Сергей Дунев

Сергей Дунев

Четвёртое измерение № 34 (490) от 1 декабря 2019 г.

Подборка: Tabula rasa

* * *

 

Холодов

исчерпан лимит,

и уход их

озвучен капелью.

Карандашный рисунок зимы

март раскрашивает

акварелью.

 

Трелью синих синиц,

как сверлом,

мир, разбуженный мартом,

просверлен.

Звонким душем

сквозь дырочки в нём

в душу льются

звуки свирели.

 

* * *

 

Слава Богу, перезимовали.

Наступила оттепель в душе.

Сковывавший сердце лёд печали

Надломился, тронулся уже.

 

Посветлели, прояснились дали.

Несказанный дарит небо свет.

Слава Богу, перезимовали.

Слава Богу, выбрались из бед.

 

Другу

 

Ты живой, покуда помнит душа

О своём крыле!

Инна Лиснянская

 

1

Кипит

Страстей девятый вал,

Не утихает спор с судьбою.

Не дрейфь, дружище! Кто сказал,

Что мы состарились с тобою?

 

Идей и дел невпроворот.

Года – не повод для унынья.

Ничто полёт твой не прервёт,

Покуда будешь верить в крылья.

 

2

К чему нам ложные слова,

Ненастоящие восторги,

Когда – седеет голова,

Когда – не в гору путь, а с горки?

 

Душою искренне прильни

К тому, что истинно прекрасно.

Живём не в радостные дни,

Но, слава Богу, не напрасно.

 

Хотя судьбы бедоворот

Нас беспощадно каруселит,

Вперёд по-прежнему ведёт

Магнит недостижимой цели.

 

3

Мы не скулим о вечной мгле

И не даёмся смерти в лапы.

Пусть годы клонят нас к земле, –

Душой по-прежнему крылаты!

 

Сверстникам

 

Согласитесь со мною, наверно, едва ли,

Но, мне кажется, жизнь ещё в самом начале,

Ещё много чего нам постичь предстоит.

Оттого и душа постоянно болит.

Ей никак невдомёк: если столько здесь дел,

Почему тогда срок такой малый у тел?

Почему, если в путь такой трудный послали,

То гарантию прочности телу не дали?

И терзается, бедная: жизнь впереди,

А костюмчик – того – весь расползся, гляди…

 

Одной фразой

 

*

Раз мы сюда уже с вами попали,

То постараемся вникнуть в детали,

В тонкости все и нюансы процесса,

Разве, скажите, вам не интересно,

Не любопытно разве, скажите,

В тайну проникнуть и сделать открытье?

 

*

Под Богом и с Его участьем,

Без дублей и без всяких проб

Живём, чтоб захлебнуться счастьем

И чтоб творить потом ‒ взахлёб.

 

*

Всё непрочно, потому-то

Надо нам на всякий случай,

Ну, хотя бы на минуту,

Шаг замедлить, чтобы лучше

Разобраться, разглядеть,

Где надёжней, безопасней,

Дабы в суете всечасной

Не сойти с дороги ясной

И не мешкать больше впредь.

 

*

Казалось бы, в дыму

Всё то, что за плечами,

Давно ушло во тьму,

Чего ж тогда печалит,

Покоя не даёт

И долгими ночами

То вдруг наотмашь бьёт,

А то скребёт когтями?..

 

* * *

 

С утра – молчание, потом –

Делишек длинная цепочка.

Весь день в томлении пустом,

От быта на ночь лишь отсрочка.

 

И воспаряет тут душа

И набирается отваги

От шарканья карандаша

По полю чистому бумаги.

 

* * *

 

Молю... Нет, заклинаю: напои!

Сто долгих лет душа моя блуждала

Вдали от той единственной земли,

Где в родниках берёт своё начало

Святая музыка. Мои уста

Сто долгих лет не изрекали слова.

Сто долгих лет душа была пуста.

Так напои и дай мне голос снова!

 

В полнолуние

 

Мы воем на свет электрической лампы,

Когда не хватает Луны.

Они не спасают – хореи и ямбы,

Хотя, убеждали, должны.

 

Нет, горечь не глушат ни рифмы, ни ритмы.

Поэзия тут не сильна.

Так, может, сегодня найти алгоритмы

Нам всё же поможет Луна?

 

* * *

 

Вся даль предо мною простёрта.

Такая в душе благодать,

Как будто прошедшее стёрто,

И заново можно писать.

 

Не в силах объять всего разум,

Но знание в сердце растёт,

Что жизнь – это tabula rasa,

Огромная, как небосвод.

 

* * *

 

Жизнь – тайга, и нрав её не ласков.

Продираюсь. Буреломы, мхи…

Отмечают след, как в страшной сказке,

Чтобы возвратиться мог, стихи.

 

* * *

 

Подковал мужик блоху.

Бог увидел: «Who is who?

Появилося откуда?

Не творил такого чуда!»

 

* * *

 

Стишок черкнуть – проблемы нет,

Коль клёпка есть и хватка.

Стихами полон интернет,

Но в них души нехватка.

 

Сложил две строчки – и поэт.

Хвала и честь поэту!

Свои творенья – тут же в свет.

Но чувств в нетленках нету.

 

Как блочные дома, растут

Тома – затмили солнце…

Неужто впрямь, друзья, сей труд

Поэзией зовётся?