Роман Смирнов

Роман Смирнов

Четвёртое измерение № 9 (537) от 21 марта 2021 г.

Подборка: Ангелы любят пати

* * *

 

Скоро кончится лето. Оно

умирает, и это – константа.

Скоро новое будет вино.

Разопьётся с друзьями когда-то.

 

Что-то может случиться ещё

долгожданно, неявно и странно,

и споёт риторично сверчок,

или скажет неслышно о главном.

 

Скоро, скоро, как скоро всегда.

Здесь поэту родиться не сложно.

Вот упала за горку звезда.

Отыщи и возьми осторожно.

 

Блокнот

 

Купив себе блокнот для строк,

он думал: буду прям и строг,

правдив, внимателен и добр,

что если дом, то это – дом,

что если гроб, то это – гроб,

окошко, кошка…

 

Он думал так. Блокнот лежал.

Тянулись дни, базар, вокзал.

Женитьба, дети. Сына в сад,

а дочку в ясли. Сыт и рад.

Бежали годы. Долг, развод.

Завод и премия раз в год.

 

Он жил. Блокнот вблизи держал.

Когда же реже задышал,

пришли к нему и сын, и дочь,

просили, как ему помочь,

и он тихонечко привстал,

как будто только это ждал,

достал блокнот и… не открыл,

а сыну подарил.

 

* * *

 

просыпаешься лириком

ставишь чайник на газ

смотришь новости в мире как

в этот раз в этот раз

 

вот читаешь и тянешься

к пачке полупустой

ну какая тут лирика

если в жизни отстой

 

реализмь это батенька

урбанизм и тэ дэ

верлибристу понятненько

а тебе а тебе

 

рифмы нет и просодии

и созвучий иных

но так хочется хосподи

хоть какой-нибудь стих

 

и летит постмодерная

строчка в пепельницу

соковидная да недельная

поднимая пыльцу

 

неспроста как от выжига

защищая глаза

спать идёшь метафизиком

и цепляешься за

 

* * *

 

Любимый дворник мой,

Махмад черноголовый,

ты собираешь медь,

и листья во дворе.

Привет, тебе, привет.

Твои глаза – два плова,

томятся круглый год

на медленном огне.

Сегодня нет дождя.

Ты песню напеваешь.

Мне речь твоя темна,

как рыбе камыши,

но мягок горлу звук

и уху, понимаешь.

Мети, прошу, мети,

и веточкой маши.

Когда поступит снег

по-нашенски с тобою,

ты деньги соберёшь

и вышлешь в Пенджикент.

Мой давний друг Махмад,

со светлой головою,

сегодня нет дождя,

привет, твоим, привет.

 

* * *

 

Может быть, мэй би, мабудь,

Доживём, продолжим путь,

Заживём душой и телом,

Говоря: не в этом суть.

 

А душа и ни при чём,

Что-то с чем-то за плечом –

Нам бы выйти, встретить друга

И обняться горячо,

 

Долго за руку держа.

Есть границы, нет держав.

Рассказать ему об этом,

Словно вдоволь жито сжать.

 

Много будет этих встреч,

Где объятия, как речь?

Может быть, мабудь, наверно.

Столько, сколько хватит плеч.

 

* * *

 

Гуляли подружку да бросили,

Августу с гусиною кожею,

и пишешь поэзы по осени

про это весёлое пожили.

 

И так продолжается, жалится,

до снега, сошедшего искренне,

и если сосуды сужаются,

то это креплёные истины.

 

Ты смотришь на рюмочку ясную

глазами от знания мутными.

Печали бывают прекрасные.

Веселья бывают минутные.

 

Денежное дерево

 

Стоят на подоконнике горшки

цветочные. В них денежное дерево.

Одно спустило воду в корешки,

другое в процветание поверило.

 

Одно почти согнулось пополам,

не видя за окном погоду вешнюю,

другое перевыполнило план,

зелёными монетами увешано.

 

Вот так стоят два комнатных цветка,

неравные на общем основании,

и, в общем-то, для нового витка

истории готово всё заранее.

 

* * *

 

В свободное от работы время

ангелы выпускают синглы

договариваются о пати

собираются потусить на облаке

самом белом в округе

сначала все хвастают у кого круче трубы

потом извлекается музыка

естественно архипрекрасная

так как понятия времени не существует

никто не знает когда пора разлетаться

главное не наступить на крылья

обязательно кто-то останется

после исполнения негласного гимна

посвешивать ноги вниз

и снова вести разговор о том как

один ловит на удочку

другой сеть забрасывает

но оба ждут

ранним утром

в одиночестве и тишине