Саша Чёрный

Саша Чёрный

Томясь, я сидел в уголке, 
Опрыскан душистым горошком. 
Под белою ночью в тоске 
Стыл черный канал за окошком. 
  
Диван, и рояль, и бюро 
Мне стали так близки в мгновенье, 
Как сердце мое и бедро, 
Как руки мои и колени. 
  
Особенно стала близка 
Владелица комнаты Алла... 
Какие глаза и бока, 
И голос... как нежное жало! 
  
Она целовала меня, 
И я ее тоже — обратно, 
Следя за собой, как змея, 
Насколько мне было приятно. 
  
Приятно ли также и ей? 
Как долго возможно лобзаться? 
И в комнате стало белей, 
Пока я успел разобраться. 
  
За стенкою сдержанный бас 
Ворчал, что его разбудили. 
Фитиль начадил и погас. 
Минуты безумно спешили... 
  
На узком диване крутом 
(Как тело горело и ныло!) 
Шептался я с Аллой о том, 
Что будет, что есть и что было, 
  
Имеем ли право любить? 
Имеем ли общие цели? 
Быть может, случайная прыть 
Связала нас на две недели. 
  
Потом я чертил в тишине 
По милому бюсту орнамент, 
А Алла нагнулась ко мне: 
«Большой ли у вас темперамент?» 
  
Я вспыхнул и спрятал глаза 
В шуршащие мягкие складки, 
Согнулся, как в бурю лоза, 
И долго дрожал в лихорадке. 
  
«Страсть — темная яма... За мной 
Второй вас захватит и третий... 
Притом же от страсти шальной 
Нередко рождаются дети. 
  
Сумеем ли их воспитать? 
Ведь лишних и так миллионы... 
Не знаю, какая вы мать, 
Быть может, вы вовсе не склонны?..» 
  
Я долго еще тарахтел, 
Но Алла молчала устало. 
Потом я бессмысленно ел 
Пирог и полтавское сало. 
  
Ел шпроты, редиску и кекс 
И думал бессильно и злобно, 
Пока не шепнул мне рефлекс, 
Что дольше сидеть неудобно. 
  
Прощался... В тоске целовал, 
И было всё мало и мало. 
Но Алла смотрела в канал 
Брезгливо, и гордо, и вяло. 
  
Извозчик попался плохой. 
Замучил меня разговором. 
Слепой, и немой, и глухой, 
Блуждал я растерянным взором 
  
По мертвой и новой Неве, 
По мертвым и новым строеньям,— 
И было темно в голове, 
И в сердце росло сожаленье... 
  
«Извозчик, скорее назад!» — 
Сказал, но в испуге жестоком 
Я слез и пошел наугад 
Под белым молчаньем глубоким. 
  
Горели уже облака... 
И солнце уже вылезало. 
Как тупо влезало в бока 
Смертельно щемящее жало! 
  
          1910

Поэтическая викторина

Популярные стихи

Николай Некрасов
Николай Некрасов «Душно! без счастья и воли»
Вероника Тушнова
Вероника Тушнова «Не боюсь, что ты меня оставишь»
Белла Ахмадулина
Белла Ахмадулина «Я думала, что ты мой враг...»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Тихо летят паутинные нити»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Одно письмо»