Семён Кирсанов

Семён Кирсанов

в зеркалах не исчезают 
ничьи глаза, 
          ничьи черты. 
Они не могут знать, 
                не знают 
неотраженной пустоты. 
  
На амальгаме 
          от рожденья 
хранят тончайшие слои 
бесчисленные отраженья 
как наблюдения свои. 
  
Так 
  хлорвиниловая лента 
и намагниченная нить 
беседы наши, 
          споры, 
             сплетни, 
подслушав, 
        может сохранить. 
  
И с зеркалами 
          так бывает... 
(Как бы свидетель не возник!) 
Их где–то, может, разбивают, 
чтоб правду выкрошить из них? 
  
Метет история осколки 
и крошки битого стекла, 
чтоб в галереях 
          в позах стольких 
ложь фигурировать могла. 
  
Но живопись — 
          и та свидетель. 
Сорвать со стен ее, 
                стащить! 
Вдруг, 
     как у Гоголя в «Портрете», 
из рамы взглянет ростовщик? 
  
...В серебряной овальной раме 
висит старинное одно,— 
на свадьбе 
         и в дальнейшей драме 
присутствовало и оно. 
  
За пестрой и случайной сменой 
сцен и картин 
          не уследить. 
Но за историей семейной 
оно не может 
          не следить. 
  
Каренина — 
          или другая, 
Дориан Грей — 
          или иной,— 
свидетель в раме, 
            наблюдая, 
всегда стоял за их спиной. 
  
Гостям казалось: 
          все на месте, 
стол с серебром на шесть персон. 
Десятилетья 
          в том семействе 
шли, как счастливый, легкий сон. 
  
Но дело в том, 
          что эта чинность 
в глаза бесстыдно нам лгала. 
Жизнь 
    притворяться 
            наловчилась, 
а правду 
       знали зеркала. 
  
К гостям — 
       в обычной милой роли, 
к нему — 
       с улыбкой, 
              как жена, 
но к зеркалу — 
            гримаса боли 
не раз была обращена. 
  
К итогу замкнутого быта 
в час панихиды мы придем. 
Но умерла 
      или убита — 
кто выяснит,— 
            каким путем? 
  
И как он выглядит, 
               преступник 
(с платком на время похорон), 
кто знает, 
       чем он вас пристукнет: 
обидой, 
     лаской, 
          топором? 
  
Но трещина, 
        изломом призмы 
рассекшая овал стекла, 
как подпись 
     очевидца жизни 
минувшее пересекла. 
  
И тускло отражались веки 
в двуглавых зеркальцах монет. 
Все это 
      спрятано навеки... 
Навеки, думаете? 
               Нет!—

Поэтическая викторина

Популярные стихи

Афанасий Фет
Афанасий Фет «Как ярко полная луна»
Корней Чуковский
Корней Чуковский «Головастики»
Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко «Настя Карпова»
Александр Кушнер
Александр Кушнер «Вводные слова»
Михаил Матусовский
Михаил Матусовский «Баллада о солдате»
Михаил Исаковский
Михаил Исаковский «Детство»
Григорий Поженян
Григорий Поженян «Я такое дерево…»