здесь, затаившись, замерев, на самой 
     крыше мира, Хтон и Сирин, 
Лежать я буду, здесь – у самой кромки 
     оркестровой бездны вод, 
Как будто крыша мира – эшафот, как 
     будто сделал харакири 
Мне невидимка здесь, и океан весь 
     мировой – 
  
Моя больная кровь, что превратилась в 
     воду в это воскресенье, 
(Шестая ли, седьмая группа крови? – не 
     понять здесь никому), 
И то ли крови зараженье, то ли адских 
     снов землетрясенье… – 
Она стекла в утробу сумасшествия, во 
     тьму… 
  
А ты – смотри на это свысока, смотри и 
     стой, смотри на это, 
Как смотрят свысока на нас мои 
     заморыши, седые сны – 
Горя, как маятник, в серебряных лучах 
     неведомого цвета, 
На фоне звёзд, откуда лунный свет и нет 
     – Луны.


Популярные стихи

Михаил Дудин
Михаил Дудин «Встречая рассвет»
Дмитрий Кедрин
Дмитрий Кедрин «Мышонок»
Михаил Матусовский
Михаил Матусовский «На безымянной высоте»
Николай Некрасов
Николай Некрасов «Унылый, сумрачный бурлак!...»
Валентин Гафт
Валентин Гафт «Нож»
Кайсын Кулиев
Кайсын Кулиев «Помолчим у горы»