Семён Надсон

Семён Надсон

Памяти Н. М. Д. 
  
Когда затихнет шум на улицах столицы 
И ночь зажжет свои лампады вековые, 
Окутав даль серебряным туманом, 
Тогда, измученный волненьями дневными, 
Переступаю я порог гостеприимный 
Твоей давно осиротевшей кельи, 
Чтоб в ней найти желанное забвенье. 
  
Здесь всё по–старому, всё как в былые 
     годы: 
Перед киотом теплится, мерцая, 
Массивная лампада; лик Христа 
Глядит задумчиво из потемневшей рамы 
Очами, полными и грусти и любви,— 
И так и кажется, что вот уста святые 
Откроет он — и в тишине ночной 
Вдруг прозвучит страдальца тихий голос: 
«Приди ко мне, усталый и несчастный, 
И дам я мир душе твоей больной...» 
  
Вокруг окна разросся плющ зеленый 
И виноград... Сквозь эту сеть глядит 
Алмазных звезд спокойное сиянье, 
И тонет даль, окутанная мглой. 
Раскрыто фортепьяно... На пюпитре 
Твоих любимых нот лежит тетрадь. 
На письменном столе букет увядший 
  
Из роз и ландышей; неконченный эскиз, 
Набросанный твоей неопытной рукою, 
Да Пушкин1 — твой всегдашний друг... 
                         Страница 
От времени успела пожелтеть, 
Но до сих пор хранит она ревниво 
Твои заметки на полях — и время 
Не смеет их коснуться... 
  
                    На стенах 
Развешаны гравюры и картины, 
И между ними привлекает взор 
Один портрет: лазурные, как небо, 
Глаза обрамлены ресницами густыми, 
Улыбка светлая играет на устах, 
И волны русые кудрей спадают 
На грудь... Как чудное виденье, 
Как светлый гость небесной стороны, 
Он дышит тихою, но ясной красотою, 
И, кажется, душа твоя живет 
В портрете этом, светится безмолвно 
В его больших, задумчивых глазах 
И шлет привет из стороны загробной 
Своей улыбкой... Бледное сиянье 
Лампады довершает грезу... 
  
                            Тихо 
Склоняю я пред образом колена 
И за тебя молюсь... Пусть там, за 
     гробом, 
Тебя отрадно окружает всё, 
Чего ждала ты здесь, в угрюмом мире 
Земных страстей, волнений и тревог, 
И не могла дождаться... Спи, родная, 
В сырой земле... Пусть вечный ропот 
     жизни 
Не возмутит твой непробудный сон, 
Пусть райский свет твои ласкает взоры 
И райский хор вокруг тебя звучит 
И ни один мятежный звук не смеет 
Гармонию души твоей смутить... 
  
В моих устах нет слов, — мои моленья 
Рождаются в душе, не облекаясь 
В земные звуки, и летят к престолу 
Творца,— и тихие, отрадные рыданья 
Волнуют грудь мою... Мне кажется, что 
     небо 
Отверзлось для меня, что я несусь 
В струях безбрежного эфира к раю, 
Где ждет меня она, с улыбкой тихой 
И лаской братскою... Оживший, 
     обновленный, 
Вступаю я под сень его святую, 
И мир земной, мир муки и страданий, 
Мне чужд и жалок... Я живу иной, 
Прекрасной жизнью, полною блаженства 
И сладких снов... 
  
                Но вот моя молитва 
Окончена. Святое вдохновенье 
Меня касается крылом своим,— и я 
Сажусь за фортепьяно... Звук за звуком 
Несется в тишине глубокой ночи, 
И льется стройная мелодия... В груди 
Встают минувших дней святые грезы, 
Звучат давно затихнувшие речи,— 
А со стены всё тем же ясным взором 
Глядит знакомый лик — и свет лампады 
Играет на его чертах. И мнится 
Порою мне, что тень твоя витает 
Вокруг меня в осиротелой келье 
И с ласкою безмолвной и горячей 
Склоняется неслышно надо мной... 
  
Пора: рассвет не ждет... Бледнеют 
     звезды, 
И свод небес блеснул полоской алой 
Проснувшейся зари... 
  
          Июнь 1879


Популярные стихи

Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Любовь, измена и колдун»
Сергей Михалков
Сергей Михалков «Дядя Степа»
Владимир Корнилов
Владимир Корнилов «Эпоха»
Дмитрий Быков
Дмитрий Быков «Счастья не будет»
Анри Волохонский
Анри Волохонский «рай»
Валентин Гафт
Валентин Гафт «Пастернаку»