Роберт Рождественский

Роберт Рождественский

Подъезды встречают мерцаньем нечётким,  
и бухает дверь за стеной деловито… 
  
В подъездах  
целуются парни  
               с девчонками. 
А я им завидую. 
Очень завидую… 
Я всё это помню до малых подробностей:  
дорога ещё непонятна,  
не начата. 
И сразу же –  
  нагромождение сложностей,  
в которых земля  
для любви  
предназначена! 
Впервые приходится  
            сложно молчать,  
всё понимать с полуслова. 
И на записки  
            не отвечать  
загадочно,  
долго,  
сложно. 
Впервые пугают  
          случайные взгляды. 
И время  
как вкопанное остановилось! 
И веришь в великие  
             сложные клятвы… 
  
Неужто  
из сложности этой  
я вырос?! 
Я старше. 
Я здорово знаю сам:  
пустяшней  
         всех пустяков  
к девичьим сердцам,  
дрожащим сердцам  
подбирать  
         отмычки стихов. 
Как всё это просто! 
До смеха. 
До жути. 
Далёкие клятвы  
            однажды затихли. 
  
Влюблённые мальчики,  
не обессудьте! 
Наверно,  
        и вас  
пустота настигнет… 
Целуются  
восемнадцатилетние  
самозабвенно  
            и неутомимо. 
В восторженном лепете,  
собственном лепете  
для них  
открываются сложности  
мира!.. 
А я  
    опускаю голову вниз. 
Влюблённых  
я обхожу осторожно. 
И очень тихо прошу: 
- Вернись,  
та,  
первозданная сложность. 
  
          1985